Лиса Колбаса
март 2019.
5093

Почему так популярны фильмы Marvel? Что такого интересного в фильмах о супергероях?

Ответить
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
3
2 ответа
Поделиться

Если помните, в последнем «Человеке-пауке» был такой маленький эпизод. Питер Паркер ночью следит за подозрительными мужчинами в тёмной одежде, явно замышляющими что-то нехорошее. Он находит их тайное логово на старой автозаправке, включает разведывательный режим костюма, подсматривает за тем, что внутри, подслушивает их разговоры. Потом голосовой помощник предлагает герою включить в костюме режим «Мгновенное убийство», и Паркер такой: «Не-не-не, вот этого не надо».

Вас ничего в этой сцене не смущает?

***

Бум супергеройского кино, возникший в начале нулевых, обычно увязывают с трёмя основными причинами. Первая – технологический рывок в компьютерной графике в 90-е годы («История игрушек», «Матрица»). Вторая – изменения в структуре аудитории: скучающие подростки стали ходить в кино ещё чаще, чем раньше,  а с появлением интернета гики, косплееры и прочие любители комиксов из маргиналов превратились в мощнейший маркетинговый инструмент, генерирующий бесплатную рекламу и сарафан. (Эта ситуация сохраняется и сейчас. Каждый лайк под мемасиком про Таноса экономит один цент маркетинговому отделу «Мстителей».)

Третья причина – это 11 сентября.

Как и любое массовое кино, фильмы про супергероев можно использовать как социологический инструмент. Они отражают ценности, чаяния, фобии общества, в котором эти фильмы сделали – уже хотя бы потому, что любая крупная кинокомпания ориентируется на вкусы максимально широкой аудитории. Во время производства фильма отобранным зрителям на тестовых показах показывают тот или иной фрагмент фильма, и они в нужный момент либо жмут на кнопку «СКУЧНО», либо на кнопку «МУРАШКИ ПО КОЖЕ». Я утрирую, конечно – но это реально так и работает. В зависимости от результатов тестовых показов, в фильм вносятся нужные правки; там остаются сцены, которые находят сильный позитивный эмоциональный отклик у аудитории.

Теракты в США в сентябре 2001 года вызвали в том числе и визуальный шок. Телевидение круглые сутки транслировало кадры со взрывами, оседающими зданиями, падающими людьми. Дополнительный ужас был в том, насколько кинематографичными, почти нереальными были эти кадры. Они травмировали, заставляли ощутить собственную бесконечную беспомощность, но от них одновременно было почти невозможно оторваться, так что травма впечатывалась в массовое сознание снова, и снова, и снова (См. эссе Д.Ф. Уоллеса «Вид из дома миссис Томпсон», о том, как эти кадры смотрелись из американской глубинки).

Визуальная травма требует визуальной же компенсации. Супергеройское кино в этих условиях взяло на себя терапевтическую функцию. Оно разыгрывало травматические события на экране – но со счастливым финалом. Мир всегда возвращался на круги своя, города восстанавливались после колоссальных разрушений, безусловное добро побеждало безусловное зло. Так, невидимое непонятное зло с Востока было мгновенно обнаружено и наказано в первом «Железном человеке», когда Тони Старк прилетел в неназванную восточную страну и за пять секунд расстрелял мужчин с оружием, что-то орущих на «арабском» и явно угрожающих женщинам и детям. В первом нолановском «Бэтмене» 2005 года, если помните, главный злодей собирался врезаться в центральную городскую башню на поезде, но его, конечно, вовремя остановили. (Постер «Тёмного рыцаря» тоже был весьма недвусмысленным.) Человек, падающий с огромной высоты, всегда чудесным образом спасался – и зрители тестовых показов жали на кнопку «мурашки».

(«Возвращение супермена» (2006) и «Мстители» (2012). Погуглите «9/11 falling man» сами)

***

Так вот, возвращаясь к Человеку-пауку. Не смущает ли вас, что нам показывают школьника, несовершеннолетнего парня, у которого есть мощное смертельное оружие и высокотехнологичные устройства для подслушивания и слежки – но при этом фильм явно рассчитывает на наше одобрение и симпатию? Есть ли у Питера Паркера на это оружие лицензия? Позволяют ли ему законы штата им владеть? Как бы мы отнеслись к такой ситуации в реальной жизни? С чего мы взяли, что подросток, переживающий гормональный взрыв, будет вести себя ответственно и станет использовать способность видеть сквозь стены исключительно на благо человечества – а не, скажем, чтобы подглядывать за одноклассницами в раздевалке?

Но мы, зрители, исходим из того, что да – будет вести себя ответственно, да – ему можно. В этом заключается первая и главная роль супергероев в массовом кино – быть такими же как мы, только гораздо сильнее. Преодолевать в себе травму. Делать правильный выбор. Успешно решать сложные проблемы кулаками и оружием там, где мы бы поостереглись. Иметь те способности, которых нет у нас. Обладать теми правами, которых у нас нет и не будет. Нарушать закон, чтобы этот самый закон восстановить. Быть маской, которую мы мечтаем примерить.

Эти условности – часть игры, их необходимо принимать на веру каждый раз перед просмотром любого супергеройского фильма. Мы будем играть не по правилам, если начнём спрашивать себя, получает ли Железный человек разрешение на вход в воздушное пространство другой страны или кто компенсирует убытки людям, чьи машины немножко помял Халк. Супергероям можно всё – до тех пор, пока они на стороне добра (т.е. зрителя). Этим они и привлекательны: Тони Старк, Капитан Америка, Чёрная Пантера и проч. с лёгкостью и юмором разыгрывают перед нами наши собственные фантазии о всемогуществе, о всеведении, о безграничных возможностях, о добре и зле.

Занудные вопросы о компромиссах, политических проблемах и юридических тонкостях здесь неуместны и излишни – с ними фильмы перестанут работать. Последние части «Мстителей» развалятся, как только мы поймём, что с Таносом не нужно бороться. Ему просто нужно подарить учебник по экологии и объяснить, что естественный баланс в природе так не работает, а его кретинская идея сократить мир вполовину не выдерживает никакой научной критики. Но в мире «Марвел» грубая сила, конечно, всегда предпочтительнее дипломатии.

Другая соблазнительная условность – это постоянство мира. Супергеройские фильмы разыгрываются как бы в нашем настоящем, но оно всегда остаётся неизменным. Каждый раз фильм должен в конце сохранить статус-кво, несмотря ни на что. Никакие изменения не носят кардинальный, тревожащий характер. Только вдумайтесь: в киновселенной «Марвел» стало достоверно известно о существовании инопланетян, о сверхъестественных силах, ломающих законы физики, там есть совершенный искусственный интеллект, там есть группа сверхлюдей, которые подняли на воздух целый город в Восточной Европе. Мир, в котором произошли бы такие изменения, никогда бы не был таким, как прежде – ни в науке, ни в религии, ни в политике, ни в экономике.

Однако во вселенной «Марвел», очевидно, люди по-прежнему ездят на метро, ходят на работу, смотрят телевидение, голосуют на демократических выборах. Просто иногда их мир стоит на пороге исчезновения, но они, к счастью, делегируют решение этих проблем Тору и Капитану Америке. Задача простых людей (и нас, зрителей) – стоять и заворожённо смотреть вверх на тех, кто может почти всё и решает наши проблемы за нас.

В этом, я думаю, заключается популярность марвеловских фильмов. Они успокаивают. Там постоянно что-то происходит, но ничего не меняется (похожую функцию выполняют ситкомы и сериалы длиной в двадцать сезонов). Они показывают мир, который незыблемо стоит на месте – в отличие от нашего, в котором перемены происходят слишком быстро. Они отзеркаливают наши детские фантазии (полетать над городом, стать невидимым), отражают наши страхи (угроза войны, беззащитность, тотальная слежка) и делают их безвредными. Они показывают нам сильных, независимых и свободных людей, с которыми нам, бессильным, зависимым и несвободным, хочется идентифицироваться.

Ах да, ещё марвеловские фильмы бывают недурно сняты (хотя чаще всё-таки очень посредственно), там играют неплохие актёры, есть смешные шутки и поразительно безликие, но умеренно захватывающие экшн-сцены. У этих фильмов по-сериальному низкий порог для входа (к уже знакомым персонажам не нужно привыкать), агрессивный маркетинг и преданная, шумная и требовательная фанатская аудитория. Но об этом уже не так интересно думать.

22
-1

вы прикрепили ссылку, где объясняют посредственность  съемки, но там объясняют на английском, есть ли у вас русскоязычные источники, просто, у меня всё плохо с английским. Если нет, то спасибо и на этом.

0
Ответить
Прокомментировать
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Самое главное достоинство киновселенной  -её фундаментальность.

Ещё фанаты комиксов любили то что    их любимые персонажи имели собственные   комиксы - и  встречались - в особых комикс событиях - это предавало миру реалистичность и интерес.

Теперь мы наблюдаем целую киновселенную с такими условиями- - фильмы разные -  но главное мы можем долго наблюдать развитие мира и героев

2
-1
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью