Zez Rtr
октябрь 2015.
3717

Имеют ли языки тенденцию к упрощению своей грамматики и морфологии со временем и чем это вызвано, ведь до этого они должны были только усложняться?

Ответить
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
5
2 ответа
Поделиться

В своём вопросе вы исходите из ложной предпосылки, что языки должны усложняться. На самом деле, если мы посмотрим на историю развития какого-либо языка, к примеру, английского, то мы увидим, что наоборот, всё время своего существования язык упрощается, причём чем больше на языке говорят, чем шире он распространён, тем проще он становится.

К примеру, английский язык в своей грамматике всё ближе и ближе к состоянию т.н. "аналитического языка", где существительные и прилагательные не склоняются, а глаголы не спрягаются. Ещё во времена Шекспира в английском языке присутствовала форма thou, местоимения второго лица множественного числа, эквивалентная нашему "ты". Для этой формы так же существовала своя форма глагола to be: art.

Французский и немецкий язык так же медленно, но верно, становятся проще. Насколько мне известно, во франции сейчас идёт дискуссия об упразднении аксанов (знаки над гласными как в слове délivrée), поскольку школьники всё равно пишут их так, что непонятно, accent grave это или accent aigu. В немецком языке букву ß (эсцет) в большинстве словах заменили на сочетание ss, оставив эсцет лишь в словах после дифтонгов как в слове Weiß.

Упрощение языков это неизбежный процесс, ускоряемый распространённостью языка. Например, если бы русский язык был таким же интернациональным как сейчас английский, то мы бы уже сейчас, в 21 веке с трудом бы читали Пушкина. По этой же причине нам не совсем понятны тексты, написанные на старославянском: у нас больше нет некоторых падежей, слова стали склоняться по трём склонениям, у нас больше нет двойственного числа (форма склонения и спряжения, употребляется для обозначения двух предметов, или парных по природе).

Оля Восканянотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
14
-1

Спасибо за интересный ответ, но.

Если мы оставим в стороне миф о вавилонском столпотворении и примем за основу постулат о том, что человеческие языки развились из звуковых сигналов, подобных тем, которыми обмениваются животные, то окажемся перед необходимостью признать, что до начала своего упрощения языки обязаны были усложняться. Ибо сложные флексии, артикли и спряжения, оказывающиеся нынче, как вы указали, жертвами тенденции к аналитизму, не присущи сигнальной системе шимпанзе. И вот именно этот момент перехода одной тенденции в другую (если правда был такой момент), а так же причины этого явления меня давно интересуют.

Кстати, зависимость тяги к упрощению от широты ареала языка мне в голову не приходила. Но если причина в этом, то почему, например, в славянских языках практически полностью исчезли вспомогательные глаголы (за редкими исключениями, например, диалектное украинское "пiшов був"), в отличие от более широко распростанённых германских?

+1
Ответить

Об "упрощении языков" мы говорим, как правило, находясь в контексте индоевропейской семьи. Действительно, праиндоевропейскому языку были свойственны ярковыраженная флексия и, судя по всему, грамматическая избыточность. Однако, все языки меняются, а когда меняются сложные языки, они имеют тенденцию утрачивать падежи, склонения и прочие показатели флективности. На примере некоторых германских языков (английский, норвежский), романских, даже некоторых славянских (болгарский, македонский) можем наблюдать утрату падежей - функцию падежных окончаний берут на себя предлоги и порядок слов - языки становятся изолирующими. Такая языковая эрозия может создать впечатление, что все языки только упрощаются, а когда-то в прошлом существовал бесконечно сложный язык, распавшийся на множество его упрощающихся предков. Очевидно, это противоречит другим историческим и антропологическим наукам. 

Однако, повторюсь, упрощение мы наблюдаем в индоевропейских языках. Китайский же, напротив, уже достиг "аналитического дна" и встал на путь обретения усложняющейся грамматики. Установились устойчивые обороты, воспринимаемые носителями как зачатки новых грамматических конструкций, многие слова становятся служебными и в будущем могут стать основой для новых предлогов, суффиксов, окончаний или других морфем. Жесткий порядок слов способствует объединению этих морфем в целые многосложные слова, и, вполне вероятно, китайский будет обретать все больше и больше признаков синтетического языка -- флективного, агглютинативного или даже полисинтетического, если процесс дойдет до такой крайности. Это может занять сотни и тысячи лет.

Судя по всему, имеет место процесс маятникового изменения языковых грамматик, когда сложные языки упрощаются грамматически (слово "упрощение" - оценочное, любой язык имеет достаточно средств для выражения любых идей, можно говорить лишь о простоте языка для изучения во взрослом возрасте), а о простые имеют тенденцию к усложнению и этот процесс может повторяться бесконечно.

Подробнее о маятниковом изменении грамматики от профессионального лингвиста:

https://www.youtube.com/watch?v=3_BkWCjKNHw

+2
Ответить

Я полагаю, что первые языки могли быть напротив, инкорпорирующими. Ибо в сигнальной системе вряд ли нужны были слова как таковые, задачей было донести информацию, некоторый завершённый смысл, т. е. каждый исгнал был предложением в язковом эквивалентне. Ну а с формированием полноценной фонетики естественным образом начинается характерное для языков развитие, когда за всяким сочетанием фонем закрепляется конкретный смысл, формирующий чётко выраженную морфему. И применение морфем по аналогии свойственно всем языкам, и носители русского часто говорят слова наподобие ихний, т. е. наиболее распространэнный суфифкс начинает употребляться и там, где его прежде не было. Ну а с появлением морфем уже развитие может идти разными путями, язык может остаться инкорпорирующим, где морфемы объндиняются преимущественно сразу в предложения, а может распадаться на слова разной длины и с разным количеством морфем.

0
Ответить

По поводу первого, мне кажется, надо обратиться к антропологии или к трудам об истории праиндоевропейского языка, с которыми я, увы, не знакома.

По поводу второго, то полагаю, что в германских и романских языках они существуют по причине родства с латынью. Если мы посмотрим на структуру времен в немецком языке, она очень похожа (если не идентична, нет возможности сейчас сверить) на времена в латыни. А у французского языка родственность с латынью прослеживается ещё проще.

0
Ответить

А как же деление на изолирующие языки и флективные? Последние напротив вроде бы наращивают новые грамматические формы и заимствуют их от соседей.

0
Ответить
Ещё 3 комментария

Впервые слышу о таких. Не порекомендуете ли что-нибудь, где можно почитать об этом?

0
Ответить

Нет, к сожалению, я унылый обыватель. Просто сам в свое время задавался этим вопросом и нагуглил в авторитетных с виду источниках, заодно выяснив, что вопрос мне  сильно не по мозгам.

0
Ответить

Вообще, насколько я знаю, существует теория о том, что все языки меняются по циклу флективные>аналитические>агглюнативные

0
Ответить
Прокомментировать

Об "упрощении языков" мы говорим, как правило, находясь в контексте индоевропейской семьи. Действительно, праиндоевропейскому языку были свойственны ярковыраженная флексия и, судя по всему, грамматическая избыточность. Однако, все языки меняются, а когда меняются сложные языки, они имеют тенденцию утрачивать падежи, склонения и прочие показатели флективности. На примере некоторых германских языков (английский, норвежский), романских, даже некоторых славянских (болгарский, македонский) можем наблюдать утрату падежей - функцию падежных окончаний берут на себя предлоги и порядок слов - языки становятся изолирующими. Такая языковая эрозия может создать впечатление, что все языки только упрощаются, а когда-то в прошлом существовал бесконечно сложный язык, распавшийся на множество его упрощающихся предков. Очевидно, это противоречит другим историческим и антропологическим наукам. 

Однако, повторюсь, упрощение мы наблюдаем в индоевропейских языках. Китайский же, напротив, уже достиг "аналитического дна" и встал на путь обретения усложняющейся грамматики. Установились устойчивые обороты, воспринимаемые носителями как зачатки новых грамматических конструкций, многие слова становятся служебными и в будущем могут стать основой для новых предлогов, суффиксов, окончаний или других морфем. Жесткий порядок слов способствует объединению этих морфем в целые многосложные слова, и, вполне вероятно, китайский будет обретать все больше и больше признаков синтетического языка -- флективного, агглютинативного или даже полисинтетического, если процесс дойдет до такой крайности. Это может занять сотни и тысячи лет.

Судя по всему, имеет место процесс маятникового изменения языковых грамматик, когда сложные языки упрощаются грамматически (слово "упрощение" - оценочное, любой язык имеет достаточно средств для выражения любых идей, можно говорить лишь о простоте языка для изучения во взрослом возрасте), а о простые имеют тенденцию к усложнению и этот процесс может повторяться бесконечно.

Подробнее о маятниковом изменении грамматики от профессионального лингвиста:

https://www.youtube.com/watch?v=3_BkWCjKNHw

2
0
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью