София Платонова
октябрь 2015.
16407

Имеют ли произведения Чака Паланика такую художественную ценность, которой наделяют их фанаты?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
16
2 ответа
Поделиться

Ценность имеют. Именно ту, о которой говорят фанаты. Но это не та ценность, которую стоит иметь.

Паланик — это яркая звезда заходящего постмодерна, за два часа до констатации смерти последнего. Это писатель, хорошо впитавший уроки литературных workshop'ов, умеющий строить грубую, но захватывающую интригу, ёмко сатиризировать окружающую действительность, на разные лады тянуть через текст серию последовательных метафор, и способный сотворить на целый роман может быть целого одного живого персонажа, а больше на его игровом поле в общем-то и не требуется.

Это до некоторой степени сложно, и это нужно уметь. Но в сущности это чечётка. А на сугубо литературном уровне оказывается, что лучшее, что Паланик пытается сделать, он всего лишь берёт откуда-то ещё, где это делали раньше и лучше. Паланику практически нечего поставить против Пинчона, Хеллера, Воннегута и иже — людей, которые всё-таки решали большие вопросы литературы, в масштабах которых Паланик и многие другие, тоже талантливые и умелые писатели последних тридцати лет, ходят по очереди бить дохлую лошадь. Зато уж в битии дохлой лошади равным их нет, не спорю.

Всё это, на самом деле, грустно. В "Выжившем" у Паланика есть момент, лучший за всю книгу — когда возникает перерыв между религиозными суицидниками с одной стороны и ясновидящей проституткой с другой, и главный герой вдруг описывает жизнь беспрерывной работы — "Стричь газоны, и стричь газоны, и стричь газоны. Повторить всё с начала." Это Паланик на своём пике. Когда ему ничего не нужно, и прямо сквозь бумагу чувствуется, как его прёт — именно от этих буквально двух-трёх абзацев, и уже думаешь, что ну вот же оно, то самое, наконец-то — но нет, глава заканчивается, и мы возвращаемся назад к воркшопу.

Это скучно. В писателях 50-х годов было уставшее, но живое сомнение. В битниках была свобода, неотличимая от тупика. В жестоких циниках 70-х и 80-х — отчаяние и ненависть. Паланик ничего не смог к этому добавить кроме стилистической романтизации патологий. А самое характерное — что он сам явно это осознаёт — неслучайно его единственный публичный ответ на критику суммируется в классическом "зачем вы обижаете писателя". И всё это в то время, пока другие авторы его же поколения искали и находили новые вопросы, новые формы повествования.

А так да, это прекрасное продолжение традиции трансгрессивной сатиры — не лепо ли ны бяшетъ, братие, сорвать ещё каких-нибудь масок и покровов — но в своём самовоспроизводстве ставшей скорее утверждением, нежели постановкой вопроса. А хорошая литература всё-таки предпочитает вопросы.

Такие дела.

Gleb Simonovотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
161
-10

"кроме стилистической романтизации патологий" — ооо, это так метко и ёмко, снимаю шляпу!

+31
Ответить

"Такие дела."

Проступила слеза

+10
Ответить

ничего не понял. наверное стоит скопипастить и запостить на страницу вк себе

+1
Ответить
Ещё 1 комментарий

Ростик, ну давайте упрощу, но предупреждаю, что упрощу грубо:

Представьте, что у вас на районе массово возвращаются из армии старые знакомые, уже после Чечни, Афгана, Сирии, или чего там. Они вас старше, у вас призыв ещё предстоит, а они вот уже вернулись. Вы им про девок рассказываете, про дискотеки, про всю херню, а им как-то пофиг. Вы их спрашиваете, в чём дело, но они и объяснить-то толком не могут. Не хотят об этом. Ну просто не радует их это всё. Теперь.

Так вот, Паланик - это чувак, которому армия вообще не светит по состоянию здоровья, но который, глядя на этих товарищей, в какой-то момент громче всех начал кричать, что вздор все эти девки и дискотеки. Слышите? Вздор!

+13
Ответить
Прокомментировать

Скажем так, он не великий писатель, но очень и очень хороший.

Попытаюсь обойтись без филологических умствований и щеголяния терминами. Я искренне не согласен (и как читатель, и как филолог), что литература должна ставить какие-то вопросы, для того, чтобы быть хорошей, поднимать какие-то темы или, упаси боже, чему-то нас учить. Если мы будем так подходить к литературе, то тот же Чехов - очень плохой писатель. Потому что ответов не даёт и вопросов не ставит. Так вот, литература вообще никому ничего не должна. Паланик, конечно, не Чехов, но его литературных навыков вполне достаточно для того, чтобы его, например, любить и не стесняться об этом говорить.

И в этом плане, если подходим к массовой литературе (а Паланик, я думаю, всё-таки массовый писатель), то у нас существует один важный критерий качества литературы - её увлекательность. Массовая литература (не самый удачный, но внятный термин) в первую очередь направлена на то, чтобы читателя развлечь. Она может его и обогатить попутно, но это - не обязательный пункт. А вот чтобы читателю интересно было - обязательно. Думаю, что многие романы Паланика вполне себе увлекательны. Часто в них очень рубленое, но внятное повествование, интересная интрига, много юмора, сочные, но при этом не слишком растянутые метафоры и описания. Темы, которые исследует Паланик обычно злободневны а авторский взгляд на них интересен.

Так что вряд ли произведения Паланика обладают философской глубиной романов Достоевского, они не так ценны с филологической точки зрения, как Павич, Джойс или Белый. Однако да, это не делает Паланика менее выдающимся писателем. Для того, чтобы быть хорошим писателем абсолютно не нужно поднимать вопросы вселенского значения или даже привносить в литературу что-то новое. Достаточно писать хорошо.

26
-9

Совсем не поддерживаю Вашей аналогии с Чеховым, все-тки у Чехова каждое произведение либо сатира, либо проблемы современного общества. Насчет массовости. Воннегут писал для масс, писал постмодерн, но писал о серьезном очень просто: проблемы современной науки или экологии. Паланик же пишет будто хочет только развлечь читателя: самые интересные мысли в Уцелевшем, но фанаты хвалят нигилистский Бойцовский клуб. Вот, собственно, почему у меня возник такой вопрос.

+5
Ответить

Чехов - срыватель нарывов современного ему общественного строя - это клише, придуманное невнимательными критиками. Вообще поэтика Чехова - разговор отдельный, лучше всего просто Чудакова почитать ("Поэтику Чехова" собсно).

Мне вот кажется, что все заценили "БК" не столько за интересность идей, сколько за их внятность и доходчивость.

И да, очень сомневаюсь в причасности Воннегута к постмодерну или постмодернизму, но он писал просто о сложном и серьёзном, это да, не могу не согласиться.

+3
Ответить
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью