кадр фильма «Неоконченная пьеса для механического пианино»
Василий Лапин
13 февраля 08:55.
409

Можете ли вы посоветовать хороший, трогающий за душу, мужской монолог?

Ответить
Ответить
Комментировать
2
Подписаться
11
4 ответа
Поделиться

Шекспир, очевидно же.

К примеру, Richard II | Act 3, Scene 2:

Let's talk of graves, of worms, and epitaphs;
Make dust our paper and with rainy eyes
Write sorrow on the bosom of the earth,
Let's choose executors and talk of wills:
And yet not so, for what can we bequeath
Save our deposed bodies to the ground?
Our lands, our lives and all are Bolingbroke's,
And nothing can we call our own but death
And that small model of the barren earth
Which serves as paste and cover to our bones.
For God's sake, let us sit upon the ground
And tell sad stories of the death of kings;
How some have been deposed; some slain in war,
Some haunted by the ghosts they have deposed;
Some poison'd by their wives: some sleeping kill'd;
All murder'd: for within the hollow crown
That rounds the mortal temples of a king
Keeps Death his court and there the antic sits,
Scoffing his state and grinning at his pomp,
Allowing him a breath, a little scene,
To monarchize, be fear'd and kill with looks,
Infusing him with self and vain conceit,
As if this flesh which walls about our life,
Were brass impregnable, and humour'd thus
Comes at the last and with a little pin
Bores through his castle wall, and farewell king!
Cover your heads and mock not flesh and blood
With solemn reverence: throw away respect,
Tradition, form and ceremonious duty,
For you have but mistook me all this while:
I live with bread like you, feel want,
Taste grief, need friends: subjected thus,
How can you say to me, I am a king?

8
0
Прокомментировать

Марьян Беленький. "Операция". Монолог врача.

Мама, опять ты здесь!? Сколько раз я просил не приходить в операционную, когда я делаю операцию. Я же велел вахтерам тебя не пускать. В окно влезла? Но у нас 12 этаж! По пожарной лестнице? Почему на тебе халат нашего главврача? Ты его одолжила, пока он был в туалете? Какой бульончик? Мама, неужели нельзя подождать, а? у меня сложнейшая операция. Мама, эту штучку, что ты показываешь, вырезать нельзя, это сердце. Я не знаю, симпатичная ли она, я лица не видел. Я должен ко всем пациентам относиться одинаково. Я давал клятву Гиппократа. Я не знаю, как его отчество. Нет, он не еврей. Он грек. Хорошо, хорошо, пусть будет еврей, только уйдите, ради Бога. Я не знаю, замужем ли она. Какая девочка? Это старшая операционная сестра. Я не собираюсь на ней жениться, с чего ты взяла? Мама, не надо так махать руками, ты заденешь аппаратуру. И вообще - убери руки из грудной клетки оперируемого. Он может это неправильно понять. И Ради Бога, не надо мне рассказывать, как делать операцию на сердечном клапане. Ты таки старший бухгалтер, но это немножко не по твоей части. Я не могу сейчас смотреть фотографии тети Рахель из Чикаго. Кто крутится без дела? Это анестезиолог. Нет, мама, извини. Мне для родной мамочки ничего не жалко, но скальпель я тебе не дам. Хорошо, я попью бульончик, но дай обещание, что сразу после этого ты уйдешь. Что ты делаешь? Ты жаркое тоже принесла? И компот? Но почему на операционном столе?! Здесь чище? Больной, конечно, не убежит, но... Ты и электроплитку принесла? Мама, давай чуть попозже, а? Руки? Конечно мыл, перед операцией. Хорошо, но у меня заняты руки, я открою рот, ты мне положишь. Руки? Мыл перед операцией. Я сейчас не могу показать, у меня руки заняты. Что значит "Отрежь что нибудь для Тузика"? Я знаю, что наш Тузик - чистокровный еврей, но с собаками в операционную нельзя! Мама, направь прожектор на брюшную полость. Спасибо. Дай зажим. Скальпель. Мама, закончи шов, мне надо в туалет. Следующего больного ты будешь оперировать сама.


Стефан Цвейг. "Кристина". Монолог Фердинанда (сцена разговора "по душам" с Кристиной).

Простите, простите, что я так глупо напустился на вас. Ну что мне с собой делать, всегда вот так дурацки получается, сразу же злюсь, налетаю на первого встречного, будто он во всем виноват и будто я единственный несчастливец. Ведь знаю, что я всего лишь один из миллионов. Каждое утро, когда иду на службу, вижу легионы других, как они выходят из ворот и подъездов, невыспавшиеся, с хмурыми лицами, как нехотя спешат на работу, которую не любят, которая им неинтересна, а вечером снова встречаю их в трамваях, когда они возвращаются, словно налитые свинцом от усталости, измотанные бессмысленно или ради смысла, который им неведом. Вот только они не сознают и не ощущают так сильно, как я, эту страшную бессмысленность. Для них прибавка не десять шиллингов в месяц или новое звание - уже удача. Но я не такой терпеливый, я не могу столько ждать. Мне тридцать лет, из них одиннадцать пропали. Мне тридцать, а я еще не знаю, кто я, не знаю, для чего устроен этот мир, я ничего не видел, кроме грязи крови и пота. ничего не делал, только ждал, ждал, ждал. Я больше не в силах жить поверженным и отверженным, это доводит меня до бешенства, я чувствую, как время ускользает из-под ног, пока я обречен быть подручным у архитектора, хотя знаю не меньше его... ведь у тех, что сидят наверху, такая же кровь, такие же легкие, как и у тебя, только ты явился слишком поздно; выпал из вагона и догнать его не можешь, как ни беги. Знаю, я сумел бы многое сделать - кое-чему научился, наверное, я не глуп, в гимназии был первым, в монастырской школе неплохо занимался музыкой, а заодно выучил французский у одного патера из Оверни. Но рояля у меня нет, играть с моей рукой не могу - вот и разучиваюсь, по-французски мне говорить не с кем - забываю. Два года я усердно изучал технику, пока другие увлекались фехтованием и попойками, потом, в сибирском плену, тоже работал и тем не менее продвинуться не могу. Мне нужен был год, один свободный год, как разбег перед прыжком... Год, и я был бы наверху, не знаю где, не знаю как, только знаю, что теперь я сумел бы стиснуть зубы, напрячь все силы и занимался бы по десять, четырнадцать часов в сутки... а еще несколько лет - и я стану таким же, как другие, усталым и довольным и, обозрев достигнутое, скажу: хватит! кончено! Но сегодня я этого еще не могу, сегодня я ненавижу всех этих довольных, иногда руки чешутся, так бы и разнес вдребезги их уют. Взгляните на этих троих, рядом. Вон тот, скорее всего, приказчик в галантерейной лавке, целый день достает с полок рулоны, кланяется и тараторит: "Самый модный, метр - шиллинг восемьдесят, настоящий английский товар, прочный, ноский", - потом забрасывает рулон обратно наверх, достает второй, третий, потом еще какую-нибудь мелочь, а вечером возвращается домой в полной уверенности, что жить надо только так; другой, наверное, служит в сберегательной кассе или на таможне, целый день считает цифры, цифры, сотни тысяч, миллионы цифр, проценты, проценты на проценты, дебет, кредит, понятия не имеет, кому принадлежат счета, кто получает, а кто вносит, кто должен, кому и за что, ничего не знает, а вечером идет домой, уверенный, что это и есть жизнь; третий - не знаю, где служит, но по его рубашке вижу, что и он целый день пишет бумаги, бумаги, бумаги, на одном и том же деревянном столе, той же рукой. Но сегодня по случаю воскресенья у них напомажены волосы и сияют лица. Они побывали на футболе, на бегах или у девочек, а теперь рассказывают друг другу, и каждый выхваляется, какой он умный, ловкий и деловой... Вы только послушайте, как они самодовольно гогочут, эти машины на воскресном отдыхе, рабы по найму, какой у них смех, взмыленный, жирный, несчастные, разок их пустили без поводка, так они вообразили, что и ресторан, и весь мир принадлежат им. Дал бы им по морде...
Извините, я все о себе да о себе, понимаю, это невежливо. Но я, наверное, за целый месяц так много не разговаривал, сколько с вами...

6
0
Прокомментировать

Смотрели Побег из Шоушенка? Там есть момент, когда Рэд (Морган Фриман) произносит монолог на комиссии по досрочному освобождению из тюрьмы. Очень трогает. Этот момент легко найти на ютубе и пр. 

Христофор Мразоткинотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
2
0
Прокомментировать

6 серия 5 сезона мультсериала «Конь БоДжек». Не знаю, правда, можно ли в полной мере оценить серию, не смотря остальной сериал. 9,8 на imdb и, кажется, номинация на Эмми. Достигнут невероятный уровень драматизма. 

(Ответил, не увидев метки «театр», но я думаю, что этот монолог способен стоять вровень со многими театральными постановками)

Nikita K.отвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
5
-3
Прокомментировать
Ответить