Почему мы придумываем зачем жить и как преодолевать страдания, а не пытаемся перебороть свой страх и выйти в окно? Почему мы продолжаем выбирать продолжение нашего вида за счет личного страдания?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
1
3 ответа
Поделиться

Вот мне лично  глубоко  по барабану , что там  дворник  думает.  Все  что удерживает от такого шага  это  страх. Может быть это  хорошо ,а может  и нет. Одно знаю  точно, еще  раз  прожить такую  жизнь  так близко принимая  все к сердцу  я не в состоянии.Хотелось бы  после  физической  смерти просто уйти в небытие , растворится во вселенной и больше ничего не знать и не чувствовать.Очень надеюсь  что  так и будет , поэтому  не хочу  ускорять процесс, чтобы  не изменить все   к худшему .

1
0
Прокомментировать

Даже если предположить, что сама постановка такого вопроса, следует из депрессивного состояния, и в рамках измененного депрессивным расстройством сознания невозможно ответить на этот вопрос, почему мы считаем депрессивное расстройство «расстройством», почему наша диспозиция «нормального» психического состояния основаная на полноценном функционировании индивида в рамках потребностей вида?

Какие у нас есть ответы, зачем продолжать "это все", в рамках индивида?

1
0
Прокомментировать

Ну, Вы же пока что не вышли. Погуглите "инстинкт самосохранения", это и будет ответом на Ваш вопрос.

Насчет "жизнь есть страдание" - ОК, все верно, гуглите "буддизм". Суицид буддизм, кстати, не одобряет - откинетесь в колесе сансары на лишний виток назад, и чего хорошего: штрафной круг, как в биатлоне.

Еще проще - Маяковский: "В этой жизни помереть несложно, сделать жизнь значительно трудней". Хотя Маяковский - так себе пример, потому что как раз жизнь не сделал и помер. Но то - великий поэт со сложной личной жизнью (опять-таки погуглите), так что Вы хотя бы попытайтесь этсамое - сделать свою жизнь. А там разберетесь.

0
0

К сожалению полностью вопрос не вместился, а очевидно надо пояснять:

К смыслу жизни, можно подойти с двух сторон (именно самого явления жизни, а не смысла внутри жизни), с индивидуалистической и с видовой. Очевидно что с индивидуалистической стороны, смысла никакого нет, а смысл внутри жизни  полностью завязан на смысле видовом: продолжение и развитии вида. И соответсвенно все индивидуалистические проявления поиска жизни внутри жизни, будут в итоге все равно вытекать в смысл видовой (нашли смысл в жизни в съемке кино, но это все равно видовой смысл развивающий нас как вид и тд).

Соответсвенно если мы говорим что, если с индивидуалистической точки зрения, у жизни как таковой (а не внутри жизни), смысла никакого нет, а сама жизнь наполнена страданиями либо попытками избежать страданий (что очень часто тоже страдания), почему мы продолжаем считать (и это скорее культурный момент), что наши индивидуальные страдания в момент проживания этой жизни менее значимы чем, факт того что мы продолжаем, выполнять придуманное же нами самими, "предназначение" нашего вида в существовании. Почему мы продолжаем выбирать существование этого вида (пытаемся найти предназначение в жизни, радости и тд) как ценность, выше чем личные страдания (не пытаемся культурно осмыслить что суицид это нормальный выбор и ничего в нем плохого или страшного нет)?

+1
Ответить

"- Был бы ты философ, - сказал Чапаев, - я б тебя выше,  чем  навоз  в конюшне чистить, не поставил бы. А ты у меня эскадроном командуешь". Пелевин

Попробуйте, стало быть, покомандовать каким-нибудь "эскадроном", в прямом или переносном смысле.

0
Ответить
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью