Алексей Вечерний
февраль 2019.
461

Что ещё за диктатура большинства?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
0
1 ответ
Поделиться

Диктатура большинства - это проблема злоупотребления демократией. Суть ее заключается в навязывании своей воли большинством избирателей меньшинству при отсутствии или недостаточности у последнего законных средств защиты своих прав и интересов. Наиболее яркий пример реальной опасности такой проблемы продемонстрировала Германия во время парламентских выборов в 1933, когда большинство населения проголосовало за национал-социалистов, чье правление вскоре уничтожило и саму демократию, и миллионы человеческих жизней. Любая диктатура, в конце концов, приводит к одним и тем же результатам.

Современная демократия, родившаяся в США и Англии в конце XVIII века, основана на принципе правления большинства (lex majoris partis) – никакого иного принципа для власти народа нет и быть не может. Демократия появилась на свет в Новое время как противоположность правлению меньшинства (аристократии и монархии), поэтому принцип большинства заложен в самом смысле демократического правления – не дать меньшинству управлять большинством.

Однако либеральные мыслители и отцы-основатели американской политической системы хорошо сознавали и обратную сторону власти большинства, создававшей риск ущемления прав меньшинства. Ведь в демократии меньшинством являются не королевская династия и аристократические дома, а часть того самого населения, которое соучаствует в народовластии. Проблема намного сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Последствиями ничем не сдерживаемых действий большинства могут стать слом политической стабильности в стране, нарушение баланса общественных интересов и, как итог, серьезный ущерб всему обществу, если вообще не гражданская война.

В этой теме есть и такой аспект: большинство всегда временно, подвижно, оно меняется, причем даже в течение короткого времени, внутри избирательного цикла. Популярность партий и политиков к концу их выборного срока уменьшается, поскольку проводимые ими меры и решения имеют не только конструктивные, но и негативные последствия, в которых избиратели разочаровываются и на следующих выборах отдают свои голоса уже другой партии и другим лидерам.

Но помимо политических есть и немало других признаков, образующих большинство – профессиональные, возрастные, гендерные и другие. Каждый человек, каждый избиратель может быть одновременно частью большинства и меньшинства. Например, белый мужик средних лет в Швеции или Германии, живущий в городе, имеющий стабильную работу и придерживающийся консервативных политических взглядов может относиться к усредненно понимаемому большинству населения своей страны. Но если он, например, гей или фермер или коммунист, то он будет относиться к меньшинству, а возможно, даже сразу нескольким меньшинствам.

Россияне недавно сами убедились в переменчивости большинства: несколько лет существовавший, казалось бы, монолитный политический блок «86%» вдруг разрушился чуть ли не в одночасье на теме возраста и финансов – пенсий. А ведь некоторые из этого большинства 86% горлопанили про то, как они скалой за эту власть. Всколыхнувшись на теме захвата одной территории, это бывшее большинство как-то растаяло перед лицом готовящейся сдачи другой территории.

Содержательная переменчивость большинства, его постоянная реконфигурация подрывает тезис о том, что оно всегда право. Очевидно, поэтому, что политическая система должна иметь более стабильную основу.

Возвращаясь к фигурам либеральных мыслителей (Локк, Монтескье, Руссо, Милль и др.) и разработчиков американской конституции (Джефферсон, Мэдисон, Гамильтон и др.) и их вкладу в решение проблемы большинства-меньшинства, следует отметить, что они нашли удачные решения, которые прошли проверку временем. В числе этих решений, ограничивающих или исключающих опасность диктатуры большинства:

  • представительная демократия: несколько уровней выборности (коллегия выборщиков в США) играют сдерживающую роль. В этом смысле американская политическая мысль делает различие между демократией, как формой прямого народного правления, и республикой, предполагающей систему народного представительства; именно в силу такого понимания своего политического устройства американцы называют свою страну республикой;

  • система личных и политических прав и свобод (неприкосновенность личности, частной жизни, признание личной тайны, свобода слова, совести, собраний и т.д.);

  • разделение властей и децентрализация власти: при такой системе власть практически невозможно узурпировать и навязать ей и обществу какую-то одну идеологию; например, в США недостаточно стать президентом для того, чтобы захватить власть в стране – президенту противостоит Конгресс, Верховный суд, власти штатов, обладающих большой степенью независимости и самостоятельности. Граждане могут, как мы это видим, большинством голосов избрать президента от одной партии и другой партии обеспечить большинство в Конгрессе;

  • наличие оппозиции.

Обо всех этих темах и концепциях надо помнить нам, россиянам, ввиду готовящегося пересмотра Конституции. Насколько об этом можно судить по различным сигналам, чиновничье меньшинство хочет навязать нам всем серьезные ограничения наших прав, естественно, под самыми благовидными предлогами. В числе наиболее очевидных жертв – свобода частной собственности и запрет на государственную идеологию.

Следует хорошо понимать, что свобода частной собственности является материальной основой и залогом всех остальных свобод.

Тем же, кто жаждет некоей государственной идеологии, необходимо помнить, что она не разбирает своих и чужих – жертвой одуревшей от бесконтрольности власти, считающей, что она выражает мнение некого воображаемого большинства, может оказаться любой и, как минимум, это проявится в снижении жизненного уровня и материальных потерях, в чем все уже смогли убедиться на примере пенсий.

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
10
0
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью