Какова история проекта «Дурачок и Пионерка»?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
0
1 ответ
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Спустя год после того, как я устроилась на Эхо Москвы, Алексей Венедиктов собрал в гостевой комнате несколько ведущих радиостанции, равное количество мальчиков и девочек, и сказал, что теперь по утрам будут пары М и Ж. Он назвал это Le père et son fils, год был 2006ой. Пэрами были назначены он сам, Матвей Ганапольский, Сергей Бунтман и Сергей Доренко. Среди fils были Оля Орехова, Ксения Туркова, Маша Майерс и я. Одну неделю в месяц мы вели Утренний разворот. Мне в партнеры достался Венедиктов, потому что я была самой неопытной радиоведущей (к тому моменту проработала на радио меньше года), и кто-то должен был меня учить. 

Зимой того же года я познакомилась с Сашей Плющевым, несмотря на то, что мы оба работали на одной радиостанции, у нас не было большой возможности как-то познакомиться хорошо, кроме здравствуйте-досвиданья, потому что наши эфиры были в разные дни и мы никогда не встречались на работе. Но, славно, что бывают новогодние корпоративы - там мы перебросились больше чем одной фразой "привет-пока", мне этого было достаточно, чтобы совершенно полюбить Плющева.

Как-то раз я ехала на работу и слушала радио "Серебряный дождь", утренний эфир вел Владимир Рудольфович Соловьев. Соловьев был тогда интересным персонажем, по Москве ездили машины с белыми ленточками, это был протест водителей против беспредела гаишников и правового нигилизма в России, инициатором этого гражданского протеста был Соловьев, и я по-доброму ему завидовала - что его слова имеют такой резонанс и что этот человек не просто сидит в эфире, а хочет поменять Россию к лучшему и поднимает акции протеста. В том эфире, который я слушала, Соловьев критично говорил о Плющеве, почему-то еще назвал Плющева толстым человечком. Я подумала, что Плющев должен быть очень крутым чуваком, если Соловьев про него в эфире целых 20 минут что-то говорит. Я доехала до работы и в лифте 14 этажа встретила Сашу. Я подошла к Плющеву и сказала: утром слушала Соловьева, он про вас 20 минут говорил гадости. Какой же вы крутой, респект.

Еще через 2 недели я шла по Новому Арбату и была сильная пурга и метель. Навстречу шел Плющев. Я шла и думала, что хочу с Плющевым вести утренний эфир, но решится предложить это было бы странно. Но когда из метели появился вдруг Плющев, я подумала, что сейчас или никогда: 

- Cаша, я тут подумала, давайте вместе вести эфир? 

- Ха! А Венедиктов? Вы же с ним ведете?

- Не знаю. Давайте один разок? Он же в командировку уезжает, а мы на замену.

- Мы зашли с мороза в кабинет Венедиктова, он сказал, что это дебильная идея, но один раз хрен с вами.

Мы начали вести эфир вместе, и не было никакого названия дурачок и пионерка, просто вели эфир. Венедиктов в течение всех месяцев нашей работы с Плющевым приходил на работу рано утром, после каждого эфира вызывал нас к себе в кабинет и ругал, пересказывая в деталях, что мы делали не так в час с 9 до 10 утра и с 10 утра до 11 утра. Мы жутко раздражались, я обижалась и боялась, думала, какой нехороший, зачем так ругает.

Сейчас мне 32 года, я сижу и думаю, каждое утро Венедиктов приходил на работу пораньше, каждый божий эфир прослушивал с карандашом, каждый день по 30 минут подробно разбирал ошибки, слова доброго не сказал. Спасибо! Сколько времени и сил потратил, смогу ли я так с кем-то возиться в жизни с таким вниманием, с каким он тогда год с нами возился?

Однажды утром Плющев пришел и сказал, что придумал нам название. Он начал издалека: 

- Тоня, ты понимаешь, я вот такой лопушок деревенский по образу, и мне с этим комфортно (Надо понимать, что Саша вообще не лопушок, а самый мудрый и эрудированный человек, которого я знаю), поэтому в нашем дуэте, если бы нас как-то можно было называть, я бы назвал себя "Дурачок" - мне с этим комфортно жить. А ты, конечно, пионерка - ты же это понимаешь?

- НЕТ? ПОЧЕМУ Я ПИОНЕРКА?

- Тонь, ну вся служба информации тебя так уже год называет, как тебя еще назвать-то?

- У МЕНЯ ЕСТЬ КЛИЧКА?

- Тонь, ну ты себя по радио слышала, ты же из вышки, любишь либерализм, знаешь ответы на все вопросы, конечно, ты пионерка! 

Мне пришлось согласиться. Летом Плющев пришел со словами: я ехал в машине, слушал радио, услышал песню Лагутенко, подставил в нее фразу дурачок и пионерка, она отлично легла на размер приперва - вот послушай. Если вы не знаете, у Плющева отличное музыкальное воображение. Он включил музыку - и это стала наша музыка перед эфиром.

А вот, как эту историю запомнил и рассказал Плющев, когда мы закрывали проект. 

15
-1

Кажется, я видел Плющева в гостях у одной общей тогда знакомой, ух, какой год это был, даже не вспомню. Может 2006-2008. Я тогда совсем маленький был, а он внешнее с того времени и не изменился даже, мне кажется. Нечего кроме привет-пока обсудить с ним не удалось, да и не знал я, кого мне удалось увидеть. Так, какой то друг одной знакомой.

 А спустя много лет уже обнаружил его на эхе, и узнал. Прикольный чувак, я рад что удалось на него вблизи посмотреть.

0
Ответить

Оказывается, у Рудольфыча уже тогда была нездоровая фиксация на Плющеве. Время идет, ничего не меняется.

-1
Ответить
Прокомментировать
Ответить