Хочу спросить тех, кто читал роман Мамлеева "Шатуны". Какие чувства вы испытали? Отвращение, удивление, восторг? Нравится книга? Что вообще скажете о ней в целом?

Ответить
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
0
1 ответ
Поделиться

Страшное по сути произведение. Поразило то, что делается весьма ярый метафизический акцент. Имена у Мамлеева указывают на принадлежность того или иного персонажа к одной из трёх реальностей романа. Скажем, когда в метафизической реальности герои соприкасаются с областью смерти, то соседку Клавдии автор называет Мавкой. Мавками в славянской мифологии называли души умерших, которые представлялись существами, имеющими спереди человеческое тело,а сзади – лишенными спины, поэтому были видны  внутренности. Имя Мавка или Навка, образовалось от слова навь, обозначающего в мифологии воплощение смерти. Таким образом, давая героине имя Мавка, автор указывает на то, что действие происходит в потусторонней реальности, а когда события проецируются на как бы эту реальность, то появляется уже не Мавка, а Маврия. Имена, отчества и фамилии у Мамлеева также глубоко символичны. 

Обращая внимание на путь к постижению бессмертия, который Мамлеев предлагает своим героям, имеет под собой основу и опору на христианство (А.Христофоров). И поразительно, что его имя совпадает с именем главного героя повести Б. Зайцева «Голубая звезда», который «в сердце своём соединяя все облики земных любвей, все прелести и печали, всё мгновенное, летучее – и вечное» (с)

Еще один факт, персонаж Мамлеева носит имя одного из самых почитаемых на Руси святых, именем которого назвал Достоевский своего любимого героя в Братьях Карамазовых. Алексей Христофоров не мучается страхом смерти, так как живёт с Богом в душе, также как Карамазов пытается защитить (Алексей - в переводе "защитник") метафизических от страха  гибели. 

Одна из последних фраз романа сходна с первой фразой "Преступления и наказания" Достоевского: «Однажды, поздней осенью, когда ветер рвал и метал листья, образуя в пространстве провалы, около одинокого, пригородного шоссе, в канаве, лежал трезвый молодой мужчина в истерзанном костюме и тихонько выл. Это был Анатолий Падов» (с)

и тут Мамлеев заканчивает на том, с чего начинает Достоевский! Анатолий Падов, как и Родион Раскольников, падает ниц перед русской землёй, откуда начинается новый путь, ведущий героя к истине, которая лежит в в христианстве.

Sebastian Polakотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
8
0
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью