Ответить

Насколько сильно отличается программа истории в украинских школах от программы в русских?

Образование
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
18
4 ответа
Поделиться

Скачал вчера учебники, перечитывал на свежо. Оказалось, что структурно - подходы близки. В центре -конфликтное описание мира. Народы воюют. Старая советская классовая борьба превратилась в обоих cлучаях в историю национальных конфликтов. Коллектив - центр истории. Человек и человечество куда-то пропало из горизонта школьной истории. И обе школьных истории склонны к героике - к величанию коллективных героев.

И еще между строк - утверждение исторической справедливости как ценности (при зияющем отсутствии правовой справедливости).

Разница учебников - в разнице героев и толкования империи (царата для украинцев), СССР и Европы. Но и тут - не понимание истории, а запоминание славных дел для россиян и обид для украинцев. Для россиян школьная история - довольно приятное чтение. Для украинцев же - традиционная необходимость «пить бром» (В.Винниченко) до и после прочтения. Учебники построены для госуправления памятью, инженеринга очень коллективистких идентичностей, против индивидуальности.

Я порылся в учебниках 2007-2013 гг. Везде идет программа взаимонепонимания в Восточной Европе. Обиды и точки конфликтов, а не история взаимодействия и взаимопонимания. Нынешняя война создана теми культурными процессами (в том числе школьным образованием), которые развивались в Восточной Европе: незнание друг друга, непонимание, черно-белое представление о мире и прошлом.

И еще одно общее: представление о себе как монотонном образовании. В украинской истории Донецк, Харьков и Одесса появляются лишь в конце учебников. 80% учебников касаются трети страны В российских - видимо под влиянием декларативной федеральности - регионам отдано 30%, остальное - Москва-СПб.

Внесу свои пару слов. Тема конечно интересная и тут не обходится без идеологичности (один комментарий под вопросом чего стоит).

Начнем с того что на пост-советском пространстве есть такая вещь как кумовство. Кумовство присутствует и в министерстве образовании. Допустим в ведомстве у вас есть знакомый, а вы написали учебник, но ваше творение никто не увидит, так как книжка будет без графы "рекомендовано для программы Министерства образования" или что-то вроде того. Зачастую такие товарищи плохо учились в университетах либо вообще не поступали на истфак. Но в силу присутствия связи их опусы читают и внимают школьники. Это первая общая беда.

Вторая общая беда заключается в нациоцентричности и этноцентричности в курсе истории. То есть "движком" исторического процесса является украинский/русский народ, который берет начало с княжеств древней Руси (чистой воды примордиализм 19 в.). Этнические меньшинства упоминаются редко и в негативной коннотации: например евреи во время Хмельниччины, евреи-шинкари и наконец Холокост. Хотя известно что Украина - это родина хасидизма и сионистских движений и есть что рассказать об украинских евреях. Этноцентризмом грешат и российские учебники, где кавказцы и татары упоминаются довольно редко, а о чукчах и якутах и говорить не стоит.

Третья беда - патриотичность. Наука история никогда не ставит цель сделать из человека лояльного гражданина. История учит критически мыслить. Западные школы предлагают в своих программах разнообразие мнений, идеологем и ученик может сделать выводы сам.

Четвертая беда - отсутствие множественных аспектов. В СССР помимо политического аспекта имел место быть социально-экономический, который трудно усваивался учениками из-за кучи непонятных цифр и статистических данных. Сейчас остался политический аспект и чуть-чуть история культуры. Во французских школах история идет не как череда событий, а как последовательность аспектов к определенным событиям. Допустим в 8 классе будет изучаться идеологический аспект Французской революции, а в 9 - социально-экономический (ученик будет рассматривать соотношение повышение цены на хлеб и инфляцию) и т. д.

Пятая беда - нет ввода в историографию, источниковедение. Учебник истории Украины/России напоминает литературный рассказ с датами. Сама история воспринимается как сказка или эпос. Соответственно возникает стереотип что история - не наука и ее можно переписать в угоду политическому режиму.

Шестая беда - отсутствие гуманистических моментов в учебниках. Гуманитарные (то есть гуманистические) науки не просто так получили это название. История должна прививать человеколюбие, а не культ боевой славы, национализма, гордыни, обиды, ненависти. История в том числе учит нас тому, что нет ничего дороже человеческой жизни. Однако тут надо сделать одно "но!". Российские и украинские учебники осуждают нацизм как антигуманную идеологию. "История Украины" еще и коммунизм осуждает.

Седьмая и самая главная беда - фактологические ошибки. В одном украинском учебнике я обнаружил "факт", который меня убил. Якобы Гердер (немецкий националист 19 в.) сравнивал Украину с Грецией которая вот-вот расцветет, хотя в начале "долгого века" еще не пахло украинским национальным самосознанием. Российские учебники не полны такими упущениями, но там любят подавать факты в идеологическом (фрагментарном) ключе или просто "смазывать" неудобные моменты для российского нарратива (например раздел Польши в 1939 г.).

Вот настолько всё плохо.

Некоторое время назад я нашел интересное исследование школьных учебников стран бывшего СССР и законспектировал его: medium.com

В целом, украинские учебники поддерживают общий тренд: на место советской концепции мира о классовой борьбе поставлена концепция о национально-освободительной борьбе. Концепция эта механически заимствована из учебников стран Африки и Азии, столетиями находившимися в колониальной зависимости от стран Запада и ведущих с ним долгую борьбу за независимость. Соответственно, в учебниках стран бывшего СССР узурпатором свободы народов выставляется Российская империя во всей ее продолжительности, начиная с Московского царства и заканчивая Советским Союзом. А главным виновником всех бед — русский народ.

«Воссоединение Украины с Россией» 1654 года подается как признание Москвой независимости Украины, которая потом была той же Москвой «преступно» отобрана. На самом же деле, договор 1654 года, «Мартовкие статьи», устанавливал условия службы Запорожского войска русскому царю. Аналогично тому как служило, например, и Донское казачество. Между тем, воссоединение исторических русских земель стало возможным благодаря национально-освободительной борьбе русского народа против Польского владычества под руководством Богдана Хмельницкого. Понятия Украины и украинцев тогда не было, запорожские казаки считали себя русскими людьми, а свою землю — Южной или Малой Россией.

Участие «Гетманщины» в Северной войне авторы некоторых учебников рассматривают как «трагедию украинского народа», а выступление против Петра I гетмана Мазепы как «попытку освободиться от московского царизма». Измена Мазепы подается как заранее разработанный план «освобождения от московского ярма», в котором он использовал Карла XII в своих целях. Карл XII, таким образом, из одного из основных действующих лиц Северной войны превращается в объект политики хитроумного гетмана. Пытаются доказать, что у гетмана не оставалось выбора: якобы победа любой из сторон означала бы ликвидацию «украинской автономии», поэтому он выбрал «единственное возможное решение»: «освобождение из-под власти царя заранее до окончания войны и подписание сепаратного мирного договора». В реальности же речь шла не о сепаратном мире, а о переходе на сторону Карла XII.

Культивируется миф о СССР как тоталитарной «империи», ведущей политику «русификации», где «отсутствовала украинская государственность». Тем самым снижается роль УССР как учредителя Союза ССР и снимается вопрос о насильственной «украинизации» 1920 — начала 1930-х гг. В целом довоенный период истории Украины в составе СССР характеризуется так: «в чрезвычайно сложных условиях отсутствия государственности и тоталитарного сталинского режима она (украинская нация) в короткое время отстроила свою экономику и добилась дальнейшего своего развития».

Общесоюзный голод 1932-1933 гг. в украинских учебниках квалифицируется как геноцид. «Голодомор» рассматривается в контексте сталинских репрессий. Авторы учебников называют потери от «голодомора» от 3 до 12 миллионов, что, учитывая общую демографическую ситуацию в стране, является явным преувеличением. Кроме того, часто общесоюзные потери от голода выдаются за потери одной Украины.

Как одну из основных черт советской послевоенной политики в УССР все авторы учебников выделяют русификацию. При этом сами же приводят факты, противоречащие их мифу. Например, «объем передач республиканского телевидения делился в языковом отношении напополам», что же касается соотношения изданных книг и выпущенных фильмов на русском и украинском языках, то здесь, как правило, не учитывается, что значительная их часть выпускалась за пределами Украины, в том числе в Белоруссии и Молдавии.

Термин «Великая Отечественная война» применяется далеко не всеми авторами учебников. Некоторые называют ее «советско-германской». Утверждается, что Вторая мировая война развязана совместно СССР и Германией в результате пакта Молотова-Риббентропа, здесь обе державы выступают в роли агрессора.

Важную роль в учебниках играет миф о двух течениях движения Сопротивления на Украине: советского и самостийнического, при этом самостийники ОУН-УПА якобы «вынуждены были вести борьбу на два фронта» и «представляли наибольшую угрозу гитлеровцам». Однако не приводится ни одна успешная операция ОУН-УПА против немцев. Не сообщается, кто их снабжал униформой и вооружением. Замалчиваются факты убийства советского разведчика Н.Кузнецова и генерала Ватутина ОУНовцами. Не упоминается «Волынская трагедия» 1943 г., когда ОУНовцами был проведен геноцид польского населения на Волыни.

Прослеживается явная попытка реабилитировать коллаборационистов в контексте «репрессий на Западной Украине» после прихода Красной армии. В украинских учебниках тиражируется фальсификация о карательных операциях в отношении населения Западной Украины сотрудников НКВД, переодетых в форму УПА. В одном учебнике приводится фотография с подписью: «Солдаты спецподразделения НКВД, переодетые в форму воинов УПА. Западная Украина, 1947 г.». Однако давно доказано, что на снимке — «боевка» УПА. И это несмотря на то, что те же авторы признают, что боевики УПА надевали советскую форму для проведения своих карательных акций в отношении местного населения, настроенного просоветски. Злодеяния, в исторической действительности совершавшиеся националистами, современные украинские учебники истории приписывают советской власти.

Максим Каракуловотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
показать ещё 1 ответ