3980
4
0
9 ноября
21:48
ноябрь
2015

Вероятно, примерно так же, как он предлагал Александру III поступить с террористами из "Народной воли". Помиловать, возможно, выслать и в любом случае бороться с ними идейно, ненасильственными методами. Он считал, что террористов необходимо переубедить, доказать им, что их методы не годятся для достижения их же собственных целей.

Лев Толстой был убежден, что террор "снизу" порожден и подпитывается репрессиями "сверху" и поэтому считал абсолютно бесперспективными военно-репрессивные методы борьбы с терроризмом.

31
0
ноябрь
2015

Л.Н.Толстой, по крайней мере, в зрелые годы осуждал войны. Стоял на христианской позиции нейтралитета. Поэтому можно предположить, что военное разрешение этого вопроса для него было бы неприемлемым. Это можно подтвердить его словами из статьи о русско-японской войне "Одумайтесь!"

"Ведь совершенно очевидно, что если мы будем продолжать жить так же, как теперь, руководясь как в частной жизни, так и в жизни отдельных государств одним желанием блага себе и своему государству, и будем, как теперь, обеспечивать это благо насилием, то, неизбежно увеличивая средства насилия друг против друга и государства против государства, мы, во-первых, будем все больше и больше разоряться, перенося большую часть своей производительности на вооружение; во-вторых, убивая в войнах друг против друга физически лучших людей, будем все более и более вырождаться и нравственно падать и развращаться.

Что это так будет, если мы не изменим нашей жизни, это так же верно, как математически верно то, что две непараллельные линии должны встретиться. Но мало того, что это теоретически верно: в наше время это становится верно уже не для одного рассудка, но и для чувства. Пропасть, к которой мы идем, уже становится видна нам, и самые простые, не философствующие, неученые люди не могут не видеть того, что, все больше и больше вооружаясь друг против друга и истребляя друг друга на войнах, мы, как пауки в банке, ни к чему иному не можем прийти, как только к уничтожению друг друга".

Следовательно, Л.Толстой был бы за любой возможный мирный вариант. В то же время он осуждал насилие и признавал право государства наказывать за преступления, но был против смертной казни. Это религиозная и нравственная позиция

12
0
ноябрь
2015

Видимо, примерно так: " Я понял в первый раз, что центр тяжести всей мысли в словах: "не противься злу", а что последующее есть только разъяснение первого положения.

Я понял, что Христос нисколько не велит подставлять щеку и отдавать кафтан для того, чтобы страдать, а велит не противиться злу и говорит, что при этом придется, может быть, и страдать. Точно так же, как отец, отправляющий своего сына в далекое путешествие, не приказывает сыну -- недосыпать ночей, недоедать, мокнуть и зябнуть, если он скажет ему: "Ты иди дорогой, и если придется тебе и мокнуть и зябнуть, ты все-таки иди". Христос не говорит: подставляйте щеки, страдайте, а он говорит: не противьтесь злу, и, что бы с вами ни было, не противьтесь злу. Слова эти: не противься злу или злому, понятые в их прямом значении, были для меня истинно ключом, открывшим мне все. И мне стало удивительно, как мог я так навыворот понимать ясные, определенные слова. Вам сказано: зуб за зуб, а я говорю: не противься злу или злому и, чтобы с тобой ни делали злые, терпи, отдавай, но не противься злу или злым. Что же может быть яснее, понятнее и несомненнее этого?" (Л. Толстой, "В чем моя вера?"

9
1
показать ещё 2 ответа
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта