Как социология повседневности объясняет социальный порядок?

2587
1
0
2 ноября
16:10
Ответ партнёра TheQuestion
ноябрь
2015

Главное отличие социологии повседневности от «нормальной» социологии состоит в том, что мы не изучаем социальный порядок так, как если бы он был универсальным и всеобщим – нависающим над людьми и управляющим их поведением. Поэтому социолог повседневности (например, этнометодологического вероисповедания) анализирует конкретные частные локальные случаи социального порядка: очередь, переход улицы, разговор по телефону и т.п.

«Некоторое время назад, – пишет этнометодолог Эрик Ливингстон, – задолго до “золотой лихорадки” тотальной видеосъемки, один социолог в Нью-Йорке заинтересовался изучением потока пешеходов. С этой целью он поместил камеру на крышу здания и заснял, как люди переходят регулируемый перекресток на Манхэттене. На пленке было видно, что два потока пешеходов сначала скучивались на противоположных углах перекрестка, а затем каким-то образом умудрялись проинтерпретировать действия друг друга так, чтобы перейти дорогу. Аргумент социолога, обоснованный замедленным и покадровым воспроизведением записи, был таков: пешеходы организуются в “клинья” и идут “фронтами” за “ведущими”. Подобная организация тел позволяет плотным формированиям пешеходов проходить друг через друга». Увиденное социологом более всего напоминало сцену танкового сражения.

Но исследователя повседневности Ливингстона (в отличие от анонимного социолога) не устраивает такой способ наблюдения и аргументации. Ведь люди не просто переходят дорогу. Они представляют собой организованную когорту исполнителей, вовлеченных в «локальную организацию совместного перехода дороги» и именно поэтому мы можем наблюдать «зримые структуры описуемых действий». А значит, «…чтобы понять, как пешеходам удается совершить переход мы должны, метафорически, спустить камеру на уровень глаза. Когда первый пешеход выходит “на поле”, его внимание сфокусировано на других пешеходах, переходящих дорогу в противоположном направлении. Когда движение вражеской армии и ее лидеров становится понятным, наш “скаут” прокладывает маршрут, ориентируясь на таких же как он “впередиидущих” (но с противоположной стороны)».

Именно благодаря подобной технике «маршрутизации» – а также в силу негласного правила, по которому пристраивающиеся сзади за «фронт-ранером» образуют клин, не позволяющий вражеской армии сомкнуться за спиной лидера, – становится возможен переход дороги как феномен социального порядка.

Частым пассажирам московского (и не только московского) метро хорошо известен ливингстоновский феномен «клинообразования». Хотя двери вагона легко позволяют выйти из него одновременно двум людям, происходит такое редко. Теоретик рационального выбора или специалист по кооперативным игровым стратегиям мечтает о том, что когда-нибудь выход из вагона метро будет выглядеть вот так:

Толика организации, дисциплины и рациональности, – рассуждает такой исследователь, – привнесенная в повседневную жизнь города, позволит ускорить выход из вагона, сократит время ожидания на несколько секунд, предотвратит массу локальных стычек и вообще повысит отдачу от используемых транспортных ресурсов.

Но пока процесс выхода из вагона московского метро в час-пик куда ближе тому, что описывает Эрик Ливингстон:

Покидающие вагон выходят асимметричными парами, но затем вынужденно перестраиваются в одиночную шеренгу. Если они сделают это слишком рано (до прохождения двери вагона), один из двух вражеских «скаутов» скользнет внутрь и пробьет брешь в рядах выходящих, организовав двустороннее движение.

Различие между ситуациями на двух схемах – это различие между двумя типами рациональности. Рефлексивной, теоретической, абстрактной «формальной рациональностью» экономиста, планировщика или математика и повседневной, телесной «практической рациональностью» пассажира метро. Исследователи повседневности всецело на стороне рутинных практик: очистить от них наблюдаемый феномен, чтобы лучше разглядеть, на чем держится социальный порядок, говорит отец-основатель этнометодологии Гарольд Гарфинкель, все равно, что убрать стены, дабы посмотреть, на чем держится крыша.

49
0
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта