Нужен ли феминизм в настоящее время или движение есть пережиток 20 века?

1429
2
1
24 октября
22:38
октябрь
2015

Смотря что брать за точку отсчета. С одной стороны, в минувшем столетии женщины в западных странах, Европе и СССР, а затем и в РФ получили избирательные и образовательные права, превратились в такого же политического игрока, как и мужчины, в промышленности, науке и бизнесе женщины тоже стали задействованы. Формально ― всё идет своим чередом, создается видимость благополучия, женщины самостоятельны во всех отношениях, тем более в выборе одежды (спасибо Коко Шанель и сексуальной революции 50-60-х годов).

Однако в практическом смысле картина не столь радужная. Женщины помещены в мужскую систему координат и часто вынуждены соглашаться с предлагаемыми ролями, а то и вовсе быть оппортунистками. Власть и экономические ресурсы сосредоточены в руках мужчин. Вот и выясняется, что самостоятельность крайне условна. Дамы не могут себе позволить надеть вечером откровенный наряд, ибо сие чревато неприятностями, т.к. нездорово мыслящие самцы теряют контроль над собой и могут воспользоваться женской беспомощностью. До сих пор считается, что дамы одеваются якобы не для себя, а для кого-то иного.

Экономически более успешные [по отношению к мужчинам] женщины зажаты в рамки, поскольку наш социум одобряет лишь мезальянс в пользу сильного пола (принц и Золушка, мэтр и старлетка, босс и нижестоящий персонал). К тому же непосредственно мужчины, коим патриархат предписывает стремиться к лидерству, достаточно тяжело, увы, воспринимают женские победы. Ярлыки альфонса и подкаблучника, пусть и порой на ровном месте ― удар по мужскому самолюбию.

Какое бы то ни было насилие (сексуальное, семейное/домашнее) почти не оставляет женщинам шансов. Оно может обернуться мощным репутационным ударом, ведь де-юре женщины бесправны. В придачу людская молва весьма неохотно встает на сторону жертвы.

Тем более что наметившийся в обществе разворот к консервативным ценностям сопровождается ростом милитаристских настроений и культом не то силы, не то маскулинности.

Сексизм, сальные словечки и шуточки в адрес представительниц прекрасного пола, социально-экономическая дискриминация, кризис института семьи, сложности во время декретного отпуска, сексуальные домогательства на работе (харассмент) ― с этим может столкнуться как любая женщина, так и любой мужчина, будучи ее спутником.

Так что когда очередная особа думает: «Ну меня-то это не коснется, я же осторожная, не какая-то …» или «Меня все устраивает»; то попахивает оппортунизмом, ибо в нормальном обществе трагедия даже одного человека дает обильную пищу для дискуссий.

Дамы в нашей культуре не выступают в качестве активного сексуального потребителя. Писать первой всё еще неприемлемо, инициатива ― не то чтобы наказуема, но идет вразрез с устоявшимся архетипом самца-«охотника» (thequestion.ru).

Ну и что, что «эволюция не успела заметить момент, когда у мужчин исчезла необходимость идти каждое утро валить условного мамонта. Он уже пойман, разделан и лежит на прилавках ближайшего супермаркета со скидкой».

Если и после этого вы зададитесь тем же вопросом, то полистайте остальные здешние вопросы под тегом «феминизм»; там затрагиваются среди прочих и бытовые ситуации, а также приводится много ссылок на авторитетные материалы по теме.

28
0
ноябрь
2015

Феминизм и как политическое движение, и как область мысли, не является пережитком прошлого и крайне актуален сегодня по нескольким причинам.

Во-первых, нигде в мире, даже в странах с низким индексом гендерного неравенства (gtmarket.ru), еще не было достигнуто положение, в котором мужчины и женщины, а вместе с ними и люди с более сложным гендерным самоопределением, находились бы в равных позициях во всех сферах жизни, имели бы равные права и возможности. Это значит, что для феминисток со всего мира остается достаточно проблем, с которыми нужно активно работать.

Тут важно отметить, что равенство возможностей не всегда зависит от правовой базы, от прописанных законов. Возможности человека в обществе определяются множеством факторов, например, реальным доступом к образованию и к медицинской помощи, обычаями. В гендерной перспективе возможности женщин, например, могут ограничиваться теми или иными традициями, обычным, то есть непрописанным правом, тем, что считается «верным» и «неверным», «нормальным» и «ненормальным», а также «естественным» в социуме. Идея о том, что для мальчиков «естественнее» заниматься точными науками, чем для девочек, может быть ограничивающим фактором доступа женщин в точные науки. Иными словами, современные феминистки не только корректируют правовую базу, как это было в начале ХХ века, они критически анализируют гендерные стереотипы, представления, все те смыслы, которые появляются в масс-медиа, литературе, образовательных программах, выявляют их значения — и предлагают альтернативу.

Во-вторых, даже если в некой гипотетической стране феминисткам удалось бы добиться абсолютного равенства между гендерами, то нет никаких гарантий, что такое равенство сохранится в обществе надолго. Есть множество стран, где после эпохи «прорывов», в которые женщины получали доступ к образованию, политическому участию и пр., следовал так называемый консервативный поворот, и они теряли многое достигнутое. Примером государства, в котором произошел консервативный поворот, является Иран, такой страной можно назвать и СССР, где в 20-х гг. ХХ века впервые в мире были разрешены аборты и установлены демократичные процедуры развода, а потом аборты были запрещены, а процедура развода серьезно усложнилась. Вообще сложно представить себе ситуацию, описанную вначале этого абзаца (ситуацию «абсолютного равенства») и именно потому, что справедливость (в том числе гендерная) — это скорее процесс, требующий постоянных усилий, нежели некий конечный результат. Общество находится в состоянии постоянного изменения, и задача феминисток в такой перспективе — не только бороться за права и возможности, которых у женщин не достает, но и предупреждать негативные тенденции и делать так, чтобы дальнейшие изменения были позитивными. В процессе изменения общества и с развитием технологий и знаний у феминизма могут появляться и новые повестки. Например, с усилением миграционных процессов это вопросы о правах женщин-мигранток, а после того, как врачи научились делать операции по перемене пола, — проблемы трансгендерных людей.

В-третьих, феминизм — это не только политическое течение, это еще и обширная междисциплинарная интеллектуальная и исследовательская сфера. Существует феминистская и квир-теория как области философии, изменившие подход философов к категории субъекта, гендерная социология, гендерная история и многие другие дисциплины, так или иначе связанные (в том числе генетически) с феминистской повесткой. Интеллектуалы, работающие в этих областях знания, осмысляют вопросы, поднимаемые и в других дисциплинах, но предлагают особую оптику взгляда на них. Например, гендерные историки-германисты, исследуя нацистское общество, обнаружили, что в Третьем рейхе угнетению подергались люди не только по расовому критерию (что было основным моментом нацистской доктрины и привело к этническим чисткам), но и по гендерному (женщины) и по другим, таким как психическое здоровье, возраст, род занятий. Иными словами, нацизм оказался идеологией, которая привела к ограничениям прав и возможностей многих граждан Германии, считавших, что они после прихода нацистов к власти скорее «выиграют», получат привилегии. Странно представить, что подобного рода анализ, который позволяет глубже понять феномены прошлого и настоящего, может вдруг стать неактуален.

Элла РоссманОтвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
15
0
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта