Почему до сих пор нет русского Стивена Кинга, а жанр литературного хоррора непопулярен в наших краях?

4372
3
0
19 октября
14:03
октябрь
2015

Потому что подобные жанры опираются на очень специфическую вещь: вторжение.

Вторжение крылатого крокодила в отпуск ничего не подозревающих студентов, инопланетного спецназа в субботнее небо над Вашингтоном, соседа-каннибала в жизнь едва въехавшей в загородный дом семьи и т.д. И это по умолчанию должно всех всегда удивлять. Ведь как же так? Ещё вчера я планировал жизнь, ждал девятый айфон, боялся позвать на свидание девушку из класса по алгебре, думает Простой Американский Протагонист, и его друг/брат понимающие кивает, потому что ну у него тоже были другие планы на вечер.

Для нас это всё просто неубедительно. Потому что для нас среда враждебна и опасна по умолчанию, и она была такой всегда, и никто не видит в этом что-то из ряда вон. Разрушенные заводы для нас такая же норма, как и разрушенные церкви. Мы заранее знаем, что в лесу нас ждёт Лихо Одноглазое, что домового надо задабривать, а не то пожалеешь, что бояться надо ментов, что на границе всегда немцы, шведы, татаро-монгольское иго, и любые другие режимы существования вызывают у нас недоверие или усмешку. Мы не боимся вторжения: в отсутствие дома нельзя вторгнуться.

Поэтому мы ищем другие сюжеты и другие конфликты. Пока западная культура занимается темой столкновения с The Big Other (и для которой русские тоже являются формой оного), мы пытаемся разобраться в том, как ужиться с этим The Big Other, поскольку оно никогда не далеко, и не планирует куда-то исчезнуть.

И к слову, это прекрасно. )

Gleb SimonovОтвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
76
3
октябрь
2015

Ну, как же не популярен: чем вам не хоррор «Страшная месть», «Майская ночь» и «Вий» Гоголя? А «Четыре дня» Гаршина, а «Бобок» Достоевского, а рассказы Сологуба (например, вот (fsologub.ru) и вот (fsologub.ru)), а «Красный смех» Леонида Андреева? Впрочем, Лев Толстой, знавший толк в страхе — вспомним произошедший с ним необъяснимый «арзамасский ужас», — об Андрееве отозвался замечательно: «Он пугает, а мне не страшно»; но не у всех же такие крепкие нервы, как у Толстого.

Можно было бы вспомнить еще много страшных текстов в русской литературе, от Одоевского до Мамлеева, в том числе и написанных специально для создания хоррор-эффекта, например трэш-трилогию Ильи Масодова «Мрак твоих глаз» (wikipedia.org).

Но вы правы в том, что как самостоятельный почтенный жанр хоррор не прижился: для этого нужен вкус к коммерческому потреблению такого продукта; у нас его вполне удовлетворяют западные фильмы, отечественных же не появляется хотя бы потому, что кино у нас сейчас снова важнейшее из искусств, снимать надо про добрых молодцев, а не про всякую нечисть и маньяков. Интерес к хоррору пробуждается на «романтических», «дионисийских» отрезках истории культуры: у русских романтиков, у декадентов fin de siècle. Наблюдается у нас сейчас что-то такое? Пожалуй, нет; что-то такое было в девяностые, откуда родом и Масодов, и Пепперштейн. Лет восемь назад Ad Marginem напечатали «первый русский хоррор» — роман Игоря Лесева «23», но он был попросту удручающе бездарен. Русский Стивен Кинг должен быть в первую очередь не автором ужастиков, а большим писателем с большими неврозами.

Но вот, кстати, Мамлеев. Мамлеев, да. «Шатуны» (откуда взялись в 1960-е? не трансформировались ли из тогдашнего позитивного государственного романтизма — ср. с «Говорит Москва» Даниэля, а потом и с «Грузом-200» Балабанова?) и «Мир и хохот». Почитайте.

Лев ОборинОтвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
32
5
октябрь
2015

Про это Быков очень неплохо сказал в лекции о Кинге как раз. Не скажу, что я согласен, но мысль забавная:

«В России нет культуры триллера, пора бы это признать. Ее нет, и никогда не будет. Потому что отклонение от нормы - это и есть российская норма. Достаточно посмотреть фильм «Поворот не туда» - студенты приезжают на заброшенную бензоколонку, на которой вдобавок нет бензина, все кругом заржавело и нет никого. Для этих студентов это становится началом поворота не туда, пути к ужасу. Но если создатель фильма ужасов заедет в Костромскую область - он вряд ли удивится чему-нибудь подобному... У нас за каждым углом - Крауч-энд. Кинговский кошмар для российского читателя - это приятное отвлечение от реальности.» (с) Дмитрий Быков

20
1
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта