Geo .
16 августа 06:30.
251

Заработная плата определяется отношением числа работников к количеству капитала, посвящаемого на их наем, и постоянно стремится к самой низкой норме?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
1
3 ответа
Поделиться

Размер зарплаты - это цена труда, поэтому она не определяется размером капитала, а является предметом соглашения сторон (работника и работодателя) и, как правило, соответствует средним значениям на рынке труда.

Как и любой потребитель, в данном случае потребитель товара «труд», работодатель стремится к снижению цены, т.е. размера зарплаты, в то время как продавец этого товара, работник, стремится к её повышению.

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
9
-4
Прокомментировать

Нет конечно, и даже близко не угадали. Заработная плата определяется рынком труда. То есть такие параметры как редкость профессии, ее востребованность, опасность для жизни, дефицит специалистов, общее состояние рынка и экономики и так далее влияют на "стоимость" сотрудника на рынке труда. На это также накладывается разница в "ценах" в глобальном плане (средние зарплаты по стране, заработные платы специалистов на глобальном рынке) и локальных (в конкретном городе). Есть и государственное регулирование, которое в первую очередь ограничивает нижнюю планку оплаты труда, не давая ей "опустить" ниже определенного предела. И безусловно нужно также учитывать, что как и любая "цена" - заработная плата это понятие динамическое, и из года в год меняется в разных отраслях и профессиях. Так как происходит бесконечный диалог между предложением и спросом.

Именно от этого отталкиваются, когда назначают зарплату.  Приведем примеры. Вашей компании необходим сотрудник для уборки помещений. Данная профессия не требует специфических знаний, а также специалистов для подобной работы очень много. Поэтому зарплаты на рынке низкие и вы можете позволить минимальные затраты и предложить относительно низкую зарплату. Вы быстро нашли специалиста, он не против предложенной оплаты (так как его знакомые получают столько же, а иногда и меньше) и вам удалось быстро оформить человека в штат.

Но теперь вам пришлось переехать в другой офис. Он находится за чертой города и его доступность низкая: даже на наземном транспорте до него добраться проблематично. Вам нужен еще один сотрудник для уборки помещений, но на этот раз за ту же зарплату никто не откликается и даже не готов приехать на собеседование. Чтобы увеличить привлекательность вакансии, и компенсировать проблемы с поездкой до работы, вам приходится повысить зарплату относительно рынка, что дает свои плоды и у вас уже два сотрудника.

Ваш друг тоже бизнесмен, но офис он открывает не в России, а в Германии. Из за чего поставить ту же зарплату, что и у вас для сотрудника клинигового отдела ему уже не удается. Зарплаты в Германии в среднем выше (из за другой экономической ситуации, иного налогооблажения и регулирования, а также других факторов), поэтому при идеальном расположении и легком доступе к офису, его затрата на того же сотрудника оказываются сильно выше.

Теперь вам необходим высококвалифицированный программист, начальник IT отдела. Навыки для подобной работы нужны серьезные, специалистов на рынке очень мало, поэтому те, что есть - ценят свой труд крайне высоко, и зарплата на рынке оказывается почти такой же, как в Германии. Проанализировав ситуацию, и наткнувшись на проблему, что даже немного понизив зарплату, на собеседование просто никто не откликается, вы делаете рыночную и также относительно быстро находите человека на позицию.

Ваш друг в Германии тоже решил расширять свой бизнес и думает о создании полноценного IT отдела. Однако другое налогообложения и личные сложности с бизнесом не позволяют ему нанять начальника IT отдела (обороты компании недостаточные). Поэтому ему приходится изменить внутреннюю структуру организации, упростив некоторые процессы, что позволяет нанять рядового программиста с минимальным опытом на стажировку. А зарплата стажера по тому же направлению конечно ограничивает возможности, но зато позволяет платить в два раза меньше. С расчетом, что такой специалист будет развиваться вместе с компанией и он наберет опыт примерно тогда же, когда у компании появятся новые финансовые возможности.

Эти примеры иллюстрируют общую ситуацию. Что касается числа работников и объем капитала компании - конечно это само по себе не влияет на заработную плату. Но объем капитала компании может влиять на ее возможности в найме специалистов, как в плане количества, так и в плане квалификации (и "стоимости"). Тут все просто - если у компании маленькие обороты, она просто физически не сможет себе позволить и "дорогих" специалистов, и большое их количество. Но и тут важно оговориться - именно число работников напрямую с капиталом не связано. Безусловно, если у компании "много денег" позволить она себе может огромный штат. Однако никто (по крайней мере в здравом уме) не будет набирать еще сотрудников, просто потому, что "может". Это не целесообразно с точки зрения бизнеса. Число специалистов и их специализация в первую очередь зависит от потребностей бизнеса, а не оборотов. И если бизнес модель (например за счет автоматизации процессов) позволяет минимально увеличивать штат, при этом максимально увеличивая обороты, а значит и эффективность компании - безусловно компания будет двигаться по этой модели, даже на стадии расцвета, обладая существенным капиталом.

6
-2

Разве в России нет установленного законом минимума за полный рабочий день? 

0
Ответить

Есть конечно. В Москве он 18 781 рублей если я не ошибаюсь. В других регионах может отличаться. И он периодически индексируется и меняется. 

Только отношение к вопросу этот факт мало имеет. Да и рынок труда это особо не регулирует и напрямую не влияет на зарплаты разных специалистов. Это просто "нижняя планка" ниже которой работодатель не имеет права опускаться. 

Сами посудите: например средняя зарплата дизайнера интерфейсов (UI/UX) по той же Москве сейчас держится в диапазоне от 90 000 до 150 000 руб. И такому специалисту данное ограничение (минимальная оплата по законодательству) ничем не поможет и никак не повлияет на его ценность, если, к примеру рынок будет перенасыщен, или возникнут другие проблемы и средняя зарплата упадет до 50 000 р. Специалисты будут недовольны, профессия перестанет быть перспективной и востребованной (и будут правы, зарплата в таком случае упадет в 2-3 раза), но законом данный "скачек" никак не будет регулироваться. Он в несколько раз выше минимальной зарплаты.

Так что установленный законом минимум призван лишь не дать возможность нечистоплотным компаниям использовать "рабский труд", предлагая зарплаты в 2-3 тыс р. в месяц даже за низкоквалифицированный труд. Что привело бы к коллапсу, так как такие деньги не позволят никому жить даже скромно. И не более того.

0
Ответить
Генри Джордж

 ПРОГРЕСС И БЕДНОСТЬ

Originally published: 1879

"

Причина, которая производит бедность среди возрастающего богатства,  очевидно, тождественна с причиной, которая обнаруживает свое действие в  повсеместном стремлении заработной платы к минимуму. Следовательно, мы  можем выразить самую суть нашего исследования в такой сжатой форме:

Почему, несмотря на рост производительных сил, заработная плата стремится к минимуму, дающему лишь одно голое существование.

На этот вопрос господствующая политическая экономия отвечает так:  заработная плата определяется отношением числа работников к количеству  капитала, посвящаемого на их наем, и постоянно стремится к самой низкой  норме, при какой только работники согласны будут жить и обзаводиться  семействами по той причине, что рост числа работников естественно  стремится следовать за всяким возрастанием капитала и обгонять его. Так  как возрастание делителя ограничивается только необходимостью известной  минимальной величины для частного, то делимое может возрастать до  бесконечности без всякого результата для частного.

В текущей литературе доктрина эта считается почти неопровержимой. Она  заручилась авторитетом величайших экономистов и, если подвергалась  нападкам, то - нападкам скорее формальным, чем реальным*02. Она была положена Боклем в основу его обобщений по всемирной [-011-] истории. Она преподается во всех или почти во всех более или менее  известных английских и американских университетах и излагается в  трактатах, которые ставят себе задачею приучить массу правильно  рассуждать о практических делах. В то же время она, по-видимому,  гармонирует и с новой философией, которая в короткое время овладела  почти всем научным миром и быстро проникает теперь в сознание масс.

Засевши так крепко в более высоких областях мысли, доктрина эта, в  более грубой форме, еще того крепче держится в ее, так сказать, более  низменных областях. Если что придает такую живучесть заблуждениям  покровительственной системы, несмотря на их явную несостоятельность и  нелепость, так это именно та идея, что сумма, долженствующая разделяться  в виде заработной платы, в каждой стране есть нечто постоянное, и  конкуренция "иностранного труда" должна вести к более мелкому дроблению  ее. Та же самая идея лежит в основе большинства теорий, предлагающих  уничтожение процента и ограничение конкуренции, как средства, могущие  увеличить долю рабочего в общей массе богатства, и сказывается всюду на  взглядах тех людей, которые недостаточно еще развиты, чтобы  придерживаться каких-либо теорий, как то можно видеть из газетных статей  и споров в законодательных собраниях.

Но как ни широко распространена эта теория, как ни глубоко  пустила она корни, все же, мне кажется, она не согласуется с самыми  очевидными фактами. Если бы заработная плата зависела от отношения между  количеством труда, ищущего занятия, и количеством капитала,  посвящаемого на его наем, то относительная редкость или изобилие одного  из этих факторов сопутствовались бы относительным изобилием или  редкостью другого. Таким образом капитал находился бы в относительном  изобилии там, где заработная плата высока, а где она низка, там  чувствовался бы к нем недостаток. Затем, так как капитал, идущий на  выдачу заработной платы, значительной своею частью должен бы был  состоять из капитала, постоянно ищущего помещения, то и обычный размер  процента должен бы был являться мерою относительного изобилия или  редкости капитала. Если бы на самом деле заработная плата зависела от  отношения между количеством труда, ищущего занятия, и количеством  капитала, посвящаемого на его занятие, то высокая заработная плата  (признак относительной редкости труда) должна бью была всегда  сопровождаться низким процентом (признаком относительного изобилия  капитала) и, обратно, низкая [-012-] заработная плата должна бы была всегда сопровождаться высоким процентом.

А этого-то и не бывает, а бывает как раз обратное. Если исключить  из процента элемент страховки и рассматривать лишь собственно процент  или вознаграждение за пользование капиталом, то всюду будет оказываться  справедливым то положение, что процент бывает высок тогда, когда  заработная плата высока, и низок, когда низка заработная плата.  Заработная плата и процент в Соединенных Штатах в одно и то же время  были выше, чем в Англии, а в Тихоокеанских штатах в одно и то же время  были выше, чем в Атлантических. И разве это не общеизвестное явление,  что куда направляется труд за более высокой заработной платой, туда  направляется также и капитал за более высоким процентом? Разве не  справедливо, что всюду, где наблюдается общее повышение или падение  заработной платы, наблюдается также одновременно подобное же повышение  или падение процента? В Калифорнии, например, когда заработная плата  была выше, чем где бы то ни было на свете, был так же высок и процент. А  затем заработная плата и процент в Калифорнии одновременно падали.  Когда обычной заработной платой было 5 долларов, тогда обычным  банковским размером процента было двадцать четыре годовых. Теперь, когда  заработная плата равняется двум или двум с половиною долларам в день, и  обычный банковский процент равен десяти или двенадцати...."

-2
Ответить
Прокомментировать

Вы правы лишь отчасти. Размер заработной платы определяется "ценой труда".

Статистически при переходе к новому тех.укладу средняя заработная плата растёт(*)
А при работе экономики в состоянии отсутствия значительных инноваций -- заработная плата падает.

Этот эффект объясняется тем, что при переходе к новому тех-укладу каждому предприятию выгодно нанимать самых квалифицированных и высокооплачиваемых работников, чтобы занять бОльшую будущую долю рынка и многократно вернуть вложенные средства.
В ситуации же отсутствия инноваций новых рынков не возникает. И проще сэкономить на работниках, чем увеличивать оплату труда и ввязываться в рыночные войны.

*) В прочем есть интересные исключения. Реальная медианная заработная плата в США с 1990г. не изменилась, несмотря на то, что экономика выросла с тех пор в 4 раза (**), и новый тех-уклад то-ли наступил, то ли намечается

**) в 2016 году было принято изменение методики подсчёта ВВП в США, включая пересчёт прошлых лет "обратным числом".

1
0

В прочем есть интересные исключения. Реальная медианная заработная плата  в США с 1990г. не изменилась, несмотря на то, что экономика выросла с  тех пор в 4 раза (**), и новый тех-уклад то-ли наступил, то ли  намечается

С учётом инфляции она даже упала в Калифорнии по сравнению с девяностыми.

А вообще это взято из книги

Генри Джордж

 ПРОГРЕСС И БЕДНОСТЬ

Originally published: 1879

Тогда общество проходило тот же исторический отрезок, который мы  проходим сейчас, последствия прогресса, технологической революции и  глобализации в обществе, громадный разрыв между между "высшими" и  остальными слоями

"Наше столетие ознаменовалось чрезвычайным ростом производительных  сил. Утилизация пара и электричества, введение усовершенствованных  способов производства и сберегающих труд машин, все большее и большее  подразделение и расширение размеров производства, удивительное  облегчение обмена,- несомненно, в огромной степени усилили  производительность труда.

В начале этой поразительной эры ожидали, да и было естественно  ожидать, что сокращающие труд машины облегчат труд и улучшат положение  рабочего, и огромный рост производительных сил сделает существующую  бедность достоянием прошлого. Если бы человек прошлого века, как  Франклин или Пристли, созерцая будущее, мог представить себе пароходы,  занявшие место парусных судов, железнодорожные поезда - место прежних  повозок, жатвенную машину - место косы и молотилку - место цепа; если бы  он мог услышать дрожание машин, которые в подчинении человеческой воли и  ради удовлетворения человеческих желаний развивают силу, превышающую  соединенные силы всех людей и рабочего скота на земле; если бы он мог  увидеть лесные деревья, превращающиеся в законченные изделия,- в двери,  ставни, ящики и бочки,- почти без прикосновения человеческой руки;  обширные мастерские, где сапоги и башмаки вырабатываются целыми ящиками с  затратой меньшего количества труда, чем сколько нужно его было прежнему  мастеру затратить на одну подошву; фабрики, где под присмотром  какой-нибудь девочки и хлопок превращается в ткань быстрее, чем его  могла наработать сотня искусных ткачей на своих ручных станках; если бы  он мог увидеть паровые молоты, выковывающие гигантские валы и огромные  якоря, и хрупкие машины, вырабатывающие крошечные часики; бриллиантовое  сверло, проходящее сквозь недра скал, и минеральные масла, заменяющие  ворвань; если бы он мог представить себе то огромное сбережение труда,  какое вытекает из улучшенных способов обмена и сообщения,- баран, битый в  Австралии, съедается свежим в Англии, а поручение, данное лондонским  банкиром после полудня, утром того же числа выполняется в Сан-Франциско;  если бы он мог представить себе те сотни тысяч усовершенствований, из  числа которых мы привели лишь некоторые,- то какой бы вывод сделал он  относительно соответствующего общественного состояния человечества?

То, что ему представилось бы, представилось не как вывод, не как  мечта, а как нечто действительно виденное им; его сердце затрепетало бы,  его нервы содрогнулись бы, как у человека, который среди томимого  жаждой каравана заметил бы с возвышенности, как раз перед собою, яркую  зелень шелестящих листьев и блеск струящейся воды. Его [-003-] воображение стало бы отчетливо рисовать ему, как эти новые силы  возвышают общество от самых его оснований, ставят самого бедного выше  возможности нужды и избавляют самого слабого от тревожной заботы о  материальных потребностях жизни; в его воображении рисовалась бы картина  того, как эти силы - рабы знания принимают на себя традиционное  проклятье, как эти мускулы из железа и жилы из стали превращают жизнь  самого бедного рабочего в сплошной праздник, во время которого всякое  возвышенное качество и благородное душевное движенье будут иметь простор  для своего развития.

И ему представились бы, в виде необходимого следствия этих  благодетельных материальных условий, нравственные условия,  осуществляющие тот золотой век, о котором всегда мечтало человечество.  Юность более не блекнет и не гибнет; старость - не черствеет в скупости;  дети радостно играют, и, не ведая житейской суеты, люди упиваются  славою звезд. Нет больше грязи, смягчилась жестокость, диссонанс перешел  в созвучие. Ибо как могла бы возникнуть жадность там, где всякий жил бы  в довольстве? Каким образом порок, преступления, невежество, грубость,  которые происходят от бедности и от страха бедности, могли бы  существовать там, где бедности уже более не было бы? Кто стал бы  подличать, когда все были бы свободны; кто стал бы угнетать, когда все  были бы равны?

Подобные этим надежды, подобные этим мечты и вызывались теми  усовершенствованиями, которыми так выделяется наше чудное столетие. Они  столь глубоко западали в народное сознанье, что радикально изменяли  течения мысли, давали новый вид верованиям и сказывались на самых  основных понятиях. Мечты о возможном счастии не просто принимали больший  блеск и яркость; но изменялось и самое направление мысли; назад, где  бледнели лучи заката, уже не смотрели, смотрели только вперед, где  рассвет золотил небеса.

Правда, разочарование, сменялось разочарованием; открытие  следовало за открытием, и изобретение за изобретением, ни мало не  уменьшая труда тех, кто всего более нуждался в отдыхе, и не принося  довольства бедняку. Но существовало так много вещей, которым, казалось,  можно было приписать такого рода неудачу, что и до нашего времени новая  вера, пожалуй, сохранила еще всю свою силу. Мы стали только лучше ценить  трудности, которые надо преодолеть; но мы не менее прежнего верим, что  все клонится к тому, чтобы преодолеть их."

0
Ответить
Прокомментировать
Ответить