Тарас Угнівенко
январь 2019.
1516

Добро и зло, темное и светлое — это нечто реальное или некие архетипы? Это так распространено только в нашей культуре или это относительные понятия?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
3
7 ответов
Поделиться

Эти понятия присущи дуализму. Вполне можно и вовсе отойти от оценки окружающей действительности с их помощью. Что для одного субъективно - хорошо, для другого - плохо. Деление мира на черное и белое нужно исключительно для упрощения восприятия. 

К примеру, если за вами гонится голодный лев, то для льва догнать вас будет хорошо, а для вас - наоборот. Но поскольку кормить собой льва не входит в наши интересы, проще принять на веру, что намеренья льва плохие, и киску лучше оставить без ужина.

5
0
Прокомментировать

Этот ответ написан и доступен на

Этот ответ написан и доступен на Яндекс Кью

Я придерживаюсь взглядов христианской философии на этот вопрос и вот что хотел бы сказать в связи с этим. Добро в христианстве - это категория онтологическая, бытийная, то есть объективная. То, что обычно называется "морально нейтральными" действиями для христианства - это добро. Ну, скажем так, пить, есть, спать, жить, радоваться жизни, трудиться, иметь семью, детей - это добро. В Библии, когда Бог творит мир, после каждого дня творения идёт фраза "И увидел Бог, что это хорошо". Сама же книга Библии, описывающая творение в русском переводе называется "Бытие". Таким образом, у нас получаются следующие качества собственно добра:

1. Примордиальность. То есть изначальность добра, добро возникло первым. В этом смысле все растения, животные, планеты, звезды, вся красота Космоса - это добро. Хаос и зло, энтропия, закон борьбы за существование и проч. с точки зрения христианской философии вторично.

2. Бытийность (для человеческого мира). Добро укоренено в бытии человека, то есть это основа его деяний. Даже после того, что христианство назвало "падение человека", человек не стал "изначально зол". Он стал просто чаще совершать зло и легче совершать его. Но всякий, кто видел детей, понимает, что дети могут шалить, озорничать и проч., но сознательного зла не творят. У них (за редкими исключениями в виде психически больных детей) изначально нет потребности к тому, чтобы лгать, предавать, бить, издеваться и проч. Этому детей учит общество (иногда родители, иногда уже школа и т.д.).

3. Укорененность в Боге. Источником добра с точки зрения христианской философии являются не повеления Бога, а моральная природа Творца. Бог не хочет зла. Этим, собственно,. объясняется "живучесть" добра в человеческой душе и при самых бесчеловечных системах власти и режимах, в древних деспотиях, рабовладельческих империях, феодальных абсолютистских государствах, колониальных империях и даже в Третьем Рейхе - везде так или иначе находились люди, способные совершать добро.

К этим характеристикам можно добавить две следующие (характеризующие уже и добро и зло):

4. Культурная универсальность морали. Культурная универсальность означает, что люди имеют внутри себя возможность различать добрые и злые поступки (часто эту способность называют совестью). Совесть в себе многие люди путают со "Сверх-Я" (то есть с нормами, внушенными родителями). Но совесть редко говорит в людях и её голос часто безошибочен. Для того, чтобы вызвать реакцию совести, надо совершить поступок, который считается в любом обществе морально неприемлемым - предать друга, обмануть доверившегося, убить беззащитного и проч. В этом смысле даже первобытные и языческие культуры отрицали подобные деяния. Кодексы наподобие 10ти заповедей Моисея существовали у скандинавов, греков, монголов, египтян и проч. Да, люди почти всегда приходили к "перетолковыванию" моральных норм и искажению их. Но они существовали.

5. Гносеологическая изменчивость морали. Один русский священник сказал - "развитие брака и семьи в истории человечества начинается с инцеста и далее идет через промискуитет (беспорядочные связи) к полигамии (многоженство или многомужество) и от неё к моногамии и связанному с ней половому воздержанию. Смысл этого в том, что после грехопадения люди упали слишком низко от доступного им тогда морального идеала и начали свое восхождение от чисто биологических реакций до какого-то более "цивилизованного" соблюдения норм. И такой "моральный прогресс" существует везде. Например, ранее в человечестве считалось, что после убийства родственника надо отомстить врагам (кровная месть). Потом стало ясно, что кровная месть приводит к многолетней кровавой вражде. В Ветхом Завете описано, как еврейский народ от кровной месте приходит к "закону пропорционального возмещения ущерба" (око за око, зуб за зуб, жизнь за жизнь). Далее постепенно развивается система законов, которая приводит к тому, что идея пропорционального возмещения (ретрибуции) развивается, становится ясно, что наказание может быть не прямо, а косвенно пропорциональным (за кражу не обязательно наказывать лишением имущества, а за отсечение конечности не обязательно наказывать отрубанием у преступника той же конечности). Возникают такие меры наказания как штраф, изгнание, изоляция (тюрьма). Наконец, в рамках христианства возникает идея, что милосердие стоит выше закона и что даже наказанный преступник остается человеком и сохраняет некие права.

Все это то, что можно сказать о добре. Перейдем к тому, что является "злом". И тут мы тоже видим некую универсальность в понимании того, какие поступки являются злом и гносеологическую изменчивость (см. выше). Восприятие людьми того, что является злом постоянно возрастает, сами формы зла - меняются. Но суть остается одной и той же. В христианской философии зло - это модальное (волевое) уклонение свободного существа от совершения добра. Зло не изначально и не бытийно (поэтому христиане говорят, что "зло из не-сущих суть"), оно модально. Оно заключается в попытке сотворенного Богом разумного существа присвоить себе абсолютную значимость и игнорировать ценность жизни других существ, используя их в своих интересах. В этом смысле зло "обречено с самого начала". Своей цели оно никогда не достигнет, так как суть любого злого действия, продолженная в бесконечность выражается в формуле "будете как боги, помимо и вне Бога". То есть вне нравственного закона отдельно существо претендует на всемогущество, всезнание и проч. Кроме того, другим вектором зла является саморазрушение. Зло разрушает своего носителя, уродует и калечит ему психику. Совершая зло в адрес других, он делает зло и себе (в этом смысле гениальна моральна максима "Поступай с другими так, как ты хочешь, чтобы они относились к тебе", а гениальна она потому, что злой человек выполняет её теневую функцию "Совершая зло по отношению к другим, я тем самым творю зло по отношению к себе"). Паразитическая природа любого злого деяния (его несамостоятельность) очевидна даже для современной психологии. Любое злое деяние аддиктивно (приводит к зависимости). Мужчина, предавший свою жену и ушедший из семьи в поисках "острых ощущений", становится "донжуаном" или "казановой" и уже не может остановиться, он постоянно должен соблазнять женщин, чтобы чувствовать себя любимым. Зло разрушило его, лишило настоящей любви (способности дарить себя другому) и дало взамен иллюзию (соблазняя, я чувствую себя неотразимым и поэтому все меня любят). Жадный человек, приобретая все больше и больше богатства и служа этому богатству превращается в скупца. Его преследует страх растраты и предательства, в результате чего он рассматривает всех людей как потенциальных "похитителей" (прямых или косвенных) его богатства. Тщеславный человек, влюбленный в собственный образ (нарцисс), черпает свою значимость в одобрении других. Очень часто внутри себя он - несчастный человек, не способный чувствовать любовь и дарить любовь и поэтому вынужденный искать "громкого одобрения". Тщеславие разрушает его, заставляя постоянно искать признания и ненавидеть "завистников" (пример крайне тщеславного доцента Соколова, который убил девушку, жившую с ним потому, что не смог перенести от неё обиду - очень показателен). Гневный человек, постоянно раздражаясь на других и давая выход своему гневу, разрушает отношения вокруг себя. Вор, обманывая окружающих, выпадает из общества и чувствует себя хорошо только в обществе других воров, привыкший воровать, он смотрит на других людей "сверху вниз" как на "лохов" и "фраеров". При этом, что парадоксально, если спросить любого злодея (человека, который творит зло), чего он хочет, то выяснится, что он хочет блага, но только для себя. Некоторые также дорастают до "группового понимания блага" и хотят блага "для своей расы", "для своей нации", "для своего государства" и ради этого идут на страшные, чудовищные преступления - агрессивные войны, геноцид народов, угнетение и проч. Но в пределе и они хотят блага для себя. Так поступают "жаждущие власти" или "гордецы". Таким образом, зло имеет следующие черты:

1. Неизначальность, модальность. Зло возникает из желаний и мыслей свободных существ, но не из факта их существования. Иначе говоря, ни одно существо не нуждается во зле, чтобы "обеспечивать себя".

2. Паразитарность. Зло является "тенью" добра и все цели, которые ставят злодеи сами по себе не злы, они хотят признания, любви, внимания, возможности осуществлять свои мечты, материальных благ, блага для своей страны, нации, расы и проч. Но методы, которыми они идут к получению этого - отрицают цели, которые они ставят.

3. Эгоистичность. Зло в пределе представляет собой торжество личного или группового эгоизма, когда отдельная группа людей или один человек отделяется и противопоставляет себя всем другим для достижения лично своей цели, причем достижение этой цели активно вредит другим.

4. Аддиктивность. Зло по своей природе сильно похоже на невроз. Жаждущий власти, получая её, стремится к большей власти, жаждущий богатства - к большему богатству, жаждущий признания - к большей славе. Зло создает в человеке зависимость от собственной эгоистичной цели, чем больше он добивается этой цели в реальности, тем недостижимее её идеал.

4. Самодеструктивность. Зло само себя истребляет (см. выше - методы достижения целей истребляют цели) и калечит бытие предавшихся злу существ, делает их не способными испытывать любовь, сочувствие и проч. человеческие чувства. Поэтому, в частности, в христианстве отсутствует понятие абсолютного зла. абсолютное зло не смогло бы ни секунды существовать как живое существо, т.к. тут же истребило бы само себя. Даже дьявол или сатана злой не на 100%, а на, условно говоря, 99%. Ведь он тоже хочет быть, существовать, а желание жить само по себе злом не является. Значит и у него есть добрые желания (хотя бы оно и было одно-единственное).

Интересно, что в культуре современности есть феномен "очарования злом" или "притягательности зла". Он был всегда, но сейчас довольно популярен. Люди создают часовые документальные фильмы про маньяков, наемных убийц, жутких диктаторов (погубивших миллионы людей) и проч. При этом среди особенных любителей (потребителей) подобного контента наблюдается двойная ошибка - 1) они считают злых людей "монстрами", "чудовищами" и поэтому признаются, что "не могут понять, почему они злы; 2) они тянутся к злу, тянутся к постоянному обсуждению, потреблению и проч. Перед нами типичная реакция самообмана - подобные люди отрицают в себе возможность стать злыми ("не-не, я не такой как этот маньяк или серийный убийца, я хороший, я зла не совершаю") и одновременно... чувствуют подсознательную тягу "перестать быть хорошими". Подобная само-мистификация была бы смешна, если бы не была страшна. Ведь самое страшное перед лицом зла - это выколоть себе духовные глаза и бодро признать себя "абсолютно добрым" (грех Адама и Евы в Библии в этом и заключался, ведь признание себя богами, которые наделены абсолютным знанием - это и есть признание себя абсолютно добрыми). С этого признания себя "прекрасным человеком" и начинается совершение самых страшных преступлений, ведь раз я "добрый", то зла априори не могу творить, а следовательно все мои действия и фантазии - это добро. Как-то так.

Raiseflag Surrenderотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
1
0
Прокомментировать

Этот ответ написан и доступен на

Этот ответ написан и доступен на Яндекс Кью

Это не архетипы, это удобные конвенции человеческого языка. Культуры народов бывают разными, но всем нужны какие-то инструменты для регуляции поведения людей (люди эгоисты, но эгоизм нужно умерить чтобы нормально жить с соседями в обществе). Для этого во всех культурах есть аналоги наших "правильно/неправильно", "добро/зло", "поступок/проступок". Но вот содержательно эти слова наполнены по-разному: то что у одних позорно или следует избегать, у других - ценно или связано с доблестью.

0
0
Прокомментировать

Добро и зло, точнее осознанное восприятие некоего негативного и позитивного, это основа нашего мира. То, благодаря чему существование вообще возможно. Можно сказать, это основа информации, которая может быть нами воспринята, и по всей видимости это как-то связано с самосознанием. Это как единица и ноль в информации, самая элементарная составляющая, так и добро и зло (боль - радость, приятное - не приятное), это то, к чему все сводится в этой реальности, и то, что позволяет нам ОСОЗНАННО быть, ощущая контрасты. Именно благодаря восприятию позитивного и негативного весь мир для нас обретает значения. Человек, для которого все безразлично (которого ничто не печалит и ничто не радует, для которого по сути нет ни добра, ни зла) - это мертвый человек, не существующий для себя, не осознающий реальность. Существование личности начинается тогда, когда заканчивается безразличность. Когда реальность обретает значения, и человеку начинает быть не все равно. Больно (или радостно) бывает именно ТЕБЕ, а не твоему телу (почему боль такая болючая? почему радость такая радостная?). Мы могли бы, например, создать сложный механизм, который блестяще бы эмитировал поведение человека (реагировал на раздражители, корчился от боли, смеялся от щекотки), но ДЛЯ НЕГО по прежнему ничего бы не существовало, поскольку это лишь имитация, работа механизма. Там, по ту сторону этой железки, никого нет, и боли и радости никто не чувствует. И да, ты не можешь быть уверен в том, что каждый, из тех кто тебя окружает, не является такой имитацией. Ведь восприятие добра и зла всегда у каждого только свое. И если ты видишь как кто-то кричит от боли, то сам этой были ты никогда не ощутишь, как и другие, никогда не ощутят твоей. В общем, если человек может быть больным - а затем выздороветь, быть голодным - а затем насытится (и прочее-прочее), и при этом ощутить всю разницу этих состояний, то появление таких понятий как добро и зло, в обществе было неизбежным. Да, со временем человек усложнялся, появлялись потребности более сложные чем просто "поесть, поспать, размножаться", но всех всегда что-то печалило и что-то радовало. И так всегда будет, покуда существует эта реальность, покуда кто-то осознает ее..

1
-1

Существование личности начинается тогда, когда заканчивается безразличность.  Тойсть  тех у кого нет смысла жизни- те роботы

0
Ответить

Под "заканчивается безразличность" я имел в виду рождение. Вы, до рождения, не существовали, и для вас не существовало никакого добра и зла. Все было безразлично, все было одним. А затем вы начали осознавать что есть что-то приятное, что-то противное, смогли отличить одно от другого, то есть родились.

0
Ответить
Прокомментировать

это есть во всех культурах, но разве это значит, что понятие не может быть относительным? разве вы сами не находили в иностранных сказках, фильмах и прочих культурных вещах антагонистов и протагонистов?

0
0
Прокомментировать
Читать ещё 2 ответа
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью