Мартин Харт
апрель 2019.
243

Почему в кризисные периоды цивилизаций интерес к биографиям, мемуарам затмевает интерес к серьезным историческим работам? Неужели банальный, обескураживающий абсурд, рождаемый коллапсом общества?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
3
2 ответа
Поделиться

Выдвину предположение: в кризисный период индивид осознает себя личностью; коллапс общества выворачивает государственное устройство, тем самым обнажая действительное положение человека в идеологическом пространстве. Грубо говоря, интерес к личному, в том числе к самому себе, есть попытка преодоления отчуждения, явно выраженного в период упадка.
Предположение основано на тезисе, что ранее мемуаров будто бы избегали, акцентируя внимание на общественном. Это все про античность, как вы могли понять.
Также следует упомянуть, что автобиографии также служили идеологической пропагандой в периоды гражданских войн. Из этого можно сделать следующий вывод: история, политика - сложные для рядового гражданина (в кризисные периоды) науки, оттого происходит развитие автобиографического жанра, как миниатюризации глобального исторического процесса.

0
0
Прокомментировать

Личность в истории. — Буржуазные теории зачастую либо сводят историю к сознательной деятельности великих личностей (царей, полководцев и т.п.), не видя в истории никакой закономерности, либо приравнивают деятельность людей к нулю и рассматривают человека как орудие слепой необходимости, божественной воли, неведомой судьбы.

В первом случае история рассматривается как область, где все творится по произволу, желаниям, идеалам «критически мыслящих» интеллигентов или «героев». Такова, например, народническая теория «героев» и пассивной «толпы».

Во втором случае история принимает фатальный характер: в ней все предопределено и совершается помимо деятельности людей. К такому пониманию истории ведет в частности точка зрения вульгарных экономических материалистов, как это было у «экономистов», меньшевиков и др. Умаление значения активной деятельности революционной партии, ставка на самотек, отрицание великой роли передовой теории, идей — такова суть вульгарного экономического понимания истории.

Ни с той, ни с другой точки зрения предвидение событий и, следовательно, научная политика невозможны. Марксизм-ленинизм учит, что люди сами творят свою историю, но всегда в исторически определенных материальных условиях. Влияние выдающейся личности на ход событий тем больше, чем лучше она понимает объективные закономерности и направление развития.

«Идея исторической необходимости ничуть не подрывает роли личности в истории» (Ленин).

Ход истории определяется условиями материальной жизни общества. Но личность, понявшая потребности экономического развития общества, потребности передового класса, может стать во главе событий и, сплачивая вокруг себя людей, двигать эти события вперед. В этом основа истинного значения личности, ее авторитета, ее роли в общественной жизни.

Вопрос о роли личности в истории марксизмом-ленинизмом решается в тесной связи с вопросом о роли масс. «Краеугольный камень марксизма — масса, освобождение которой, по его мнению, является главным условием освобождения личности. то есть, по мнению марксизма, освобождение личности невозможно до тех пор, пока не освободится масса, ввиду чего его лозунг: «Все для массы» (Сталин).

Пролетарская революция и победа социализма освободили миллионные массы трудящихся от гнета и эксплуатации и создали невиданные возможности для расцвета человеческой личности.

Краткий философский словарь. Под редакцией М.Розенталя и П.Юдина. 1939

0
-5
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью