Ответить
Denis Kargaev
май 2015.
148577

Почему День Победы в Советском Союзе не праздновали с 1947 по 1965 год?

ИсторияВойнаПолитикаОбществоНаука
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
41
18 ответов
Поделиться

Вопрос не только и не столько фактологический, сколько философский. Действительно, масштабы праздника 9 мая приобрел при Брежневе. Почему не было развернутых праздников ранее? Вероятно потому, что были слишком сильны воспоминания о том, чем война была на самом деле - об ужасе и мерзости, о смерти и еще раз о смерти, а вовсе не о славе русского оружия и той патоки с елеем, которые льются на нас в последнее время. Думаю и потому еще, что были живы и сильны люди, прошедшие через этот ад. Вряд ли бы они позволили превратить день скорби в PR-компанию власти и шабаш плохо образованной публики.

Зачем праздник понадобился Л.И. Брежневу? Многие политологи считают, что в этом для Брежнева был источник легитимизации собственной власти. Для старых большевиков это было участие в Революции, а для родившихся после - участие в ВОВ.

Зачем праздник понадобился главам новой России? Боюсь ответ горек - потому, что лишь в прошлом, в войне они ищут платформу консолидации, то есть цементирующие ценности. Потому, что элита не справляется со своей основной задачей - формированием образа будущего. В этой ситуации эталонными становятся образы прошлого (оно же будущее), что мы и имеем: постоянный бой с врагом, танки на улицах городов (иногда глохнущие, что обнадеживает), мобилизация, как стиль жизни, жертва благосостоянием во имя статуса великой державы. Возникает только один вопрос: если люди готовы терпеть падение уровня жизни во имя химер, то почему они отказываются потерпеть реформенные трудности ради собственных детей и их благополучия?

Это, кстати, очень интересный момент, который далеко не всем известен, а точнее, многие о нем забыли, а многих из тех, кто тогда были взрослыми и были в курсе происходящего, уже нет с нами. Это поколение фронтовиков, а тем из них, кто сейчас жив, уже как минимум по 90 лет. Действительно, Сталин отменил празднование Дня Победы, и этот праздник не был введен и Хрущевым, а был введен только при Брежневе в 1965 году. А до того, в течение 20 лет, День Победы не праздновался, не был красным днем календаря. Конечно, ветераны встречались между собой, выпивали по сто грамм или больше, вспоминали каждый своё, кто с радостью, кто со слезами на глазах, но празднования как такового не было, к сожалению.

Сталин отменил День Победы, потому что он боялся фронтовиков. Фронтовики — это победители. Так же, как когда-то Николай боялся победителей Наполеона — это уже не была подчиненная ему масса, это были люди с духом победителей, люди уже не с рабской психологией. Точно так же Сталин боялся своих победителей — победителей Гитлера — потому что тот, кто победил в войне, уже не раб, у него есть чувство собственного достоинства, это человек, который прошел Европу, одолел страшного врага — и эти люди, на самом деле, были Сталину крайне неприятны. Это первая причина.

Вторая причина — он, глядя на себя в зеркало и вспоминая свои собственные действия, совершенные в период войны, сам понимал, что к нему есть очень много претензий, и понимал, что фронтовики могут ему эти претензии предъявить. Воспоминания о победе ему были приятны, но не воспоминания о первых годах войны, поскольку первые годы войны были катастрофичны для страны, катастрофичны для него, для руководителя этой страны, для верховного главнокомандующего: он допустил немцев до Волги, он допустил немцев до Москвы, и в Москве была страшная паника, и только то, что Япония не напала на нас со стороны Дальнего Востока, напав на Штаты, позволило переправить свежие дивизии с Дальнего Востока в Москву, и они здесь дали по зубам Гитлеру. А перед этим его сдерживали московские ополченцы, и это была очень тяжелая, крайне драматическая ситуация. И потом, уже после победы под Москвой, когда им овладела победная эйфория, он начал наступать, когда не имел на это права (и наши военачальники говорили ему об этом), и тогда были страшные поражения, котлы 1942 года, и немцы дошли до Сталинграда. У нас уже к концу 1941 года было около 3 миллионов пленных — катастрофа начала войны, в которой во многом был виноват Сталин. В том, что немцы напали неожиданно, он был виноват — ведь никаких неожиданностей не было, его предупреждали, и он должен был быть к этому готов, а он не был. То есть у фронтовиков к нему накопилась масса вопросов по войне, по нашим потерям — а уже тогда было ясно, что те цифры, которые он называет, являются ложными, и на самом деле погибло гораздо больше людей — и он это понимал, и эти фронтовики, которые собирались вместе, которые отмечали этот праздник, ему были неприятны, и праздник этот был ему неприятен — не его это был праздник, он не считал День Победы своим праздником. И не хотел его отмечать, слишком неприятны ему были воспоминания о первых годах войны, он боялся этих воспоминаний и боялся вопросов к нему. И последствий, которые могли наступить.

Его задачей было сделать так, чтобы все забыли поскорее, снова впряглись в работу, чтобы люди забыли о том, что они победители — никакие они не победители, они рабы! И пусть остаются рабами, и пусть забудут о своих победах. Он не хотел будоражить в людях память и поднимать в людях гордость за себя. Вот этого он не хотел. Его страх и желание иметь страну рабов перевешивали. 

При всем уважении к Николаю Cванидзе и к устоявшейся версии "Сталин Победу запретил", однозначного (то есть подкрепленного документами и свидетельствами) ответа на вопрос - нет.

Начнем с того, что в 1945м году 9 мая все-таки было объявлено выходным днем. И три года подряд его праздновали. Только в 1947 году вышло постановление "считать день 9 мая - праздник победы на Германией - рабочим днем". Указ подписан в самом конце года, и не случайно: в пункте два того же документа нерабочим объявляют ... 1 января... да-да, Новый Год в те времена не был выходным, вот что сложно представить-то, неправда ли? )

Кстати, обратите внимание, на формулировку - победа "над Германией". Потому что в 1945 году был еще ... и второй день победы. 3 сентября, день капитуляции Японии, да. И он тоже был объявлен нерабочим. И тоже отменен - не как праздник, как выходной -в 1947 году.

Что из этого мы имеем? Изначально прятать День Победы никто не собирался. По крайней мере, до 1947 года. Случилось ли что-нибудь между 45м и 47м? Случилось. Многие маршалы-герои войны попали в опалу. Жукова услали в Одессу, Кузнецова разжаловали, Новикова чуть вообще не посадили. В этом смысле, версия о том, что Сталин параноил в отношении собственной победоносной гвардии - вполне оправдана.

Но имело ли это отношение к празднику Победы? Да, выходной отменили. Но праздновать - праздновали. И Кремлевский салют (а также салют в городах-героях) присутствовал. Единственное возможное свидетельство «понижения класса праздника»: в 1945-6 указы о салюте подписывал лично Сталин. А в 1947 – Булганин. Но указы-то эти адресованы войскам. И подписывал их Сталин от имени себя как «министра обороны». А в 1947м министром стал Булганин. При этом текст указов до смерти Сталина практически не менялись. Обязательно упоминался «героический советский народ, его доблестные вооруженные силы». Ну, конечно же «под руководством великого вождя/гениального товарища Сталина». И все же, заметим, «народ и армия»  шли на первом месте.

А вот в 1953 году, тот же Булганин пишет: «Одержав под руководством нашей славной Коммунистической партии эту всемирно-историческую победу, советский народ и его Вооружённые Силы отстояли честь и независимость своей социалистической Родины и избавили народы Европы от фашистского рабства». Ага, Сталин всего два месяца как помер, а уже не он, а Компартия – главный организатор и вдохновитель побед. Причем заметьте, в этом обращении КПСС стоит раньше народа.

И вот в таком духе все продолжалось до 1965 года. Если Победа и правда была сознательно «украдена» Сталиным, о чем наверняка должно было знать его окружение, что мешало «реабилитровать» ее на 10 годовщину? Ну ладно, на 15ю годовщину, в 1960м, когда уже и Доклад о культе личности  был, и амнистии с реабилитациями вовсю шли?

Мне кажется, ответ стоит искать не в действиях Сталина и его наследников, а в нас самих, в нашем восприятии этого праздника. Потому что это для нас Победа превратилась в событие эпохального масштаба, на грани истории и религии. А вот была ли она такой для жителей (да и для вождей) СССР в 1945 году? Ведь война шла целых 4 года. Стала будничным явлением, фактически частью жизни. «Жители древней Греции не догадывались, что живут в древней Греции». Вот и для жителей СССР война была не учебником истории, не подвигом, а страницей жизни, которую они писали своим потом и кровью. И победа стала не монументом, не точкой, после которой можно садится на табуретку и до конца жизни праздновать. А – запятой, перевернутой страницей жизни – страницы очень важной, но не единственной. «С войной покончили мы счеты, бери шинель - пошли домой,» - это ведь написал фронтовик Окуджава.

И уж точно 9 мая вряд ли воспринимались всеми миллионами фронтовиков как тот самый единственный день, который «приближали как могли». Ведь 9е мая - день формальной капитуляции Германии. Но в Берлине основные бои закончились еще за неделю. А Прагу взяли, наоборот, позже. И не забывайте, потом еще была совершенно забытая ныне победа над Японией. Да и парад 9 мая, который теперь кажется нам таким самоочевидным, в 1945 году был, правильно, 24 июня. А потом его вообще не было, потому что парадом в СССР отмечали 7 ноября.  В общем, у каждого была своего «победа».

А вот 1965 год был идеальной датой для «унификации победы». Солидная «круглая дата». Выросло поколение тех, кто не видел войну. А те, кто лично участвовал, стали подзабывать «живые» подробности. Маршалы победы постарели, вышли на пенсию, в политической жизни не участвовали, зато представляли из себя идеальные модели для «живых памятников». И, конечно же, с высот 20 лет мирной жизни стало особенно очевидно, какой нереальный подвиг и жертва была эта война

Ну и Генсек был, любящий масштабные мероприятия, куда же без политической воли.

Вот именно тогда всю Победу и всю войну со ее 1418 днями, всеми жертвами и триумфами, навсегда привязали праздничной лентой к одной, наиболее очевидной дате, добавили парад, украсили монументами, присыпали встречами с ветеранами и торжественными вечерами… так и получился культ «9 мая- Дня Победы».

Так часто бывает с победами: масштаб празднований растет по мере удаления от исторического события. 100- летие войны 1812 года праздновали с имперским размахом, невиданным ни на одну другую годовщину. Битву Невского на Чудском озере вспомнили при Петре Первом, а потом еще раз при Сталине.

И чем больше и масштабнее отмечаются праздники, тем больше современникам кажется, что «по-другому и быть не могло». Помните, в фильме «В бой идут одни старики», герой Быкова говорит: «Вот в Берлине, где-нибудь на самой высокой уцелевшей стене, я с огромной любовью напишу: «Развалинами Рейхстага удовлетворен». Мог ли, на самом деле, командир эскадрильи в 1943 году предполагать, что финальным эпизодом войны станет  именно штурм Рейхстага? Да и было ли для него здание немецкого Парламента главным символом врага? Нет, конечно. Культовым Рейхстаг стал стихийно, и даже не в мае 45го когда его брали, а потом расписывали, а уже значительно позже, когда этот образ был растиражирован в мемуарах и в кино.

Вот и с Победой так же, мы привыкли поклоняться ей, и поклоняться именно 9 мая, по строго описанному ритуалу… и не можем понять, как же могло быть по-другому. Но это, может, и правильно. Ведь как писал Рождественский «это нужно не мертвым, это нужно живым».

показать ещё 15 ответов