Каково это, понимать, что ты умрёшь через несколько минут и что делать в эти последние минуты?

43001
20
1
2 ноября
03:27
ноябрь
2015

Ф. М. Достоевский в своём романе «Идиот» красочно изобразил эти последние мгновения жизни человеческой: «...человек был раз взведен, вместе с другими, на эшафот, и ему прочитан был приговор смертной казни расстрелянием, за политическое преступление. Минут через двадцать прочтено было и помилование, и назначена другая степень наказания; но однако же в промежутке между двумя приговорами, двадцать минут, или по крайней мере четверть часа, он прожил под несомненным убеждением, что через несколько минут он вдруг умрет. Мне ужасно хотелось слушать, когда он иногда припоминал свои тогдашние впечатления, и я несколько раз начинал его вновь расспрашивать. Он помнил всё с необыкновенною ясностью и говорил, что никогда ничего из этих минут не забудет. Шагах в двадцати от эшафота, около которого стоял народ и солдаты, были врыты три столба, так как преступников было несколько человек. Троих первых повели к столбам, привязали, надели на них смертный костюм (белые, длинные балахоны), а на глаза надвинули им белые колпаки, чтобы не видно было ружей; затем против каждого столба выстроилась команда из нескольких человек солдат. Мой знакомый стоял восьмым по очереди, стало быть, ему приходилось идти к столбам в третью очередь. Священник обошел всех с крестом. Выходило, что остается жить минут пять, не больше. Он говорил, что эти пять минут казались ему бесконечным сроком, огромным богатством; ему казалось, что в эти пять минут он проживет столько жизней, Что еще сейчас нечего и думать о последнем мгновении, так что он еще распоряжения разные сделал: рассчитал время, чтобы проститься с товарищами, на это положил минуты две, потом две минуты еще положил, чтобы подумать в последний раз про себя, а потом, чтобы в последний раз кругом поглядеть. Он очень хорошо помнил, что сделал именно эти три распоряжения и именно так рассчитал. Он умирал двадцати семи лет, здоровый и сильный; прощаясь с товарищами, он помнил, что одному из них задал довольно посторонний вопрос и даже очень заинтересовался ответом. Потом, когда он простился с товарищами, настали те две минуты, которые он отсчитал, чтобы думать про себя; он знал заранее, о чем он будет думать: ему всё хотелось представить себе, как можно скорее и ярче, что вот как же это так: он теперь есть и живет, а через три минуты будет уже нечто, кто-то или что-то, — так кто же? Где же? Всё это он думал в эти две минуты решить! Невдалеке была церковь, и вершина собора с позолоченною крышей сверкала на ярком солнце, Он помнил, что ужасно упорно смотрел на эту крышу и на лучи, от нее сверкавшие; оторваться не мог от лучей: ему казалось, что эти лучи его новая природа, что он чрез три минуты как-нибудь сольется с ними… Неизвестность и отвращение от этого нового, которое будет и сейчас наступит, были ужасны; но он говорит, что ничего не было для него в это время тяжело, как беспрерывная мысль: «Что если бы не умирать! Что если бы воротить жизнь, — какая бесконечность! всё это было бы мое! Я бы тогда каждую минуту в целый век обратил, ничего бы не потерял, каждую бы минуту счетом отсчитывал, уж ничего бы даром не истратил!» Он говорил, что эта мысль у него наконец в такую злобу переродилась, что ему уж хотелось, чтоб его поскорей застрелили.»

Этот текст автобиографичен: сам Достоевский был чуть не застрелен и отправлен на каторгу вместо казни в последнюю минуту. И много думал потом о других убиваемых подобным образом людях... В произведениях писателя ценность человеческой жизни, и плохой, и хорошей, любой, была возведена на новый уровень. Сегодня в произведениях литературы смерть уже стала привычной, не находящей отклика в читателе, а Достоевский умел заставить заплакать даже по самому падшему человеку. Потому что единственное, что остаётся понять в последние минуты жизни — раньше ты этот драгоценнейший дар не ценил.

459
7
декабрь
2015

Сам пару раз бывал в такой ситуации. Первое что появляется - так это осознание того, на сколько прекрасна жизнь, и как же сильно хочется жить дальше. Все проблемы и трудности начинают казаться совершенно незначительными, переживания, страхи - бессмысленными. И еще возникает... какая-то обида что ли. На себя в первую очередь. За то, что за то время, которое успел прожить, не совершил ничего по-настоящему великого, значимого. Потом, когда все таки выбираешься из этой ситуации, в течении нескольких часов настоящая эйфория. Прекрасным кажется все, абсолютно. А за тем эйфория спадает и жизнь идет дальше своим чередом.

106
1
декабрь
2015

В ситуации Достоевского со смертной казнью мы вряд ли окажемся, а вот в ситуации с преступниками в темной подворотне - запросто. С точки зрения биологии (а ее просто невозможно игнорировать в данной ситуации) первое что будет в этот момент работать - это инстинкт самосохранения, поэтому пункт номер 1 - это поиски путей спасения. Загвоздка в том, что в стрессовой ситуации наш мозг автоматически выбирает стратегии выживания, и, к сожалению, не всегда очень рационально, а скорее эмоционально. Поэтому ответом на вопрос что делать - успокоиться и попытаться рассуждать логически.

Гораздо сложнее и интереснее (а также менее вероятна) ситуация с неизбежным концом - например, в случае падения самолета. Здесь реакция более индивидуальная: кто-то будет хвататься за иллюзию возможного спасения, кто-то будет паниковать, не веря в свою скорую смерть, а кто-то сразу примет это как факт и будет думать о чем-нибудь абстрактно-философском или о прошлом, воспоминаниях. Скорее всего, эта реакция будет неконтроллируемой, но все же, если бы представилась возможность взять в себя в руки, лучше попыталась вспомнить все хорошее и подумать, что все-таки все было не зря, ведь как писал Марк Твен: "Два самых важных дня в твоей жизни: день, когда ты появился на свет, и день, когда ты понял зачем".

46
2
показать ещё 18 ответов
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта