Виктор Кравец
март 2019.
1426

Бывало ли так, что лекарство от одной болезни стало применяться от совсем другой?

Ответить
Ответить
Комментировать
3
Подписаться
2
3 ответа
Поделиться

Бывало, конечно. Открытия в медикаментозных разделах медицины вообще носят характер скорее случайный, нежели целенаправленный, хотя исследователи и стремятся к предсказанию своих результатов.

Три самых известных примера — это силденафил, миноксидил и дисульфирам.

Силденафил — это действующее вещество препарата «Виагра» (средство лечения эректильной дисфункции). Изначально силденафилу пророчилии будущее препарата для устранения ишемии сердца, а теперь он используется при снижении потенции, так как неожиданно обнаружилось, что он гораздо сильнее, чем в сердце, улучшает кровоток в половых органах.

Миноксидил — это действующее вещество препаратов «Генеролон» и «Регейн» (средства коррекции андрогенной алопеции — формы выпадения волос). Изначально миноксидилу пророчили будущее препарата для снижения давления, а теперь он используется при облысении, так как неожиданно обнаружилось, что он улучшает рост волос.

Дисульфирам — это действующее вещество препаратов «Антабус» и «Тетурам» (средства коррекции алкогольной зависимости). Изначально предполагалось, что дисульфирам будет использоваться как противопаразитарное и противоглистное, но теперь это главное антиалкогольное средство, так как принимавшие его больные подопытные выпивали и случайно обнаружили неожиданно резко наступившее сильно выраженное похмелье.

Прошу заметить, что и силденафил, и миноксидил, и дисульфирам, несмотря на изменение в области применения, действительно обладают теми свойствами, которые у них предполагали, просто у них были выявлены иные, гораздо более экономически выгодные свойства.

Менее известен амантадин — противовирусный и противопаркинсонический препарат, первоначально разработанный как средство для профилактики гриппа и использовавшийся для лечения гриппа A. Лишь спустя несколько лет после его выхода на рынок у него была случайно обнаружена противопаркинсоническая активность. Примечательны два факта об этом препарате: во-первых, на сегодняшний день до 100 % образцов гриппа нечувствительны к нему, а во-вторых, Кокрейновские систематические обзоры ставят под сомнение и его противопаркинсоническую активность.

Печально известный талидомид — первоначально снотворный препарат, у которого была выявлена сильнейшая неустранимая тератогенная активность (нарушение эмбрионального развития плода при приёме препарата беременными), позже был переоткрыт как препарат для лечения проказы. Один врач дал талидомид больному проказой, который так мучался от боли, что не мог заснуть, но тот в дальнейшем излечился от своей болезни, и стало понятно, благодаря чему.

В отличие от выше названных препаратов, современные гормональные контрацептивы первоначально предназначались для полностью противоположной цели: профилактики преждевременного прерывания беременности — тогда как теперь именно для предотвращения и прерывания беременности они и применяются сегодня.

Кроме того, существуют препараты, предсказание активности которых оказалось ошибочным, но они оказались эффективны в лечении не связанных с предсказанием болезней (хотя это не совсем по теме вопроса): ипрониазид, моклобемид и ламотриджин.

Ипрониазид — это ранее коротко применявшийся антидепрессант необратимый ингибитор моноаминоксидазы, структурно похожий на изониазид — противотуберкулёзный препарат, вследствие чего ипрониазиду и пророчили судьбу противотуберкулёзного препарата. Короткий и уже окончившийся период применения ипрониазида обусловлен его неоправданно высокой токсичностью. На основе ипрониазида был создан менее токсичный ниаламид, тоже антидепрессант необратимый ингибитор МАО, но он уже тоже запрещён.

Моклобемид — это антидепрессант обратимый ингибитор МАО, который первоначально разрабатывался то как антибиотик, то как гиполипидемическое, то как антихолинергический антидепрессант, то как антипсихотическое, и лишь потом была обнаружена его способность обратимо угнетать МАО-A.

Ламотриджин — это противоэпилептическое средство, структурно похожее на витамин B1 (тиамин), вследствие чего ему пророчили антивитаминную активность (антивитамины, как правило, применяются в химиотерапии злокачественных опухолей), но она у него не была обнаружена, зато была обнаружена противоэпилептическая.

Также можно упомянуть два препарата одинакового происхождения со схожей активностью и разной судьбой: хинин и хинидин — два алкалоида коры хинного дерева, изомеры друг друга (то есть это почти что один и тот же препарат, просто в структуре в одном месте связи расположены под другим углом).

Хинин — жаропонижающий и обезболивающий, но самый главный его эффект — противомалярийный, вследствие чего долгое время этот препарат был единственным средством лечения малярии Сейчас хинин почти не используется в медицине вследствие появления более активных противомалярийных и противовоспалительных препаратов, зато традиционно добавляется как горькая добавка в тониках.

Хинидин — антиаритмический, долгое время никем не был отличён от хинина, поэтому хинину как продукту коры хинного дерева приписывалась значительная антиаритмическая активность, на самом деле характерная его изомеру хинидину (хотя и у хинина она есть, но гораздо менее выражена). Сейчас уже не применяется вследствие появления более эффективных и безопасных препаратов.

Наконец, существуют препараты, которые случайно были открыты или случайно сохранены: пенициллин и хлордиазепоксид.

Пенициллин — это, пожалуй, самый известный антибиотик, открытый случайно зорким взглядом и пытливым умом учёного, фамилия которого всем известна, когда тот обнаружил, что на одной из чашек Петри с колонией стафилококков выросла колония грибков, вытеснив первых, и исследовал причины и механизмы этого вытеснения. И случилась революция в лечении бактериальных болезней. Интересно, что до этого тот же учёный открыл лизоцим (тоже случайно; естественный антибактериальный фермент), но он не получил широкого применения как лекарственный препарат, хотя и стал важным открытием для иммунологии.

Хлордиазепоксид — это первый анксиолитик-бензодиазепин, случайно обнаруженный в лаборатории спустя два года после прекращения исследований по получению нового анксиолитика — его красивые цветные кристаллы приметил один из сотрудников. Тогда бензодиазепины чуть не вытеснили барбитураты с аналогичной активностью, но меньшей терапевтической широтой. 

Открытия в медикаментозных разделах медицины носят характер скорее случайный...

Саша Табакаевотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
31
0

можно еще вспомнить и про метадон - который применялся в ряде стран в заместительной терапии употребления «тяжёлых» наркотиков как заместитель героина, но который со временем стал использоваться как наркотик....

-2
Ответить

Сюда же героин для лечения морфиновой зависимости...

Но вопрос был про лекарства, которые должны были применяться от одной болезни, а стали применяться от другой болезни. То применение, о котором говорите вы, вряд ли можно назвать терапевтическим.

Лекарства, которые начали использовать off-lable, это предмет отдельного разговора.

-1
Ответить
Ещё 4 комментария

ну, для общего развития - надо бы знать автору вопроса )))))

-1
Ответить

Аптечка индивидуальная II...

0
Ответить

что вы имеете в виду?
ее в полном комплекте не найти в продаже, промедола в ней нет ))))

-1
Ответить

Да это так, ностальгия.

0
Ответить
Прокомментировать

Ипрониазид, препарат которым в 50-х годах XX века лечили туберкулёз по наблюдению врачей делал пациентов необычно энергичными и счастливыми. Позже было открыто что препарат ингибировал фермент МАО и по сути был эффективным антидепрессантом. Какое-то время после препарат использовался в психиатрии.

Моклобемид, он же аурорикс изначально был исследован в качестве гиполипидемического средства и как антибиотик. Эффекта не было. Через несколько лет его открыли как антидепрессант, тоже ингибитор МАО. Используется по сей день.

Ламотриджин разрабатывали как антагонист фолиевой кислоты (витамина B9), по всей видимости противоопухолевое действие. Оказалось что антагонист фолата он так себе, но имеет противосудорожный и нормотимические эффекты. Ныне используется в неврологии и психиатрии.

Помимо этого сейчас нередко применяют препараты в качестве off-label, то есть не того для чего они используются обычно. Так, например, кетамином стали лечить депрессию в США, антипсихотики используют при тревожных расстройствах, старые антигистаминные могут иногда использоваться при бессоннице и т.д.

3
0
Прокомментировать

Ага, бывали и не раз. Самый смешной и поучительный это история про Антабус(у нас дисульфирам) в Швеции. Был синтезирован для лечения печени и группа исследователей проверила его на себе, результаты были обнадеживающие и ученые отправились в ресторан отметить успех.

2
-1
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью