Александр Жирнов
ноябрь 2015.
12680

Почему именно предателей Данте Алигьери поместил в девятый круг ада?

Ответить
Ответить
Комментировать
2
Подписаться
12
6 ответов
Поделиться

Центр для дантовской физики -- это не геометрический центр, а то, что является источником движения, Перводвигатель. Чем дальше от движения, тем дальше от Бога-Перводвигателя. Поэтому неподвижный Люцифер дальше всего от Бога.

Порядок кругов ада определяется тем, что заблуждение -- менее страшный грех, чем насилие. Похоть -- заблуждение в любви, чревоугодие -- заблуждение в желании, уже имеющее момент насилия над своей природой. Скупость еще прибавляет насилие над вещами, а гнев -- еще и насилие над людьми. Ересь -- насилие над святыней. Дальше начинается уже насилие в своих ярчайших выражениях, уже не оставляющее место ненасилию (седьмой круг), потом идут наиболее яркие формы лжи, которая и вызывает насилие (восьмой круг), и наконец, на самом низком кругу предательство, которое и есть торжество и источник лжи.        

Распределение же кругов ада – это целиком воля самого Данте, он здесь достаточно субъективен, в этом он несколько предвосхищает Возрождение и Гуманизм. В то же время, у официального учения не было однозначной точки зрения на счет распределения грехов. Градации существовали разные, но грех гордыни, предательства – это самый страшный грех. Поэтому Люцифер, который в своей гордыне восстал и находится на самой низшей ступени. А в остальном Данте достаточно произволен – это кажется удивительным, но это факт. У него есть своя градация: есть предатели людей, предатели Бога. Причем менее страшные предатели обманули недоверившихся, а самые страшные, наоборот, обманули доверившихся. Бог доверял Люциферу, любил его, и он страшный предатель.

9 круг - самый зловещий и тем самым наиболее привлекательный. Имя ему – ПРЕДАТЕЛЬСТВО, ПОЯС КАИНА, СЕРЕДИНА, ЦЕНТР ВСЕЛЕННОЙ, ПОЯС ДЖУДЕККА И ЛЕДЯНОЕ ОЗЕРО КОЦИТ. Среди самых известных  там проводят вечность: БРУТ, ИУДА ИСКАРИОТ и КАССИЙ. 9 круг ада охраняют суровые стражи. Гиганты по имени ЭФИАЛЬТ, АНТЕЙ, БРИАРЕЙ И ЛЮЦИФЕР.
ПОЯС КАИНА - Предатели родных. КАИН в западно-семитской и библейской мифологии 1) старший сын Адама и Евы, 2) сын ангела Самаэля и Евы, или 3) сын лукавого (дьявола) и Евы, в общем самый-самый первый рождённый на Земле человек. Каин является отцом Еноха и родоначальником его линии. А также Каин - братоубийца.
ПОЯС АНТЕНОРА - Предатели Родины и единомышленников. АНТЕНОР в древнегреческой мифологии троянец, друг и советник Приама, муж Феано (Теано), дочери фракийского царя Киссея. Антенор сам является изменником по послегомеровскому преданию.  
ПОЯС ТОЛОМЕЯ - Предатели друзей и сотрапезников. Свое название этот круг получил от имени Птолемея, наместника в Иерихоне, который, пригласив к себе своего тестя, князя-первосвященника Иудеи, и двух его сыновей, вероломно убил их на пиру.
ПОЯС ДЖУДЕККА является последним кругом, а точнее центральным кругом ада. Пояс назван Джудеккой по имени апостола Иуды, который предал Христа. Посередине Джудекки (по-другому в ЦЕНРЕ ВСЕЛЕННОЙ, вмёрзший голенями в льдину ЛЮЦИФЕР терзает в трёх своих пастях предателей величества земного и небесного (Иуду, Брута и Кассия).

31
-1

Вообще, похоже весьма плохая затея - содержать такой мир.

0
Ответить
Прокомментировать

Это вряд ли можно назвать полноценным ответом на ваш вопрос, но всё же считаю, что будет полезно прочесть. Отрывок из книги «Самопознание» Николая Бердяева.

Люди до того изощрились в защите своих выгод и пожеланий, что они дошли даже до христианской трансформации и сублимации первичных инстинктов мести. Это всегда вызывало во мне страстное противление. Я нисколько не сомневаюсь, что в жестоком учении о вечных адских муках трансформированы садические инстинкты. Многие «ортодоксальные» христиане дорожат идеей вечных адских мук, она им нравится. И они уверены, что адские муки грозят не им, а их ближним, которых они терроризуют. Идея вечных адских мук имела огромное социологическое значение. При помощи этой идеи управляли человеческими массами, смиряли варварские и греховные инстинкты. Но воспользовались этой идеей в то время, когда христианская Европа в нее верила, очень плохо, использовали в угоду инстинктов и интересов «первых», господствующих. Мне часто приходило в голову, что если бы люди церкви, когда христианское человечество верило в ужас адских мук, грозили отлучением, лишением причастия, гибелью и вечными муками тем, которые одержимы волей к могуществу и господству, к богатству и эксплуатации ближних, то история сложилась бы совершенно иначе. Вместо этого грозили адскими муками главным образом за ереси, за уклонения от доктрины, за непослушание церковной иерархии и за второстепенные грехи, признанные смертными, иногда за мелочи, лишенные значения. Это имело роковые последствия в истории христианского мира. Но самая идея вечных адских мук, безобразная и садичная, но представляющая сложную философскую проблему, в сущности, лишает ценности духовную и моральную жизнь человека. Она превращает жизнь в судебный процесс, грозящий пожизненной каторгой. Эта идея обнаруживает самое мрачное подсознательное в человеке. Ад существует как человеческий опыт, как человеческий путь. Но безобразна всякая онтология ада. В моем отношении к христианству я делил людей на сторонников и противников ада. Этим определялась моя оценка христиан. Я убежден, что сторонниками ада являются люди, которые его хотят, для других, конечно. Христиане часто бывали утонченными садистами. Но сейчас их запугивания мало действуют, сильнее действуют запугивания земным адом. В основании моего отвращения к учению о вечных адских муках лежит, вероятно, мое первичное чувство жалости и сострадания, невозможности радости и блаженства, когда существует непомерное страдание и мука. Спасение возможно лишь вместе со всеми другими людьми. Вот когда особенно уместно вспомнить о соборности. И никогда я не мог допустить, что у Бога меньше сострадания и жалости, чем у меня, существа несовершенного и грешного. В сущности, я всегда восставал против всякого суда над людьми, я не любил никакого суда, никакой декламации о справедливом возмездии и сочувствовал больше судимым, а не судящим. Это связано с тем, что я человек беззаконный и что моя жизнь была беззаконной жизнью. Я таков по инстинкту, а не вследствие каких-либо достижений. Я не выношу жестокости, но в борьбе за свободу я мог доходить до жестокости, рвал с друзьями. Я мог желать ада сторонникам и уготовителям ада. Есть еще худшее. Меня более всего мучит, что у меня бывало жестокое забвение, выпадение людей из памяти. Когда память возвращалась, наступало угрызение. Соборность мне более всего близка в чувстве общей вины, ответственности всех за всех.

Дмитрий Ширяевотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
8
-1

За ответ минус, потому как это не ответ на вопрос, а за отрывок ПЛЮС, хорошо показаны злоупотребления и их причины.

-2
Ответить
Прокомментировать

Предательство - это факт отречения. Люди всегда придавали особое значение "последнему шагу". Предательство могло бы быть сравнимо по своей силе с убийством, но предательство может проявиться в виде убийства, а убийство - не обязательно предательство. В христианстве, где главного врага мира называют "Лукавый", основой всего зла выступает неправда, ложь. Предательство - это всегда наивысшая подлость, абсолют лжи. Сатана - предатель. Иуда - предатель. 

Если говорить о нашей обычной жизни: прощают вора, прощают завистника, прощают и убийцу, но способны ли вы простить по-настоящему, искренне, того, кто назывался другом, но вонзил нож вам в спину?

P.S.: между тем, интересно задаться вопросом: не является ли одной из причин невозможности прощения предательства именно гордость (гордыня)?

5
-1

"Способны ли вы простить по-настоящему, искренне, того, кто назывался другом, но вонзил нож вам в спину?"

И таких прощают, очень много вляющих факторов здесь.

0
Ответить
Прокомментировать

"Божественная комедия" - не только великое литературное произведение, но и своеобразный (художественный) документ по тому периоду истории Италии, который получил название "войн гвельфов и гиббелинов" (XII-XIV вв.). Документ, написанный участником событий и неоднократно упоминающий многих других участников этих войн, отмеченных не только подвигами, но и преступлениями и предательствами с обеих сторон. Именно последние три круга (7-9) наиболее насыщены реально жившими (и даже несколькими на момент написания "Божественной комедии" еще живущими) персонажами: современниками, соперниками, врагами Данте (см. например: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%B4_(%D0%91%D0%BE%D0%B6%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%BA%D0%BE%D0%BC%D0%B5%D0%B4%D0%B8%D1%8F). Поэтому, думаю, что кроме религиозных (фигура Люцифера как объяснительный символ), моральных и литературных оснований, уже отмеченных в других ответах, значимым является и актуальный контекст современной Данте действительности, которую он переживает не только как художник и мыслитель, но и как человек.

2
0
Прокомментировать

Этот ответ написан и доступен на

Этот ответ написан и доступен на Яндекс Кью

Потому что всё можно оправдать для самого себя. Даже убийство. Ты всё сделал потому что.... А как оправдать предательство? Как можно смотреть на себя в зеркало и говорить себе, я предал потому что...?

0
0
Прокомментировать
Читать ещё 1 ответ
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью