user name
январь 2019.
893

Зачем Сталин хотел убить Тито?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
1
1 ответ
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Для начала необходимо понимать, что информация насчет планировавшегося Сталиным покушения на Тито построена исключительно на опубликованных в 1994 мемуарах бывшего руководителя спецопераций в НКВД/МГБ Судоплатова. Чуть раньше ее обнародовал в своей статье в «Известиях» в 1993 директор Института военной истории генерал Волкогонов, который получил доступ к открытому в начале 1992-93 архиву Политбюро ЦК и документам с высшим грифом секретности «Особая папка», среди которых, видимо, и был документ о подготовке покушения на Тито. Во всяком случае, оба ссылаются на один и тот же документ – запись беседы Судоплатова с руководителями МГБ в 1952  о задании организовать покушение на Тито.

Оснований не доверять Судоплатову нет, но помимо его свидетельства других документов на эту тему не опубликовано, хотя в таких делах старались вообще не оставлять никаких документов. Решение о ликвидации Тито также вполне укладывалось в общую сталинскую практику расправы с неугодными политиками.

Мотив для расправы с Тито был очевиден: югославский лидер, хотя и был последовательным и убежденным коммунистом, к тому же лояльным к Сталину, тем не менее, отличался самостоятельностью и независимостью в своих взглядах и действиях и считал возможным поступать во многих вопросах по своему усмотрению.

Тито знал себе цену: он был, пожалуй, единственным из коммунистических лидеров, кто лично участвовал в боевых действиях во время войны с фашистами, руководил крупными военными соединениями, и ему было не занимать решимости и ответственности.

Югославия была первой после СССР страной, где в 1945 утвердилась власть коммунистов. При этом Белград четко ориентировался в своей политике на Москву, заключил с ней договор о дружбе и взаимопомощи 11 апреля 1945, соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве. Штаб-квартира Коминформа, сменившего в 1947 Коминтерн, расположилась в Белграде. В формировавшемся лагере соцстран Югославия занимала фактически второе место после СССР, а Тито явно претендовал на ведущую роль в мировом коммунистическом движении после Сталина

Но уже в 1945 в альянсе Югославии с СССР начали появляться трещины по мере решения вопросов послевоенного урегулирования. В конце мая 1945 Тито критически отозвался о позиции Москвы в чувствительном для Югославии вопросе о судьбе г.Триеста. Тогда же Сталин резко осадил Тито, назвав его высказывания недружественными.

Кризис назревал постепенно и не только по крупным вопросам, но и по мелочам: то югославы не отметили особую роль СССР в каких-то своих документах, то Сталина не упомянули там, где надо было упомянуть. Особенно разногласия обострились вокруг вопроса о создании так наз. Балканской федерации – объединения балканских стран, которые должны были стать социалистическими, под эгидой Югославии. Этот вопрос обсуждался с 1944, но в 1947 он приобрел особую актуальность. Белград фактически подчинил себе Албанию и теперь метил на Болгарию. В перспективе федерация должна была охватить еще и Венгрию, Чехословакию и даже Грецию с Италией. Получалась новая Австро-Венгерская империя, только на этот раз социалистическая.

Влияние Югославии на Албанию, Болгарию и Грецию сформировалось в годы Второй мировой войны, когда армия Тито оказывала практическую помощь партизанам в этих странах и руководившим ими коммунистам. Эта помощь в условиях войны не согласовывалась с Москвой и поэтому после войны Тито чувствовал себя вправе самостоятельно определять свои отношения с этими странами. Югославы, правда, консультировались с Москвой, но не столь регулярно, как того хотелось советскому руководству. Масла в огонь постоянно подливал еще и советский посол в Югославии Лаврентьев, который вместо того, чтобы сглаживать углы и содействовать диалогу, в своих донесениях в Москву, наоборот, фокусировался на ошибках югославских руководителей с точки зрения советской стороны.

В 1947 Югославия без ведома Москвы подписала с Болгарией договор о сотрудничестве.

Раздражение Сталина нарастало. Он не мог согласиться с тем, что какие-либо решения в социалистической зоне влияния будут решаться без него или хотя бы его предварительной санкции. Вызывая телеграммой 23 декабря 1947 в Москву для консультаций представителей югославского руководства, Сталин, обращаясь к Тито, отметил: «Я готов выполнить все Ваши пожелания, но нужно, чтобы я знал в точности эти пожелания».

Несмотря на прошедшую тогда встречу и острый разговор на ней, югославы решили в январе 1948 перебросить в Албанию свою дивизию – без консультаций с Москвой и даже не информируя ее об этом. Узнав об этом решении случайно, окольными путями, Кремль настоял на отмене этого решения, опасаясь помимо всего прочего осложнить еще и отношения с Великобританией, у которой были исторические интересы в этом регионе. Молотов направил Тито резкую телеграмму, в которой предупредил: «… Между нашими правительствами имеются серьезные разногласия в понимании взаимоотношений между нашими странами, связанными между собой союзническими обязательствами».

В ответ Тито в беседе с послом Лаврентьевым признал свою ошибку и пообещал впредь во всем советоваться. Кремль потребовал новых консультаций в Москве, которые состоялись в середине февраля 1948 с участием как югославских руководителей (Джилас, Кардель, Бакарич), так и болгарских (Димитров). После 1938, когда в Москве в результате репрессий было уничтожено практически все руководство югославской компартии, а Тито, обвиненному, как и все остальные, в троцкизме, удалось спастись и вернуться домой лишь благодаря заступничеству Димитрова, он, Тито, боялся приезжать в Москву.

11 февраля Москва подписала с югославами и болгарами секретные протоколы о консультациях.

Несмотря на вроде бы достигнутое взаимопонимание, беседы в Москве произвели на Тито и все югославское руководство удручающее впечатление, что спровоцировало во второй половине февраля 1948 пересмотр характера отношений с СССР, и уже 1 марта на закрытом заседании руководства Тито сказал, что Югославия должна пойти своим путем, хотя и сохраняя отношения с СССР. Через неделю всем госорганам Югославии запретили передавать какую-либо экономическую информацию другим странам (имелся в виду, конечно, СССР). В ответ Москва 18 марта приняла решение отозвать из Югославии всех своих специалистов, как гражданских, так и военных. 29 марта посол Лаврентьев передал в Белграде полученное им письмо ЦК ВКП(б) от 27 марта, в котором югославское руководство обвинялось в антисоветских настроениях, отходе от марксизма-ленинизма, оппортунизме. По тем временам, такие обвинения в коммунистическом движении приравнивались к объявлению войны или смертному приговору.

Письмо из Москвы было рассмотрено 12 апреля на Пленуме ЦК Союза коммунистов Югославии и в ответ было заявлено, что это письмо основано на ложных сведениях и было оскорбительным для югославских коммунистов.

Затем последовал обмен новыми письмами, в которых резкость взаимных претензий лишь нарастала. Посыпались обвинения в шпионаже и уголовных преступлениях.

На сессии Совета Экономической Взаимопомощи в апреле 1949 было решено существенно сократить и ограничить торгово-экономическое сотрудничество всех соцстран с Югославией. 28 сентября 1949 было прекращено действие договора о дружбе от 11 апреля 1945.

В национальный день Югославии 29 ноября 1949 в «Правде» была опубликована статья «Югославская компартия во власти убийц и шпионов», которая повторяла принятую накануне под таким же заголовком резолюцию Коминформа о разрыве отношений.

В 1950 были прекращены все дипломатические и экономические связи между СССР и соцстранами, с одной стороны, и Югославией – с другой.

Югославии в эти годы не оставалось ничего другого, кроме как дрейфовать в сторону Запада в поисках политической и экономической опоры, хотя при этом Белград выбрал статус «неприсоединившейся страны», что давало немало преимуществ в мировой политике периода «холодной войны».

На этом фоне решение физически ликвидировать Тито выглядело вполне в сталинском духе. Покушение начали готовить примерно в 1951, но смерть Сталина в марте 1953 положила конец этим планам.

Отношения начал восстанавливать Н.Хрущев в 1955, когда он посетил Югославию с визитом.

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
25
0

Спасибо за ответ. Вообще меня побудила задать вопрос одна пикча с цитатой, достоверность которой уже под сомнением. В ней говорилось о неоднократных попытках убить Тито, но похоже это фэйк.

0
Ответить

Попытки убить Тито вполне могли иметь место ещё и со стороны его «коллег» по югославскому руководству в порядке борьбы за власть. Там такие вещи практиковались.

+1
Ответить
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью