Были ли коллаборационисты времен ВОВ спасителями России или обычными предателями?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
11
1 ответ
Поделиться

Оправдание — вопрос сложный; а вот понять вполне можно.

Коллаборационистов можно разделить на две категории. Первая — это люди, сражавшиеся в Белой Армии, и их потомки, эмигрировавшие в Европу. Советская власть была для них властью врагов; большевики отняли у них Родину и выгнали их из собственного дома. Поэтому желание снова сразиться с ними и освободить страну от большевистского ига совершенно понятно. Как выразился атаман Краснов, «хоть с чёртом, но против большевиков».

Вторая категория — советские граждане, помогавшие немцам или добровольно сражавшиеся на их стороне. Их понять тоже нетрудно. Ведь что получили люди от советской власти за 20 лет власти? Реквизиция имущества, раскулачивание, ссылки и расстрелы, два страшных голода и частое недоедание, и главное — полное отсутствие всякого сочувствия. Отношение большевиков к России вполне можно охарактеризовать как колониальное, когда из туземцев выкачивается всё возможное, так как у них нет шанса протестовать, а количество жертв никто не считает.

Поэтому неудивительно, что большевиков многие ненавидели. А про Гитлера тогда знали мало. Не было информации о концлагерях и о других зверствах. По опыту недавней войны, когда армия Кайзера оккупировала огромные области страны, многие помнили или слышали, что немцы люди цивилизованные, плохого ничего делать не будут, и не боялись их. Советской же пропаганде уже тогда многие не доверяли.

В такой ситуации простые люди оказались в очень непростой ситуации, между двух откровенно вражеских сил. Каждый должен был решать сам, какое из двух зол хуже.

АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Мне помог немного разобраться с этим вопросом видео-диалог двух историков, Константина Семенова и Бориса Юлина. Диалог называется «Предатели или коллаборационисты»: youtu.be Борис Юлин утверждает, что на оккупированной врагом территории большинство населения всегда занимает крайне осторожную позицию: пытается не контактировать ни с врагом, ни с силами сопротивления. И это понятно, ведь большинство людей не являются воинами. Но на любой оккупированной территории также всегда есть как те, кто вступает в активную борьбу, становятся партизанами, так и те, кто начинают сотрудничать с врагом и помогать ему, становятся коллаборационистами.

Мотивы у коллаборационистов самые разные: есть такие, кто сотрудничают из страха, по принуждению, есть такие, которые устраивают свою жизнь, приспосабливаются, а есть те, кто сознательно переходит на сторону врага, чтобы вместе с ним бороться со своим государством и народом. Последних Борис Юлин однозначно называет предателями, которым не может быть оправдания.

В качестве пояснения он приводит в пример тех, кто в период гражданской войны был изгнан из России и оказался в эмиграции. Большинство из них оказалось в стороне от конфликта, не выразил никак своего отношения к войне. Но активная часть эмиграции поделилась на тех, кто осудил Гитлера и желал победы нелюбимой ими советской власти, и тех, кто с радостью поддержал вторжение Гитлера и желал поражения Советскому Союзу.

Еще он приводит интересный факт о том, как советская власть наказывала коллаборационистов по окончании войны. Были применены очень разные меры наказания: во внимание принимались как мотивы сотрудничества, так и тот ущерб, который это сотрудничество нанесло.

Также кое о чем могут рассказать цифры. Немцами была оккупирована территория с населением 78 млн. человек. На тот момент это было больше любой европейской страны. При этом есть данные об общем числе коллаборационистов на территории СССР. Данные очень разные, называют цифры от 100 тыс. до 1.5 млн., примерно половина из этого числа воевала на фронте, а другая половина обслуживала тыл немцев: wikipedia.org При этом есть данные немецких военных об уничтоженных партизанах на той же территории. И эти цифры таковы: 1.5 млн. убитых партизан и 4 млн. их пособников. По этим цифрам видно, что тех, кто сопротивлялся было в разы больше, чем тех, кто сотрудничал.

Максим Каракуловотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
Ответить