Сергей Бобров
декабрь 2018.
1923

Неужели в мире вся любовь основана на похоти и все чувства, так хорошо описанные так красиво в книгах и фильмах это сладкая ложь?

Ответить
Ответить
Комментировать
6
Подписаться
9
4 ответа
Поделиться

Мы думаем, что способность любить отличает нас от большинства животных. Но с точки зрения науки все романтические переживания всего лишь хитрость эгоистичных и циничных генов, единственное стремление которых — бесконечное размножение.

Хитрость

С точки зрения эволюции любое живое существо — это всего лишь набор генов, которые копируют сами себя. Гены могут обрастать клетками, выращивать организмы, взаимодействовать между собой, но в конечном итоге след в истории оставят только те, которым удастся сохранить свои копии.

Чтобы достичь цели, гены идут на всевозможные ухищрения. Одни делают ставку на простоту и эффективность и в минимальные сроки производят максимум копий. Например, бактерии делятся надвое, а гидры отпочковывают от себя новые организмы. Это называется бесполым размножением.

Другие гены поступают хитрее. Они не просто копируют самих себя, а перемешиваются с другими генами и создают потомство из полученной смеси. В этом суть полового размножения, которое дало живым существам выбор: с кем бы так «перемешаться», чтобы обеспечить потомству наибольший успех? Бесполое размножение нацелено только на количество. Для полового важно качество.

Стратегия «выбирай и перемешивай» оказалась на редкость эффективной. Она помогла генам освоить всю планету — от горных вершин до морского дна. Используя половое размножение, гены выстроили для себя навороченные машины вроде человеческого тела — все ради того, чтобы продолжать копировать себя.

Но что, если нас — взрослых разумных людей — не интересуют намерения наших генов? Что, если мы не хотим размножаться? Конечно, гены предусмотрели и это. Чтобы обмануть человека, они придумали любовь.

Американский антрополог Хелен Фишер разделила любовь на три биологических компонента: похоть, влечение и привязанность. Как в самолетах отдельные моторы работают независимо друг от друга, так и в мозгу три компонента любви самостоятельно управляют нашими эмоциями и желаниями. Можно испытывать привязанность к одному партнеру, влечение к другому и при этом возбуждаться при виде пикантных фотографий кого-то третьего.

Похоть

Похоть, или либидо, — это желание во что бы то ни стало участвовать в половом размножении. С кем, для чего и с каким исходом — не так важно. Значение имеет процесс, а не результат.

Миссия влечения и похоти заканчивается в момент передачи генов. Выбирать долгосрочных партнеров людей заставил окситоцин.

Аналогом человеческой похоти может считаться реакция животных на феромоны. Например, их выделяют половозрелые мыши-самцы. Молекулы феромонов, попадая в нос мыши-самке, связываются со специальными рецепторами на нервных окончаниях. Они передают сигнал «Пора размножаться!» прямо в мозг, который тут же начинает командовать: «К овуляции подготовиться, половые гормоны закачать в кровь, самца из виду не упускать!»

Похоть — это главный мотор размножения, и у Homo sapiens он работает на половых гормонах: эстрогенах и андрогенах. Будучи древним механизмом, похоть слепа, и нормы морали бессильны против ее гнета.

Влечение

Если для похоти все окружающие на одно лицо, то на уровне влечения происходит выбор, ради которого все задумывалось. Самка оленя отдаст предпочтение победившему в бою самцу. Юная дама пойдет на свидание с самым обаятельным ухажером. С точки зрения нейрофизиологии разницы между этими событиями нет.

Главным веществом, ответственным за влечение, которое еще называют влюбленностью, считается дофамин. Стоит уровню дофамина в мозгу вырасти, приходит эйфория, человек становится сверхактивным, теряет аппетит и сон, тревожится по пустякам и одновременно начинает лучше соображать. Такой же эффект вызывают, например, кокаин и амфетамины, которые заставляют организм «выжимать» из себя весь дофамин.

Зачем генам делать человека нервным, но радостным и умным? Ответ прост: машина по переноске генов должна преодолеть любые трудности, но довести дело до полового размножения с выбранным партнером. Причем сделать это как можно быстрее, пока не появился другой желающий поучаствовать в перемешивании генов. Именно поэтому влюбленный так сильно нервничает и видит только один выход из мучительно-сладостного состояния: добиться дамы сердца. Ну и, конечно, доставить гены куда следует.

Привязанность

Привязанность появилась у живых существ по эволюционным меркам совсем недавно. Надстройка над похотью возникла около 120–150 миллионов лет назад у млекопитающих и первых птиц. Это неудивительно: если похоть и влечение основаны на очевидных, сиюминутных наблюдениях и непосредственных ощущениях, то привязанность требует взгляда в будущее, а это куда сложнее.

Зачем гены изобрели такой сложный механизм? Если представить, что потомство появляется сразу после оплодотворения и тут же начинает самостоятельную жизнь, то привязанность даже вредна: какой смысл ограничивать размножение всего одним набором генов?

Но чем сложнее становились в ходе эволюции живые существа, тем больше времени и энергии требовало их потомство. Чтобы сделать новую бактерию, достаточно двадцати минут и щепотки сахара. Чтобы получить полноценного нового человека, нужны девять месяцев беременности, комфортные условия, особая диета, мучительные роды и пара десятков лет ухода и воспитания.

С усложнением животных размножение стало долгостроем, который нужно планировать заранее. Менять половых партнеров как перчатки стало невыгодно: если отношения заканчиваются после оплодотворения, то кто будет заниматься поиском еды?

Ни влечение, ни похоть не принимают такие сложности в расчет. Их миссия заканчивается, когда гены переданы в следующее поколение. Нужен был способ заставить машины по размножению выбирать долгосрочного, а не просто привлекательного партнера.

Главная «молекула привязанности» — гормон окситоцин. Он в огромных количествах выделяется при родах, помогая справиться с болью и в дальнейшем о ней забыть. Этот гормон способствует выделению молока, прямо влияет на проявление нежности к детям и стимулирует родительское поведение. Окситоцин усиливает желание проводить время с партнером, поддерживать с ним социальный и физический контакт. Можно сказать, что окситоцин — гормон планов на будущее.

8
0

Другими словами, всё очень плохо, потому что любовь не работает за счёт магии и не была создана Богом?

0
Ответить
Прокомментировать

Любовь в паре, уж гетеро- или гомосексуальной, включает чувственность. В том числе похоть, эротичность, сексуальность, нежность, страсть, негу, желание сожрать, глубочайшую близость, благодарность, томление, игривость. 

Я усилием воли прекращаю перечисление, - ради недоумения: а что вы имеете против?)))

В любовь - я именно о любви в паре, - входит ещё дофигищи всего.

А, типа, "любовь это похоть" - такой, яростный редукционизм, упрощение с отчаянной потерей содержания и смыслов. Похоть, ага. И не только))

9
-2

Просто начитавшись книжек и стихов, насмотревшись фильмов начинаешь верить, что в жизни можно устроить что-то подобное. Чаще всего подобной пропиткой, как успел заметить, занимаются девушки, но не это важно. В попытках создать эти нежности, любовь наталкиваешься на то, что девушки хоть и хотят этих розовых чувств, от которых у них захватывает дух, но когда они встречаются с этим лицом к лицу, то отвергают это. Мальчики ухаживают за девочками, стараются быть вежливыми, милыми, тратят ресурсы, а девочкам на это нет никакого дела, им все равно. Хотя буквально недавно они об этом мечтали, а встретившись наяву с объектом своего желания вдруг расхотели его. Зато когда приходит какой-нибудь Петя, раздолбай по жизни, использует их, вытирает ноги, обращает мало внимания, весь такой из себя показушный, те же девочки начинают его желать. Парню нет никакого дела, а девушки страдают и все равно любят, либо же происходит соитие и рано или поздно замечаешь, что эти так называемые союзы рушатся как семечки. Так получается это возвышение побочного продукта размножения до чего-то небесного лишь продукт нашего разума? Люди будут всегда хотеть чего-то, но на самом деле в основе всего лишь желание спариваться, которое от изначально природного продолжения рода превратилось в защищенный акт, от которого люди получают удовольствие. Для меня в мои 17 лет это тяжело попросту воспринимать, упираюсь в иллюзорный мир литературы, где все так идеально, не хочется уходить. Потом начинаются страдания из-за несоответствия иллюзий с реальными людьми, я словно бы разрываюсь на части..

0
Ответить

В 17 умозрительные представления о любви - вполне нормально. Всё будет. Идеально нет. Реально - интереснее, потому что с вами и про вас.

+3
Ответить

"Любовь в паре, уж гетеро- или гомосексуальной, включает чувственность. В том числе похоть, эротичность, сексуальность, нежность, страсть, негу, желание сожрать, глубочайшую близость, благодарность, томление, игривость",

Странно...Для меня любовь это нечто возвышенное до небес, воздушное,  чистое до святого чувство 

А страсть, желание сожрать- это уже другое

0
Ответить

Любовь - то что каждый из нас считает любовью. Для него (неё). Правильного определения нет. - При этом в моей картине мира любовь включает и тот пронзительный воздух, трепет, о котором вижу у вас, и огромность телесного, - и бытового, повседневного, - и чувственного. В моей картине мира любовь - это про встречу со всем в себе, и со все в другом. -Ой в моём случае)) Как-то мне воздушности в любви было бы слишком мало. И, да, сожрать, как и нежно прикоснуться, как и защитить, как и позволить себе быть рядом уязвимым полностью, - для меня всё это конечно в том числе любовь. И далеко, далеко не только...)

0
Ответить

"страсть, негу, ЖЕЛАНИЕ СОЖРАТЬ, глубочайшую близость" - где-то здесь я начала ржать) Я не имею в виду ничего плохого, просто напоминает некоторые юмористические комиксы в интернете в духе "что-то обычное, что-то обычное, что-то необычное и выделяющееся, что-то обычное" (вот как здесь: https://pikabu.ru/story/kotiki_5203338 ). И эффект усиливается от формулировки: не просто съесть, а сожрать.

+1
Ответить

@Марина, спасибо) В этом, конечно, есть юмор; ещё забавнее, что в каком-то смысле ряд не содержит вообще никаких несоответствий)

0
Ответить
Прокомментировать

Может ответ будет коротким, ненаучным и банальным, но действительно сложно встретить человека с которым ты сможешь испытать такие сильные эмоции и чувства, в основном и в большинстве случаев действительно в основе лежит лишь похоть. Кстати, далеко не во все книгах описаны идеальные/возвышенные/красивые чувства . Как говорит мой знакомый "самым страшным жанром в кино является не триллер, а любовные драмы, потому что именно там человек верит, что такая жизнь и такая любовь реальна, эта прекрасная картинка внушается с самого детсва, чего стоят мультики диснея про принцесс, а на деле это оказывается иллюзия, уход которой очень сложно пережить".

1
0
Прокомментировать

Этот ответ написан и доступен на

Этот ответ написан и доступен на Яндекс Кью

А что именно вам не нравится? То, что в любви вообще есть сексуальная составляющая? Между прочим, любовь может начинаться не только с "о, какая красивая/сексуальная девушка (ну или парень), дай-ка я с ней познакомлюсь", но и с дружбы - когда люди уже друг другу нравились, только сексом друг с другом заниматься не хотели (скажем, друзья с детства). Да и влюблённые первого типа со временем углубляют свои чувства, узнавая друг друга получше. Собственно, мне сложно представить длительные отношения без этого самого углубления (вряд ли кто-то долго встречается с одним и тем же человеком только ради секса, даже не общаясь с ним о его жизни, интересах и т. п.).
Разве в книгах люди друг к другу сексуального влечения не испытывают (вспоминается выражение "принцессы не какают")? Я не очень понимаю эту часть вопроса и могу только сказать, что не всё вымышленное выдумывается на пустом месте. Что бы вы не подразумевали под этими красивыми чувствами, они есть и в реальности, только, наверное, не у всех.

0
0
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью