15835
12
3
8 ноября
17:16
ноябрь
2015

На самом деле, я думаю, что по той же причине, по которой и все остальные должны читать Айн Рэнд. Русские в этом смысле ничем не отличаются от остальных, хотя я и буду говорить о том, что в некоторых аспектах вам, возможно, Айн Рэн нужнее, чем нам в Америке, но в любом случае читать Айн Рэнд должны все. И я хочу сосредоточиться... Конечно, можно очень много всего сказать на эту тему, и мы можем обо многом поговорить, когда дойдём до объективизма, до идей Айн Рэнд, до её философии. Но я хочу сосредоточиться на двух элементах. Один — это то, почему вы должны читать Айн Рэнд для себя, как индивидуум, для своей собственной жизни. А второй — это то, почему нужно читать Айн Рэнд, если вы хотите улучшить политическую систему, если вы хотите улучшить общество, если вы хотите жить в лучшем мире. Итак, это, конечно, не два совсем различных вопроса, они очень тесно связаны, и мы увидим, как они связаны. Но я хочу сосредоточиться на этих двух, и, опять же, тут многое можно будет обсудить, и я уверен, что мы этим займёмся, когда придёт время вопросов после лекции.

Итак, почему нужно читать Айн Рэнд для себя как для индивидуума? Айн Рэнд бросает вызов самой сути этики и морали, которая существует на Западе и на Востоке как минимум в последние 2000 лет. Она оспаривает сами идеи, которым нас учат с ранних лет наши мамы, проповедники, священники, учителя. Она бросает вызов той идее, которая является огромной частью западной культуры с момента возникновения христианства: идее, что жизнь индивидуума имеет смысл только в той мере, в которой он служит другим, что мораль, этика, сама идея добра, благородства, добродетели, справедливости — это концепты, которые связаны с тем, как мы относимся к другим людям, что мораль в общем и целом — это просто учебник по тому, как вести себя с другими людьми. А как нам нужно относиться к другим людям? Нас учат, что нужно жертвовать собой ради них, ставя свои интересы на последнее место, а их интересы — на первое. Я вырос в правильной еврейской семье, и моя мама всегда говорила мне: «Думай о себе в последнюю очередь, а о других людях — в первую». Конечно, она на самом деле не это имела в виду, потому что ни одна мать не имеет этого в виду, но это то, что мы все говорим своим детям. Мы учим их на примере историй о великих жертвах и благородстве жертвы, благородстве пожертвования своей жизнью, своим имуществом ради других людей. Нас учат с юных лет тому, что это хорошо, правильно, справедливо и благородно.

И Айн Рэнд говорит: почему? Это очень простой вопрос — почему? Почему жизнь — это самопожертвование? Почему жизнь — это про других людей, а не про себя самого? Почему моя жизнь как индивидуума не так важна, как ещё чья-то жизнь? Почему моя жизнь менее важна? Разве мы не должны выяснять, как жить настолько хорошо, насколько это возможно, вместо того, чтобы выяснять в некотором смысле, как умереть по какой-то внешней причине или как преуменьшить своё ради других людей? То есть она отвергает моральные принципы, которые называются альтруизмом. И не она придумала этот термин, его ввёл в XIX веке философ по имени Огюст Конт, и оно означает «другизм», то есть ставить благополучие других выше своего собственного. Он вообще говорил о том, что если ты хочешь поступить нравственно, этически правильно, то никогда не думай о том, какая для тебя выгода в твоём поступке. Если даже оказание помощи другим делает тебе лучше, то, как только ты думаешь «Это сделает мне лучше», это уже не считается нравственным поступком, потому что ты вообще не принимаешься в расчёт. Айн Рэнд отвергает такое понимание нравственности и предлагает альтернативные моральные принципы. И в этом смысле она воскрешает, если угодно, античную традицию нравственности, традицию, которая восходит к Аристотелю. Это традиция, которая говорит, что нравственность — это не про самопожертвование, вообще не про других людей, а про себя самого. Моральные принципы — это то, что делает твою жизнь как индивидуума наилучшей жизнью, которой она может быть, наиболее привлекательной, наполненной, процветающей жизнью, которая только возможна, наиболее счастливой жизнью, которая возможна. Аристотель использовал греческое слово εὐδαιμονία, эвдемониа, которое примерно переводится как счастье или процветание как цель жизни. И тогда нравственность и вообще всё поле этики должны стать наукой, настоящей наукой, которая научит нас, как добиваться успеха в жизни, как научиться жить хорошо. Потому что человек не рождается с этим знанием, мы не знаем, как жить хорошо, мы должны этому научиться. Мы вообще ничего как следует не знаем. Это и отличает человека от представителя любого другого вида. У них есть генетически заложенная программа, благодаря которой они в точности знают, как питаться, как охотиться, им не нужна одежда, не нужно строить здания, они просто инстинктивно знают всё, что нужно. Но мы, люди, не знаем всех этих вещей, нам приходится им учиться, нам приходится выяснять, как это работает. Так что нам нужно выяснить — и это то, чем занимаются все философы, то, зачем нам вообще нужна философия, - что такое хорошая жизнь, и как её достичь, и существуют ли объективные критерии того, что ведёт к хорошей жизни, а что ведёт к плохой жизни, что ведёт к счастью, а что — к катастрофе и страданиям. Айн Рэнд считает, что такие критерии точно существуют. Если изучать историю, если смотреть на людей вокруг, если набираться жизненного опыта, то становится понятно, что определённые действия, определённые ценности хороши для людей, а определённые действия и ценности — нет.

Итак, я не буду здесь углубляться в тонкости всей нравственной теории, но важно понимать, что моральные принципы Айн Рэнд имеют отношение к тебе, к ценности твоей жизни и к достижению наилучших результатов в своей жизни. Но она имела в виду определённые объективные принципы, которые приведут человека к достижения этой цели. Она не субъективист в философском смысле. Она не говорит о том, чтобы использовать свои эмоции и капризы для того, чтобы выбрать, что хорошо для человека, а что нет. Она определяет самую важную ценность для человека, самую важную ценность, являющуюся инструментом, который позволяет нам выживать, процветать, жить, творить. Что же это? Что позволяет нам иметь одежду, охотиться, чтобы иметь пищу (нужно же охотиться, чтобы добывать пищу) и... Что позволяет нам создавать компьютеры и делать все те фантастические вещи, которые нам доступны? Что является уникальным свойством человека, позволяющим ему создавать все ценности, которые мы имеем? Если так посмотреть, то мы же довольно жалкие животные. Мы слабые, медленные, у нас нет когтей, у нас нет клыков. Попробуйте-ка угнаться за буйволом и схватить его зубами — вы не сможете этого сделать. Нам приходится планировать, выстраивать стратегию, делать ловушки, создавать оружие, что означает, что нам нужно использовать что? Знание. Значит, мы должны использовать наш мозг. Что является уникальным свойством человека, нашего вида, всего, что мы создаём, всего, что мы делаем, это то, что всё это возникает в человеческом мозге. Соответственно, разум, способность быть разумным, способность мыслить рационально — это самая важная ценность и наша главная добродетель.

Итак, для Рэнд, если свести её нравственную теорию, её этические идеи к одному принципу, к одной заповеди (она была бы в ужасе — в этике не может быть заповедей, да), то это будет: думай, используй свой мозг, выясняй, думай, думай, думай. Всё остальное в её системе моральных координат, всё остальное в её моральном кодексе — это производные от идеи использования своего разума. Не потакай капризам и эмоциям — это приводит к несчастьям. Любой, у кого есть жизненный опыт, знает об этом. Разум — вот что позволяет нам получать различные ценности. Не то чтобы эмоции — это плохо. Множество раз люди рисовали карикатуры на Айн Рэнд, где изображали её холодной и безэмоциональной. Эмоции — это замечательно, как видите, я и сам очень эмоциональный парень. Эмоции — это то, как мы получаем опыт в жизни, как мы испытываем радость и то самое счастье, которого стремимся достичь. Так что эмоции важны, просто они не являются инструментом познания. Они имеют отношение непосредственно к тебе большее, чем ко всему остальному, но при этом они не являются инструментом принятия решений Итак, для Рэнд, повторюсь, нравственность сводится к размышлению, к использованию разума для получения ценностей, для достижения своих целей, своего счастья.

Итак, почему это важно? Что ж, это важно потому, что никто на самом деле с самого начала времён, если не считать нескольких исключений тут и там в истории философии, не формулировал эгоистический моральный кодекс, моральный кодекс, сосредоточенный на процветании, на индивидуальном счастье и индивидуальном успехе. Все остальные философы, даже по-настоящему хорошие, принимали христианскую мораль такой, какой она была, принимали идею благородства и добродетельности самопожертвования, важности других, а не себя. Так что она была первым и, я думаю, наиболее значительным защитником нравственности эгоизма. Если вы цените свою жизнь, цените своё счастье, если вы хотите быть успешным в жизни, вам нужно читать Айн Рэнд. Она пишет об этом в романе «Атлант расправил плечи», но не только, ещё в своих эссе, у неё есть книга под названием «Добродетель эгоизма», не знаю, переведена ли она на русский. Может быть, да, может быть, нет. ОК. Она есть на русском? ОК.

Вот почему это важно для вас, для вашей жизни, для того, как вы воспринимаете жизнь. Это знание, как сделать свою жизнь лучше и как жить лучшей жизнью, как достичь счастья и самоуважения, которое вы можете получить из её книг. Но Айн Рэнд важна и в политическом смысле. Политика этатизма, мир этатизма, будь это социализм, фашизм, или любая переходная форма, или просто разные вариации этатизма, все они опираются на специфический этический кодекс и все они принимают как данность то, что вы согласны в некотором роде с христианской нравственностью самопожертвования. Они все дальше играют с тем, ради кого вы должны приносить себя в жертву. В христианстве важнейшая жертва — это жертва Богу, но в то же время надо и приносить себя в жертву соседу. Маркс требует, чтобы вы жертвовали собой ради пролетариата, ради группы, ради определённого коллектива, который существует вот здесь, наверху. Гитлер требовал жертв ради расы, опять же, ради определённого коллектива. Но принцип всех этатистов, всех националистов, всех людей, которые хотят контролировать вашу жизнь, состоит в том, что это ваша обязанность и ответственность — жертвовать собой ради чего-то, подставьте необходимое, что ваша жизнь на самом деле вам не принадлежит, что она принадлежит какой-то другой группе, будь то государство, церковь, племя, фюрер, Папа, это уже неважно. Этот принцип один для всех. И они всегда используют один и тот же язык: общее благо, общественные интересы, матушка Россия, матушка Америка — нет никакой разницы. Это всегда разные способы сказать одно и то же: ты не имеешь значения, а группа — имеет. А поскольку группа не может говорить, ей нужен лидер. И выбирает ли она его на демократических выборах или этот лидер просто возникает сам по себе, не имеет большого значения — группе нужен лидер, они выступают за своего лидера, а твой долг — это делать то, что требует от тебя группа.

Чтобы оспорить это, человеку нужно, на мой взгляд, предложить альтернативный этический кодекс. Нельзя просто сказать: «Хотелось бы быть свободным и иметь права». Если ты всё ещё принимаешь идею о том, что твоя жизнь, твоя цель, твоя нравственность требует того, чтобы служить другим, тогда на чём же будет основываться эта свобода? Нельзя просто начать, на мой взгляд, с идеи принципа ненападения — никто не примет ваш принцип ненападения. Вам известно о принципе ненападения? Его отправная точка — это отсутствие силы, отсутствие насилия, принуждения. И я в это верю, потому что принуждение — это плохо. Но если я верю, что моя... Если вы верите в то, что цель вашей жизни — служить вот тем людям, то почему я не могу принудить вас служить им? Это сделает меня лучше и им тоже сделает лучше: я поступлю нравственно, а они получат то, чего раньше не имели. Заберите мои деньги, отдайте их им, заберите мою свободу — моральные принципы это одобряют. И я не понимаю — почему? Этатизм доминирует, он растёт, несмотря на все успехи свободы, на все достижения прав человека там, где это испробовали, все успехи капитализма там, где это испробовали, всё всегда снова отклоняется в сторону этатизма. Я живу сегодня в Америке. Мы были свободны 150 лет назад. С того момента мы становимся всё менее, и менее, и менее, и менее свободны. Мы всё ещё свободнее, чем Россия, но мы идём в неверном направлении, и неважно, кто выигрывает какие выборы, неважно, демократ ты или республиканец: всё, что они делают, это усиливают государство и стараются контролировать нашу жизнь тем или иным способом.

Почему это так? Не потому, что капитализм провалился, не потому, что есть экономические проблемы. Капитализм имеет огромный успех повсюду, где применяется, в той мере, в которой он применяется. Причина в том... Причина глубже, и она касается морали. Причина в том, что все мы воплощаем в жизнь идею, что наша жизнь на самом деле не принадлежит нам самим, что мы должны жертвовать собой, и мы голосуем за лидера, который позволит нам жертвовать собой более эффективно, более продуктивно, что бы это, чёрт возьми, не значило. Но мы не ставим под сомнение само представление, не бросаем вызов самой идее. А я думаю, что как раз этому и нужно бросить вызов. Идея, которая была у отцов-основателей, состоит в том, что твоя жизнь принадлежит тебе. Почему она принадлежит тебе? Потому что, как учит нас Рэнд, в нравственном смысле наша цель в жизни — это наш успех и наше счастье. Мы как индивидуумы являемся единицами, а не мы как группа являемся одной единицей. Итак, принцип свободы должен быть основан на принципе индивидуализма, а принцип индивидуализма должен быть основан на моральном кодексе индивидуализма. И нет никакого другого морального кодекса индивидуализма, кроме того, которому нас научила Айн Рэнд. Ничто в мире больше не представляет из себя моральную основу индивидуализма. Многие теории пытаются смешать всего понемногу, чтобы права и свободы были здесь, сверху, а коллективная нравственность вот здесь, внизу. И что же получается? Это не работает. Заметьте, что коллективисты, моральные коллективисты в итоге не заботятся о том, как себя чувствует группа, коллектив, их не интересует коллектив. Что же их в конце концов интересует? Их интересует то, чтобы лучшие были сбиты с ног. Они не заботятся о том, насколько хорошо каждому человеку.

Я приведу простой пример. Кто больше вложил в благосостояние человечества, в преодоление бедности, в успешность жизни — Билл Гейтс или Мать Тереза? Кто сделал больше для того, чтобы человечество победило бедность — Билл Гейтс или Мать Тереза? Билл Гейтс, конечно, на порядки, в тысячи раз, в миллионы раз больше. На планете нет практически ни единого человека, которого бы не затронула деятельность Билла Гейтса, чья жизнь не стала бы лучше в какой-то мере благодаря Биллу Гейтсу. Мать Тереза спасла несколько тысяч людей от смерти, но затем она оставила их в бедности, потому что она не верила в то, что им можно дать возможность подняться. Билл Гейтс изменил мир, миллиардам людей стало лучше жить. Стоило бы ждать того, что Билл Гейтс будет героем, святым, что мы будем устанавливать его статуи и называть его именем улицы. Но нет: пока он в «Майкрософт», он злодей. А почему он злодей? Потому что он зарабатывал деньги, помогая другим людям, он себе лично заработал 70 миллиардов долларов. То есть тот факт, что он сделал жизнь людей лучше, не волнует коллективистов, значение имеет только то, что он сам получил от этого выгоду. И когда же Билл Гейтс стал немного лучше, когда он начал нам нравиться? Когда он покинул «Майкрософт», создал благотворительный фонд и стал жертвовать свои деньги. О, теперь мы его любим. Всё равно не очень любим, потому что он живёт в своё удовольствие в огромном доме, ездит на красивой машине, летает на частном самолёте. Но мы уже лучше к нему относимся, чем когда он работал в «Майкрософт», потому что теперь он не зарабатывает деньги — упаси Боже, чтобы вы зарабатывали деньги, - теперь он отдаёт свои деньги другим. Итак, как же сделать из Билла Гейтса святого? Я ещё не обсуждал это с Папой, но, думаю, должно сработать. Пусть раздаст всё, переедет в палатку, и ещё желательно, чтобы он верил хоть чуть-чуть, чтобы немного страдал. Вот тогда мы будем его обожать.

Я считаю, что это нездоровая ситуация, нездоровая культура, раз в ней создание, построение, производство вещей воспринимается с недоумением с точки зрения морали. Никто не заботится о том, было ли сделано что-то плохое. Но раздавать что-нибудь своё — это хороший поступок, даже учитывая то, что всей этой благотворительностью Билл Гейтс не коснётся стольких людей, скольких он затронул, работая в «Майкрософт». Если верить в такую нравственность, то что нужно сделать с Биллом Гейтсом? Нужно обложить его налогами, нужно его контролировать, и что же плохого в том, чтобы его принуждать, кого это заботит? У него есть 70 миллиардов долларов — он может себе позволить раздать 35 из них. И вообще, он слишком мало занимается благотворительностью, надо сделать так, чтобы он занимался ей больше, так что лучше всего отнять у него деньги с помощью налогов, а потом использовать вместо него. Обоснование всегда именно такое: ты недостаточно помогаешь бедным, мы заберём у тебя деньги, чтобы помогать бедным.

Итак, свобода должна основываться на базе нравственного индивидуализма, иначе она долго не продержится. Ошибка, которую допустили основатели Америки, ну, не ошибка, потому что я не знаю, как сделать лучше, скорее, трагедия создания Америки заключается в том, что у них не было нравственного основания. Они построили потрясающую политическую систему на песке, на моральном кодексе, который принципиально противоречит этой политической системе. А в конце концов мораль побеждает политику, так происходит всегда. Итак, если мы хотим изменить мир, нам нужно философское обоснование для принципа непринуждения, ненасилия, которое я вам сейчас представлю. Ну, некоторые наброски к этому обоснованию. Нам нужен моральный кодекс, нам нужно бороться за эту новую нравственность. Что будет философским обоснованием для принципа ненападения? Если мы верим в то, что цель жизни — это наше собственное счастье, а способ достижения успеха для человека — это использование разума, то что же является врагом разума? Что делает мышление бессильным, что делает мышление невозможным, что является антонимом использования мозга? Сила, принуждение. Если я приставлю вам к голове пистолет и скажу: «Отныне 2+2=5, или я тебя пристрелю», вы ничего не сможете сделать. Вы не сможете построить мост, построить здание, запрограммировать компьютер. Мышление заканчивается. Сила, насилие — это враги мысли, разума, а следовательно, враги человеческой жизни, поэтому их нужно запретить, поэтому нам нужна такая политическая система, в которой не будет насилия. Именно из-за ценности разума насилие должно быть запрещено, из-за ценности жизни индивидуума, для его счастья, для его успешности сила и принуждение должны быть запрещены.

Итак, Рэнд выступает за политическую систему, в которой не будет насилия, политическую систему, в которой единственной работой государства будет искоренение насилия в обществе, за запрет на силу, чтобы достигать целей, получать ценности. Для Рэнд у государства есть только одна-единственная цель — защищать нашу свободу. И формулировка, которую она использует для определения прав личности, в духе отцов-основателей Америки: это право быть свободным, право делать всё необходимое для защиты своей жизни, право процветать, право быть успешным. Никто, никто не может принудить вас что-то делать и насильно отнять у вас ваши ценности. Работа государства — это ловить мошенников, обманщиков, преступников, защищать нас от террористов, иностранных захватчиков, а также разрешать наши споры, если мы не можем сами преодолеть наши разногласия. Вот в чём суть.

Итак, если мы хотим двигаться к созданию такого государства, а ведь мы уже почти создали его, когда были сформированы США, но мы утратили его, если мы хотим вновь начать двигаться в этом направлении, мы должны всерьёз воспринять самый, на мой взгляд, важный политический документ в истории человечества, Декларацию независимости США, и разработать моральную базу, на которой он мог бы основываться. В Декларации есть забавная фраза: у индивидуума есть неотчуждаемые права. Что значит «неотчуждаемые»? Это означает, что никто не может отнять их у вас, никто. Ни государство, ни демократия, ни лидер — никто. У вас есть неотчуждаемые права, и это часть вашей природы как рационального человеческого существа. У вас есть право на жизнь, право на свободу, право делать то, что необходимо, у вас есть гражданские права, что означает право думать то, что хочется, говорить всё, что хочется, и поступать соответственно. И в самом эгоистичном предложении, которое когда-либо было написано человеком в политическом документе, сказано: люди имеют неотчуждаемое право добиваться собственного счастья. Айн Рэнд как раз и на политическом, и на личностном уровне предлагает нам философию, которая позволяет нам по-настоящему добиваться своего собственного счастья.

86
10
ноябрь
2015

Зачем читать? Ну хотя бы потому, что 90 процентов происходящего сейчас в нашей стране там описано, как описаны и результаты, к которым это приводит.

31
0
ноябрь
2015

Я читаю "Атлант расправил плечи"

1. На английском языке для практики

2. Потому что это книга, которую американцы называют второй после библии, которая сделала Америку Америкой. А какое место в мире занимает США объяснять не надо.

3. Книга очень хорошо ложится на моё мироощущение, что таланты и работяги должны вознаграждаться, а м***ки должны страдать.

22
0
показать ещё 10 ответов
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта