Можно ли утверждать, что христианство - единственная религия в мире, в Священном Писании которой есть свидетельства того, что когда-то Бог перестал верить в самого себя, то есть стал атеистом?

Ответить
Ответить
Комментировать
2
Подписаться
1
2 ответа
Поделиться

"С полной уверенностью можно утверждать лишь собственные заблуждения.. ")) 

Таким заблуждением может оказаться  и любое логическое умозаключение основанное на искажённом восприятии. 

Идеологическое христианство ещё на своих Всееленских Соборах подгоняло учение Христа под "правильное" понимание необходимое для власти. 

почему признаны только 4 Евангелия?  И почему даже сказанное там порой противоречит самому учению Христа? 

Не зацикливаясь на "авторитете", этих противоречий можно обнаружить  в большом количестве. 

"Бог засомневался в себе" может ли видящий Истину и по сути сам ею являющийся засомневаться? 

Скорее это человеческое качество, качество основанное на вере в Истину, а при слабости переходящую в сомнение. 

0
0
Прокомментировать

Мистер Честертон в своей "Ортодоксии" пришёл к мысли, что христианский Бог уникален тем, что однажды как бы терял веру в себя же по сути. Может быть этот размышлизм шибко вывернут наизнанку и надуман, но идея сильная. К тому же, из песни слов не выкинешь: 

Лишь христианство почувствовало, что всемогущество сделало Бога неполноценным. Лишь христианство поняло, что полноценный Бог должен быть не только царем, но и мятежником. Христианство добавило к добродетелям Бога мужество, ибо подлинное мужество означает, что душа прошла смертное испытание и выдержала его. 

Я приближаюсь к тайне слишком глубокой и страшной и заранее прошу прощения, если мои слова покажутся недостаточно уважительными там, где боялись говорить величайшие мыслители и святые. Но в страшной истории Страстей так и слышишь, что Создатель мира каким-то непостижимым образом прошел не только через страдания, но и через сомнение. Сказано: «Не искушай Господа Бога твоего», — Но Бог может искушать Себя Самого, и, мне кажется, именно это произошло в Гефсимании. В саду Сатана искушал человека, и в саду Бог искушал Бога (имеется в виду искушение, которому был подвергнут Иисус в Гефсиманском саду, где он просил Бога-Отца о том, чтобы миновала Его «чаша сия» Мф. 26:36-43).

В каком-то сверхчеловеческом смысле Он прошел через наш, человеческий ужас пессимизма. Мир содрогнулся и солнце затмилось не тогда, когда Бога распяли, а когда с креста раздался крик, что Бог оставлен Богом (перед смертью распятый Христос закричал: Или, Или! лама савахфани? то есть: «Боже Мой, Боже Мой! – для чего Ты Меня оставил?», Мф. 27:46). 

Пусть мятежники ищут себе веру среди всех вер, выбирают Бога среди возрождающихся и всемогущих богов — они не найдут другого Бога-мятежника. Пусть атеисты выберут себе бога по вкусу — они найдут только одного, кто был покинут, как они; только одну веру, где Бог хоть на мгновение стал безбожником.

0
0
Прокомментировать
Ответить