Егор Лукьянчиков
13 марта 15:41.
35

Посоветуйте книги/статьи и любые материалы по истории развития социальных медиа (социальных сетей) в России?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
1
1 ответ
Поделиться

Скорее всего, первое что вам пришло в голову, это названия каких-то конкретных онлайн-платформ. Однако настоящая революция социальных сетей произошла еще до бума в начале двухтысячных, в которые появились LinkedIn, MySpace, Facebook и наши родные ВКонтакте с Одноклассниками (то есть еще до 2003–2006 годов). Да и в целом, если вы хотите изучать социальные медиа, то советую смотреть на этот объект исследования несколько шире.

Социальные сети с точки зрения социологии массовых коммуникаций и кибернетики

Вполне справедливо у вас может возникнуть вопрос «Что это за революция такая, которую мы не заметили?», и вы пошлете меня куда подальше с этой социологией, сочтя это всё пустым и неинтересным. Однако именно то, что мы не заметили важных перемен как раз дает нам базу для всевозможных исследований социальных медиа.

Мы пережили (и переживаем до сих пор) Triple Revolution – целых 3 этапа, которые круто повлияли на нашу жизнь – революцию социальных сетей, интернет-революцию и мобильная революцию. Все вместе они образовали систему, которая называется «сетевой индивидуализм». За этим на первый взгляд пустым термином кроется объяснение всего того, что вообще мелькает у нас в заголовках новостей. Он объясняет, почему общество беспокоит, например, то, что дети играют в «Доку 2», что журналиста BBC увольняют за пост в его личном твиттер-аккаунте, а в Китае вводят систему социального рейтинга.

Ребенок – это теперь не просто член семьи или ученик школы: у него куда больше свобод и независимости. Ему гораздо проще выбраться за пределы созданных взрослыми безопасных социальных институтов – достаточно выйти в VK, и родителям куда сложнее его контролировать, так как он сделает это не с общего домашнего компьютера, а с собственного смартфона. Если совсем просто, революция социальных сетей вывела нас за пределы тесных социальных групп и сделала человека агентом в «сетях сетей», а новые медиа и технологии доводят это до предела. Это привело к тому, что «сетевые люди» наделены, во-первых, большей свободой и, во-вторых, их деятельность направлена на завоевание и укрепление доверия – основную валюту в сетевом обществе. Журналист BBC, сравнив ребенка королевской семьи с шимпанзе в своем личном аккаунте, подорвал авторитет в нескольких сетях сразу. В материалах о сетевом рейтинге в Китае и в серии «Черного зеркала» про такую же систему оценивания людьми друг друга мы пытаемся осмыслить новую социальную реальность, в которой живем. Переход от социальных групп к социальным сетям (как в широком, так и в узком смысле) разрушает наши представления о приватности.

И знаете, что вообще убивает снобизм в отношении к такому глубокому теоретическому подходу? Он описал происходящее сейчас и наше будущее до появления того же Facebook. Если вы любите утопии и антиутопии, то читайте труды по социологии массовой коммуникации и лежащие в ее основе работы о кибернетике.

Что почитать?

  1. Книжку Барри Веллмана и Гаррисона Рейни “Networked: The New Social Operating System”. К сожалению, на русский она не переведена, но написана очень простым языком. В ней исследователи отдельно анализируют 3 произошедшие революции, 9 ключевых последующих изменений в обществе, наше настоящее и будущее.
  2. Учебник Ильи Кирии и Анны Новиковой «История и теория медиа». От одной описанной теории к другой у вас в голове выстроится четкое представление о том, как ученые пришли к идеи о сетевом обществе. Вы поймете, при чем здесь математика и идеи кибернетики (например, утопические представления Норберта Винера о необходимости обеспечения циркуляции информации и передачи коммуникации машинам для решения проблем шума и человеческой иррациональности в процессе коммуникации. Или, как минимум, поймете Маршалла Маклюэна и осознаете масштаб поставленного вопроса, так как придете к выводу о том, что “The medium is the message”, а то есть средство передачи сообщения влияет как на само сообщение, так и на его восприятие.  
    Социальные сети с точки зрения антропологии и этнографии

Все, что я описал выше, приводит нас к очень важной мысли: социальные медиа не существуют сами по себе. Потому их изучение тесно связано с тем, как они используются. Мы на интуитивном уровне понимаем некоторые правила, но они отличаются и изменяются. Из-за этого между людьми возникает непонимание. Я думаю, вы слышали про то, что в некоторых культурах (например, в Японии и Китае) белый цвет – это цвет траура, а жест «окей» может означать намек на гомосексуальность собеседника (например, в Турции и Венесуэле). Мне показалось удивительным, но в таком глобальном пространстве как интернет представители разных культур тоже ведут себя по-разному. Плюс к тому, в социальных медиа могут формироваться свои нормы. Как раз вот эти явления и изучают цифровые антропологи и этнографы.

Возможно, для вас естественно, что молодые мамы начинают наполнять социальные сети фотографиями своего ребенка. Тем не менее, в некоторых странах (например, в Тринидаде и Тобаго) так делать не принято. Покажется странным, но индийские программисты обращают внимание на касту, к которой относится собеседник. И если в рунете обсуждение российско-украинского конфликта вполне естественно, то когда на границе Сирии и Турции начались сложные политические события, пользователи в социальных сетях предпочли не говорить о политике, чтобы не потерять друзей разных взглядов и происхождения.

Что почитать и посмотреть?

  1. Курс “Why we post”. Исследователи из University College London под руководством Дэниела Миллера в течение пятнадцати месяцев проводили полевую работу в девяти странах мира и изучали, как там устроены социальные медиа. По мотивам этого исследования они написали 11 научных монографий и сделали курс Why We Post. Он был переведен на русский и дополнен российскими примерами. Вы можете найти его на сайте НПОО, но, к сожалению, материалы курса открываются несколько раз в год и на него надо регистрироваться заранее.
  2. Сайт клуба любителей интернета и общества. Это неформальное объединение исследователей. Они ездят в различные экспедиции по городам России и изучают, как в них появился и развивался интернет. Там вы найдете много информации о том, какое значение для местных жителей играли и как сменяли друг друга различные площадки для общения (форумы, блоги, чаты, соцсети). Также клуб организовывает различные конференции, школы и публикует классные подборки исследований и гайдов.
  3. Отдельные исследования конкретных сообществ и практик в социальных сетях. Трудно найти единые сборники подобных работ, поэтому просто привожу примеры. Не так давно СМИ обсуждали исследование Елизаветы Сивак и Ивана Смирнова об отражении гендерного дисбаланса в обществе: оказалось, что сообщения об успехах сыновей публикуются родители в социальных сетях чаще и набирают больше лайков. На ПостНауке Оксана Мороз, например, рассказывает о том, как в интернете (и соцсетях в частности) формируются особые представления о смерти и трауре.
    Социальные сети с точки зрения более прикладных исследований

Вы можете сказать, что это все конечно интересно, но логично возникает вопрос «Зачем все это?».  Мне кажутся удачными два следующих примера:

  1. Исследования социальных сетей – это важное направление работы для маркетологов. В интернете вы всюду оставляете цифровой след, который может рассказать о вас то, что вы и сами еще не знаете (и тут я не преувеличиваю: почитайте, как американский магазин Target узнал о беременности двенадцатилетней школьницы раньше, чем она сама и ее родители). Можно привести много конкретных исследований, но в целом на досуге можно посмотреть лекцию Артура Хачуяна «Настящая Big Data в рекламе», в которой не ученый, а программист и предприниматель рассказывает, как анализ социальных сетей позволяет найти ту самую целевую аудитория для рекламы вашего товара или услуги.
  2. Почитайте книжку «Интернет как иллюзия. Обратная сторона сети». Ее написал медиаисследователь и политолог Евгений Морозов, который придумал термин «twitter-революция». Мы с вами говорили, что произошла triple revolution, которая изменила всё и вся, но могут ли сами социальные медиа стать причиной реальных политических катаклизмов? Морозов – киберпессимист. В своих работах он уверенно доказывает, что представления о всесилии интернета и социальных сетей сильно преувеличены и строятся на представлениях о холодной войне и ксероксе с радио как разрушителях железного занавеса. Исследователь анализирует современные кейсы и забавно иронизирует над тем, что интернет как проводник демократии интересен для рядового пользователя как источник мемов и порно, когда как для диктаторов и авторитарных правителей – лишь становится новым инструментом власти. Такая риторика свойственна и для Андрея Солдатова и Ирины Бороган, которые в своей книге «Битва за рунет: как власть манипулирует информацией и следит за каждым из нас» особенно детально рассматривают российские события эпохи 2000-х и в частности то, как LiveJournal и Facebook стали площадками для общественных дискуссий. Если для вас LiveJournal это что-то древнее, что вы не застали, то полистайте на досуге книгу Андрея Подшибякина «По живому: LiveJournal в России – 1999–2009». Это исправит пробел в знаниях о целом феномене в развитии российских социальных сетей.
    В этой подборке оказались собраны разные по степени авторитетности и своему профилю источники, которые можно долго обсуждать и даже оспаривать. Однако надеюсь, что мне удалось сделать главное – показать масштабность поля исследований социальных медиа и важность отхода от бытового представления о социальных сетях как конкретных сервисах, потому что социальные сети, как бы пафосно ни прозвучало, это общественный и культурный феномен.
Александр Самохинотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
7
0
Прокомментировать
Ответить