Почему "десяТЬ, двадцаТЬ, тридцаТЬ... пятьдесяТ, шестьдесяТ..." , но "сорок" ?

10373
2
1
9 ноября
20:58
ноябрь
2015

Изначально число 40 называлось по тому же принципу – «четыре десѧте» (раскоряка в последнем слове читается как «я»). Но суровые законы рынка внесли коррективы в наш язык. Тут дело в том, что на Руси очень ценились собольи шубы, а для пошива одной требовалось как раз 40 собольих шкурок. Такой вот комплект из 40 шкурок был единицей меры и торговли, и для удобства расчетов и хранения заворачивался в специальную ткань, которая и называлась «сорок» (сорочка, кстати, является родственным словом). И постепенно слово «сорок» стало употребляться не только в значении партии из 40 шкурок, но и для названия числительного 40 в целом.

199
3
июнь
2016

Сейчас будет более занудный ответ)

Это действительно очень интересный вопрос. Кроме этого взгляда на этимологию числительного, также есть и модель слависта М. Фасмера. Обратимся к его словарной статье.

со́рок

род. п. -а́, укр. со́рок, др.-русск. сорокъ "сорок" (РП, Ипатьевск. летоп.), "связка из 40 собольих шкур" (часто в грам. ХIV–ХV вв.; см. Срезн. III, 465 и сл.). Из русск. заимств. польск. sоrоk "связка из 40 собольих шкур" (XVI–XVII вв.; см. Брюкнер 507). Это русск. слово сменило более древнее четыре десѧте.

Часто объясняется как заимств. из греч. (τε)σσαρακοντα [(тэ)ссарАконта - прим.] "сорок", откуда нов.-греч. σαράντα [сарАнта - прим.], или же из греч. τεσσαρακοστή [тэссараконтИ - прим.], ср.-греч. σαρακοστή [сараконтИ - прим.] "сорокадневный пост"; см. Мi. ЕW 316 и сл.; Брюкнер, там же; Ягич, AfslPh 31, 233; Вакернагель, Nachr. d. Gött. Ges. d. Wiss., 1904; Geschäftl. Мitt. 104; Мурко, WuS 2, 134 и сл. Эта этимология не учитывает др.-русск. знач. "связка собольих шкур". Объяснение из позднегреч. σαράκοντα "40" наталкивается на трудности в связи с ранним выпадением -ко- в греч. слове (уже в IХ в.; см. Хацидакис, Einl. 150). Поэтому, вероятно, следует предположить связь с соро́чка в подражание др.-сканд. serkr "рубаха", а также "200 шкур" (Фальк–Торп 959); см. Рожнецкий–Педерсен, KZ 39, 369 и сл.; Фасмер, KZ 41, 155 и сл.; Гр.-сл. эт. 188; RS 5, 121; Грюненталь, AfslPh 42, 318; Кипарский 100; Штайнхаузер, "Slavistična Revija", 3, 286. Что касается знач., то Грюненталь приводит слвц. meru "сорок" из венг. mérő "мешок". В др.-сканд. системе счета 1 serkr = 5 тимбров (timbr), 1 тимбр = сорок шкур. Согласно Э. Шрёдеру, "история денежных единиц – это, как правило, история снижения их стоимости".

••

(Тем не менее, изложенные этимологии не могут удовлетворить. Не исключена возможность, что со́рок восходит к др.-вост.-слав. *съркъ, заимств. из тюрк.; ср. тур. kirk "сорок", с диссимиляцией k – k > s – k; ср., возм., собака < тюрк. köbäk; ср. еще кара́сь, относительно которого см. выше, дополнения, и Мошинский, JР, 39, 1959, стр. 5 и сл. К истории этого числительного см. также Карпенко, Науковi Зап. Чернiвецьк. унiв., 31, 1958, стр. 23 и сл.; Енсен, Wiss. Zschr. d. Univ. Rostock, Gesellschafts- u. sprwiss. R. 1, 1951–1952, Н. 2, стр. 21–24. – Т.)

Как мы видим, все довольно запутанно. Что можно сказать, так это что греческое происхождение неубедительно, т.к. и правда не учитывает значения "связка собольих шкур", плюс -ко- отпадает довольно рано. Кроме значения слова "сорок" из связки собольих шкур, Фасмер также предполагает заимствование из скандинавских систем счета денег и из тюркской системы числительных. В пользу скандинавской версии говорит сходные с древнерусским значения слова serkr (рубаха и 200 шкур), что не отрицает правдивость версии о шкурах. Турецкое заимствование же легко объясняется фонетическими переходами.

0
0
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта