Какой идеологии придерживается Ноам Хомский? Насколько обоснована его критика политики США?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
1
1 ответ
Поделиться

Ноам Хомский (Хомски) исповедует утопический социализм на грани с марксизмом. От марксистов его отличает то, что революции он предпочитает парламентский переход к коллективистскому управлению.

Свою систему взглядов сам он ещё называет либертарианством. Ничего странного в этом нет, и к современному либертарианству это не имеет никакого отношения, поскольку Хомский использует этот термин в его первоначальном значении, какое существовало в конце XIX и начале XX вв. (после Второй мировой войны этот термин апроприировали классические либералы, и в настоящее время он имеет иное, почти противоположное значение). Тогда либертарианство представляло собой сплав социализма и анархизма как общества, организованного на основе коллективного управления.

В отличие от его научных изысканий в лингвистике ничего интересного или оригинального в политических взглядах Хомского нет. Он критикует капитализм. Хомский критикует капитализм, рынок, не понимая, как он устроен. Он, например, называет корпорации «тоталитарными» структурами и на этом основании уравнивает тоталитаризм советской экономики с рыночной. По словам Хомского, признаками тоталитаризма корпораций являются единоначалие, эксплуатация наёмного труда (Хомский называет это «зарплатным рабством») и «разрешение» массе потребителей покупать свои товары под воздействием «пропаганды» - рекламы.

Хомский голословно отказывает рынку в его главных элементах, на которых он зиждется – свободе выбора и сотрудничестве людей. Ничего этого нет, считает Хомский, но он почему-то не знает, что без этих элементов рынок просто не функционирует – в их отсутствие необходимо создавать министерства и госплан, но в рыночных экономиках ничего подобного нет. Однако Хомский не утруждает себя объяснением этого несоответствия.

Он критикует глобализацию, которую, кстати, Маркс ставил в заслугу капитализму.

Хомский критикует капитализм так, как будто ранее не лопнули все прежние предсказания социалистов о кризисе капитализме, обострении всех его «противоречий», как будто не было стремительного роста мирового богатства (Хомский вообще не считает рост благосостояния аргументом в пользу капитализма), как будто не было трагического опыта коллективизма, обернувшегося в ХХ в. тоталитаризмом, как будто социализм не рухнул в СССР и десятках других стран, как будто Китай не признал своими реформами банкротство социалистической экономики.

Развал социализма в конце ХХ в. сделал очевидной необходимость глубокой корректировки социалистической идеи или хотя бы смены риторики. Часть социалистов добросовестно признала провал всей социалистической затеи и либо признала поражение, либо пытается найти новые формы реализации социалистической идеи.

Но Хомский продолжает говорить про капитализм так, как социалисты делали это на протяжении и XIX, и XX в. Он говорит про все те же самые кризисы, про угнетение, про лишение людей прав и достоинства, про то, что капитализм бесперспективен и вот-вот рухнет.

Стоит при этом отметить, что Маркс понимал ничтожность критики, основанной на личных взглядах. Маркс выстроил систему аргументов, из которой следовало, что капитализм развалится не потому, что так заявил он, Маркс, а потому таким будет результат естественного хода событий, который он увидел. Именно поэтому Маркс говорил о научном характере своих выводов и неизбежности краха капитализма и победы социализма. Маркс пытался критиковать капитализм в его основаниях. Он оказался неправ, но это не означает, что капитализм, как любую систему, достаточно критиковать лишь на основе личных вкусов, а не в силу объективных данных, какими они ни представляются.

Учёный, разработавший в лингвистике иерархию грамматик, отражающей социокультурные реалии, считает, что в обществе не должно быть иерархии – идеалом Хомского является коллектив и действия коллектива в политике и экономике. Он повторяет известный тезис о том, что только коллектив способен обеспечить равенство – не перед законом, как это признают и либералы, а социальное равенство.

Сосредоточивая практически всё своё внимание на критике капитализма, Хомский вслед за Марксом и др. теоретиками социализма не предпринимает никаких попыток описать «механику» функционирования коллектива – как он формируется, как он пополняется, что этот коллектив делает на производстве, на транспорте, в строительстве, в школе, в больнице, откуда берёт средства на зарплаты, средства производства, как он получает основной капитал. Если нет капитала, то что тогда происходит. Как осуществляется учёт, и кто устанавливает цены. Это всё надо как-то объяснить. Либералы всё это объяснили применительно к рынку, но социалисты ничего подобного до сих пор не сделали, и Хомский не вносит никакого вклада в эту самую насущную для социалистов проблему.

Ведь у вас, социалистов, перед глазами должен стоять советский и китайский опыт, который вы (Хомский, кстати, тоже) отрицаете как социалистический, утверждаете, что к социализму он не имел никакого отношения. Но советские коммунисты, а вслед за ними и другие, пытались решить именно эти вопросы организации производства и вообще текущей жизни на базе коллектива. Маркс не оставил им никаких рецептов – он тоже потратил все свои силы на критику капитализма, поэтому коммунисты искали спасительные решения по ходу дела, и всё у них в итоге вылилось в тоталитаризм.

Казалось бы, называясь в нынешних условиях социалистом, ты должен прежде всего ответить на те вопросы, с которыми не справились коммунисты в СССР. Как учёный, Хомский не может не знать, что гипотеза, перечёркнутая результатами опыта, должна быть отвергнута. Если же считаешь, что опыт был проведён неверно, тогда необходимо сосредоточиться на анализе его результатов и попытке сформулировать новые условия. Однако ничего подобного Хомский не делает. Его декларации о преимуществах «партиципаторной» демократии и экономики остаются нерасшифрованными.

Высказывания Хомского по внешней политике трудно назвать иначе, как любительскими. Они больше похоже на кухонные дебаты, когда человек хочет излить личные предпочтения, полагая, что хорошо разбирается в политике, как и в футболе и медицине.

Внешнеполитические взгляды Хомского сводятся исключительно к критике политики США и Великобритании (российским госпатриотам не стоит радоваться, поскольку политику РФ Хомский называет вообще криминальной, например, в крымском вопросе) и не основаны на попытке анализа мировой обстановки, существующих угроз, рисков и возможностей, ценностных ориентиров, баланса интересов. Не понимая иерархии внешнеполитических целей и задач, значения релевантных документов, политических возможностей и ограничений, Хомский обосновывает свою позицию произвольными цитатами, оставляя вне поля своего внимания взаимосвязь отдельных проблем с общей ситуацией в мире, предысторию вопроса, конкретный военно-политический контекст.

Хомскому не нравится Израиль, и поэтому он критикует действия Израиля и США, осуждает любые их действия в любой период истории, неправильно по фактам трактует историю британской политики в отношении создания Израиля и американской политики – после его создания, любым способом оправдывает все, в т.ч. террористические действия арабов.

Хомскому не нравится Израиль, но ни для кого это не имеет никакого значения.

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
13
-1
Прокомментировать
Ответить