4512
1
0
6 ноября
02:37
ноябрь
2015

С одной стороны, подобное место — место радикального новатора, обновляющего само представление о том, как можно писать стихи, — разумеется, занимает в американской литературе Уолт Уитмен. Проблема в том, что он жил раньше Маяковского и повлиял на него, что хорошо известно и зафиксировано. Если же говорить о поэтах, на которых повлиял сам Маяковский, прекрасно известный в Америке, то тут возможны несколько вариантов. Во-первых, это поэты-битники, главным образом Аллен Гинзберг, чья поэтика формировалась и под влиянием Уитмена. Маяковский был для Гинзберга важен, он упоминал его в стихах («Я пишу стихи потому, что русские поэты Маяковский и Есенин покончили с собой и говорить обязан кто-то еще») и читал о нем лекции (blogspot.ru ; blogspot.ru); он учился у него смелости «я»-высказывания. Во-вторых, это еще один крупный американский поэт Фрэнк О'Хара, посвятивший Маяковскому одно из известнейших своих стихотворений (poetryfoundation.org). Маяковский и сейчас остается одним из имен, которые американские культурные деятели, слышавшие о русской поэзии, называют в первую очередь (см. недавнее интервью Терстона Мура: rollingstone.ru ; Мур, впрочем, настоящий интеллектуал, он и обэриутов хорошо знает).

А если мы говорим о «своем Маяковском» в синхронии, о современном Маяковскому американском alter ego, то ответ будет отрицательный. В американской поэзии первой трети XX века были распространены эксперименты, схожие с футуристическими, в первую очередь здесь приходит в голову поэзия Эзры Паунда. Э.Э. Каммингс, в 1931 году совершивший фантасмагорическое путешествие в СССР и описавший его в злом и блестящем романе «ЭЙМИ», тоже в чем-то формально был близок Маяковскому, хотя фигура покойного Маяковского и его окружение — Осип и Лиля Брики — его скорее испугали. Но вместе с тем, с одной стороны, в 1920-х в американской/английской поэзии, как и в русской, было активно множество поэтов самых разных направлений: Фрост, Стивенс, Марианна Мур, У.К. Уильямс, Харт Крейн, уехавший в Англию Элиот и другие, на Маяковского решительно не похожие. А с другой стороны, сам Маяковский в 1920-е приезжал в США не как частное лицо, поэт-авангардист, а как авангардист-из-истеблишмента, официальный посол советской культуры, автор хлестких и изощренных политических стихов, отказавшихся от салонного интеллектуализма. Ничего подобного Америка со времен Уитмена не знала, поэтому и запомнила Маяковского: своего у нее не было. И в этом отношении Маяковского логичнее сравнить с другим иностранцем, бывшим в Америке в те же годы и тоже оставившим о ней стихи, которые, ей-богу, лучше, чем американские стихи Маяковского. Я говорю о Федерико Гарсиа Лорке.

Лев ОборинОтвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
41
7
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта