Уступит ли рифма верлибру полностью свои позиции в русской словесности? Кто из современных поэтов изобрёл в рифме что-то новое?

605
2
0
10 ноября
20:01
ноябрь
2015

Думаю, нет, полностью не уступит. Она утратила лидерство (в XX веке почти тоталитарное), но остается важным выразительным средством. Кто-то из-за этого может счесть русскую поэзию архаичной, но мне кажется, это говорит только о том, что потенциал рифмы не исчерпан (как и о том, что традиционная русская просодия сумела, наряду со свободным стихом, продолжить говорить о важном, сокровенном, неангажированном; например, польский поэт Дариуш Суска рассказывал мне, что в Польше вплоть до недавнего времени к рифме относились с предубеждением именно потому, что она ассоциировалась с казенными стихами, пропагандистскими песнями; у нас сейчас роль подобного жупела могла бы исполнить, например, поп-музыка).

Что касается новых изобретений: придумать тут что-то новое очень сложно, но некоторые поэты вводят в обиход редкие, маргинальные типы рифм — например, многообещающей кажется работа с разноударной рифмой («колода — борода», «поплавок — прилавок», «поставил — отравил»); активнее всех этот прием использует Владимир Гандельсман, поэт вообще технически виртуозный. У него это получается очень изящно. Все чаще сейчас прибегают к диссонансным рифмам, в которых совпадают, полностью или частично, согласные, но различаются ударные гласные («тучки — тачки», «жатва — молитва»). Вкус к составным рифмам (за исключением собственно игровой поэзии, как у Германа Лукомникова: «Ку-ку! Русская / Кукурузка я») и к ассонансам в духе шестидесятников, по моим наблюдениям, сейчас пропал, хотя есть важные исключения (например, один из лучших работающих с ассонансами поэтов — Алексей Королев).

Лев ОборинОтвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
13
0
ноябрь
2015

Я бы добавил к соображениям коллеги Оборина, что в целом идея поиска новых рифм принадлежит в русской поэзии середине XX века и с тех пор более или менее снята с повестки дня: все созвучия уже так или иначе испробованы (помимо упомянутых — это, например, рифма с использованием иностранных слов, или рифма с переносом, при которой одно из рифмующих слов разорвано концом строки). Но продолжаются попытки переосмыслить роль и назначение рифмы. Например, рифма может пониматься как цитата: редкая пара слов была уже кем-то зарифмована — и более поздний поэт, используя эту же рифму, тем самым привязывает свое стихотворение к стихотворению предшественника. Или же рифма может размываться в распространённой на всю длину строки стихии звуковых перекличек:

что за слово-то ношеное от старшего по наследству

как весы покаты а мать с отцом ещё молоды и тревожны

не досталось кому серебряной ложки к тем едут

в крахмальных халатах практиканты из неотложки

тряпки нараспашку пелёнки над кроваткой иконки

— в этом отрывке из стихотворения Станислава Львовского созвучия на концах строк довольно неточные, зато внутри строк множество гораздо более точных созвучий (покаты — практиканты, ложки — неотложки etc.), и это создаёт своеобразный звукосмысловой эффект.

11
0
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта