Максим Форза
13 июня 12:43.
380

Как вы понимаете слова Эминеску "Легко писать стихи, когда тебе нечего сказать" ("Моим Критикам")? Насколько актуально это высказывание вне контекста поэзии?

Ответить
Ответить
Комментировать
3
Подписаться
4
2 ответа
Поделиться

Я думаю, оно неактуально даже внутри поэзии, но обо всем по порядку.

Высказываие легко интерпретируется даже на самом поверхностном уровне: писать легко когда от автора требуется знать себе рифмовать, и ничего не тревожит. Когда же у автора стоит существенная задача, то чем она условно-масштабнее, тем сложнее ее выразить. 

Вопрос усложняется, как всегда, с учетом исторического контекста. Эминеску был романтическим поэтом небольшой языковой группы во второй половине 19-го века. Текст написан под конец классицистской эпохи, и суть его сводится к типичной для романтизма апологии – что классицистский канон не дает адекватных средств для выражения задач, подогреваемых внутренним миром автора. Автору, к слову, на момент написания было всего 33, и он уже успел стать классиком и сойти с ума. Весьма романтический жизненный цикл.

Предъява, в принципе, для своего времени обоснованная: по классицизму, лучшие тексты всегда уже написаны, автору остается только повторять их – что в свою очередь требует выверенной формы, но не требует радикально нового смысла. Максимум новых нюансов. Письмо становится ремеслом с данным набором шаблонов, за пределы которых выходить не имеет смысла – поскольку, см. выше, лучше тексты уже написаны.

Другой вопрос – что данная полемика означала в румынской литературе 1880-х? Романтическая линия была подчерпнута Эминеску во время его учебы в Вене и Берлине, где романтизм фактически уже был новым каноном. В принцпе, он был новым каноном и в самой Румынии: как и Россия, Румыния вступала в мир светской литературы уже в 19-м веке на одной волне с национализмом и внутренними конфликтами, так что идея, что в 1880-х где-то в Румынии царствовала каббала упырей-классицистов, охочих травить молодого поэта, представляется несколько несерьезной. По большому счету, Эминеску полемизирует тут с самим собой.

Так почему высказывание таки неактуально?

Классицистский подход к форме и содержанию был архаичен еще при жизни Эминеску. Его ошметки сохранились в 20-м веке только в тоталитарных режимах, тоскующих по имперской пышности, и в формах настолько уебищных, что они компрометировали себя сами. Оппозиция классицизма и романтизма в 20-м веке неисторична – она выглядит существенной только в условиях умолчания, когда большая часть поэтических направлений игнорируется из личных пристрастий преподавателя или согласно повестке свыше.

На практике, поэзия 20-го века уже не имела шаблонов. Как и живопись, как и архитектура, как и крупная проза, как и музыка, как и все остальное. Разнообразие направлений дало достаточный разброс форм, так что выбор любой из них требовал стратегического подхода. Уже нельзя было взять гексаметр и лабать до потери пульса.

Другое дело что одна из проблем, озвученных Эминеску, все еще остается: подбирать нужные слова сложно. "Слов очень много", как говорила одна знакомая. Динамика письма часто приводит к тому, что текст выводит автора совсем не туда, куда автор его планировал – именно за счет внутренней логики самого текста. Можно писать хорошо – точно, осмысленно, глубоко – и все равно не высказать того, что хотелось.

Эту проблему нельзя снять потому что слова работают не так как мысли или эмоции. Но это не страшно. Поэзия предполагает констуркции. Романтическая апология о внутреннем мире тоже была способом предложения альтернативных конструкций, смены критериев. "Да блять" всегда будет точнее описывать состояние автора чем шесть томов сочинений, и в конечном итоге поэт всегда разделяет слова на бумаге, и то, что он чувствовал сколько-то лет назад о ситуации, которую уже плохо помнит. От слов требуется работать вне зависимости от.

"For us, there is only the trying. The rest is not our business."

Gleb Simonovотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
13
-1

Восхитительно, спасибо за ответ. Меня в школе учили что Эминеску, как лучафэр румынской литературы, сам создает контексты или по крайней мере находиться вне их влияния. Я не смел посмотреть на него через свойственные его времени течения, и усмотреть "очевидную" связь. Как там говорилось, чтобы понять картину нужно понять пути ее создания, наверное это правило работает и для литературы.
Скажите, откуда вы знакомы с творчеством Эминеску и на сколько он известен вне своей исторической родины?

0
Ответить

Конечно он лучафэр, но что он сам создает контексты и вне влияния – это из серии "когда на земле жили одни казахи". Романтизм придумали в Англии и Германии, остальные принимали его по цепочке.

Эминеску это автор национального значения для Румынии, но за пределами Румынии ему предложить особенного нечего. Румынские писатели мирового значения это Целан, Тцара и Ионеску, но никто из них не жил в Румынии и не писал на румынском.

+2
Ответить
Прокомментировать

Сколько бы мы не проходили его произведений, всегда были недовольны. Излишняя романтика какая-то, слащавость, в общем, не очень 

Единственное, что, наверное, из пройденного реально имеет смысл, хоть и давно всеми усвоенный, эт лучафэрул. Как-то там можно разглядеть вот эту судьбу гения и его абсолютную непонятность обычными обывателями 

Поэтому, да, легко писать стихи, когда нечего сказать 

1
0

Спасибо за ответ!

Скажите, а “Oda ( în metru antic)”, того же Эминеску вам понравилась?

 С прошедшим временем, я понимаю что есть писатели ярче чем Эминеску, и наверное его слишком превозносят. Но всё-таки в нем есть нечто примечательное и без того излишнего восхищение.

0
Ответить
Прокомментировать
Ответить