Справедливо ли Фихте и Шеллинг оказались в тени Канта и Гегеля и почему так случилось?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
15
2 ответа
Поделиться

Фихте оказался в тени Канта совершенно справедливо. Фихте имел менталитет не философа, а, скорее, религиозного фанатика, уверенного в своей правоте. Не случайно один из его современников сравнивал его с Магометом. Философия Фихте представляет собой однобокое прочтение философии Канта и заострение ее в духе солипсизма. Его наукоучению чужда кантовская глубина. Антиномии Канта, вершина философской аргументации в "Критике чистого разума", были объявлены Фихте недостатком, а сам Кант был обвинен в отсутствии воображения.

Что касается Шеллинга, то его философское дарование по крайней мере сравнимо с дарованием Гегеля. Достаточно указать на труд Шеллинга "Система трансцендентального идеализма", который был взят Гегелем за основу при написании им "Феноменологии духа". Но Шеллинг находился в постоянном поиске, как и подобает настоящему философу, ему хватило смелости пересмотреть свои взгляды, что не позволило ему создать стройную систему, наподобие гегелевской, но его глубокая мысль о доминирующем значении искусства, где определяющим является не разум, а творческая интуиция, повлиявшая на романтическое движение, открыла новый горизонт для дальнейшего развития философии.

25
Прокомментировать
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Фихте, конечно, не был никаким религиозным фанатиком, и как философ он не уступал остальным перечисленным (хотя, пожалуй, как публицист превосходил их темпераментом). Чтобы не вникать в тонкости умозрительных построений, сошлюсь на раннего Шеллинга, считавшего именно систему Фихте (а не Канта) последним и окончательным словом в трансцендентальной философии. Похожего мнения был и Гегель.

Что касается самого вопроса, думаю, не вполне правильно говорить, что Фихте и Шеллинг оказались в тени Канта, поскольку оба они (вместе с Гегелем) принадлежали уже, в общем-то, к другой эпохе в истории философии и с Кантом не конкурировали. Что же касается их поражения в конкуренции с Гегелем, оно, на мой взгляд, объяснятся случайными обстоятельствами. Фихте умер рано и не имел возможности отреагировать на ключевые работы Гегеля (кроме «Феноменологии духа»). Шеллинг же после 1809года не публиковал книг, а свои лекции запрещал конспектировать, что затрудняло распространение его идей при жизни и затрудняет изучение его зрелого наследия до сих пор.

Если же говорить о «справедливости», то, пожалуй, действительно несправедливо история обошлась не с Фихте и Шеллингом, которые все-таки стали очень известныи и влиятельными философами, а с другими послекантовскими немецкими мыслителями, такими как Г. Э. Шульце, Я. Ф. Фриз, Гельдерлин, Новалис и другие. По какой-то причине понятия «идеализм Фихте, Шеллинга и Гегеля» и «немецкая философия начала XIX века» стали практически синонимами, а романтические, скептические и прото-позитивистские философские проекты того времени оказались практически забыты.

4
Прокомментировать
Ответить