Андрей 🏳️‍🌈
декабрь 2018.
5007

Почему не удались реформы Горбачёва?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
3
5 ответов
Поделиться

Горбачев не был готов к рынку, поэтому у него и не получилось.

Но говорить о «реформах» Горбачева не совсем корректно – вряд ли кто-то сможет их сформулировать и перечислить в виде списка. Реформы не удались, потому что реформ не было. Не было ни реформы цен, ни приватизации, ни реформы внешней торговли и проч. – всего того, что в 1992 было осуществлено Гайдаром и помогло создать новую экономику. Как раз боязнь Горбачева осуществить необходимые реформы сделал запоздалый переход к рыночной экономике болезненным.

Главные мотивы для Горбачева, обусловившие его боязнь реформ, были политические: неприятие концепции частной собственности, социального расслоения, капитала, свободного предпринимательства. Горбачев был коммунистом, который понял, что надо становиться социал-демократом, но от коммунистических догм он отказаться не мог.

Значение деятельности Горбачева в другом – в подготовке почвы для реформ, в осознании необходимости глубоких изменений, модернизации экономики, социальной и политической сферы. Он ослабил роль партии, подготовил трансформацию федерального устройства страны, начал проводить полудемократические выборы, подготовил общественное сознание к необходимости принятия частной собственности, предпринимательской деятельности. Все это нелегко давалось общественному, а особенно номенклатурному сознанию, которое предпринимало отчаянные усилия сдержать Горбачева, помешать ему. Но самих реформ как таковых не было, если не считать скромного закона о кооперации.

Но это понятно сейчас, с высоты прошедших десятилетий и осуществленных изменений, а на протяжении тех неполных 7 лет, что Горбачев находился у власти, выбор в пользу рынка был совершенно неочевиден – ни для него, ни для кого другого в стране. Спроси тогда любого: «Что делать?», никто толком себе этого не представлял. Все понимали, что что-то делать надо, но конкретный набор мер никто не был в состоянии сформулировать. Разумные предложения появились впервые только в 1989, когда уже все начало валиться из рук. В ответ, вроде бы, надо было действовать решительнее, не тратить силы и время на формирование общественного баланса интересов и тем самым тормозить неизбежный ход истории, смелее преодолевать сопротивление политического класса, но даже далеко не радикальные действия Горбачева были встречены номенклатурой в штыки и дело дошло до государственного переворота.

Не менее действий важно и то, чего Горбачев не сделал: он не пошел на репрессии и применение силы ради удержания власти как для себя лично, так и для коммунистической номенклатуры.

Нынешняя российская номенклатура цинично посмеивается над тем, как Горбачев власть потерял – мол, не для того, она получается, чтобы ее терять, и демонстрирует нам всем, что получается для нас, для страны, когда во власть вцепляются и вгрызаются на десятилетия, лишь бы не потерять кормушку – наступает кризис, тот самый, который потом горбачевым расхлебывать.

Подав в 1991 в отставку и признав тем самым свое политическое поражение, Горбачев подал пример цивилизованной политики и действий во имя общественных, а не личных интересов.

Когда Горбачев пришел к власти в марте 1985 ни о каких реформах вообще речи не было – тогда и слов-то таких никто не знал. Поэтому и никакого конкретного плана не то что реформ, но даже более-менее системных изменений у него не было. От Горбачева ждали не так уж многого – проявить больше требовательности, положить конец расхлябанности и начать работать, а не следить за своим давлением и месяцами лежать в больницах, как это было с предыдущими тремя лидерами и большей частью состава Политбюро.

Горбачева избрали руководителем партии и страны потому что он был молод и в свои 54 года был на целое поколение моложе почти всех остальных советских руководителей – в этом было его главное преимущество.

В руководстве отчетливо видели нарастание проблем в социально-экономической сфере с середины 1970х, но их связывали с физической вялостью стареющих руководителей и лишь немногие видели за ними системные проблемы, которые требовали серьезной переналадки механизма управления. Но и в этом случае залог изменений виделся в молодом волевом лидере, который примет необходимые решения.

Горбачев относился к этой последней группе партийных деятелей и считал необходимым где-то в системе что-то немного изменить, подправить, полагая, что она с новой энергией заработает. В самой системе он нисколько не сомневался, поэтому тема реформ даже не стояла перед ним.

Он принадлежал к поколению «шестидесятников» - тех, кому в конце 1950х и начале 1960х было 20-25-30 лет, и кто стал свидетелем высоких темпов экономического роста, полета Гагарина в космос, сильного рывка в научно-техническом развитии, на чьих глазах страна превращалась в мощную державу, которой все было по плечу; это было первое советское поколение, свободное от страха произвола и росшее в условиях относительно либерального отношения к человеку; это было первое советское поколение, чьи мечты и устремления стали мечтой и целью всей страны.

В коротком установочном выступлении Горбачева 11 марта 1985 на Пленуме ЦК, избравшем его новым генеральным секретарем, не услышать тревоги за положение дел в стране, как не услышать слова «кризис»; нет там поэтому и слова «реформа». Все выступление излучало уверенность, какую-то твердость, решительность. За традиционными «укреплять…, расширять…, повышать…, усиливать…» чуткий номенклатурный слух уловил два новых слова, которых прежде не было в партийном лексиконе: «ускорение» и «гласность». Слова понравились и были приняты, поскольку отражали запрос самой номенклатуры на динамику и большую открытость.

Однако положение в экономике было таковым, что требовалось не ускорение, а радикальное изменение всего экономического механизма. Но этого никто не понимал – мешала уверенность в том, что любые проблемы могут быть решены, если их рассмотреть в Политбюро и принять соответствующее решение; мешала и неадекватная статистика, не отражавшая реалии.

Горбачеву ставят в вину то, что он якобы сфокусировался на теме демократии и не занимался экономикой, но такие утверждения не соответствуют действительности. Первые и многие последующие решения посвящены экономике – изменение нормативов, попытки повысить заинтересованность предприятий в результатах своей деятельности и т.д.

К чести Горбачева надо сказать, что когда он видел, как недавно принятые решения не дают никакой отдачи, он задумывался и искал новые решения – он шел вперед в отличие, например, от Брежнева, который отказался от косыгинской реформы, едва она забуксовала. Горбачев приходил к пониманию необходимости более глубоких преобразований, но на радикальные изменения, - а время и ситуация требовали именно таких решений, - он идти боялся.

Несмотря на то, что в СССР не было ни одного специалиста, который бы ясно представлял себе, как функционирует рыночная экономика, вокруг руководства появились молодые экономисты, которые понимали хотя бы те некоторые основные решения, которые следует принять. В 1990 свою программу рыночных преобразований «500 дней» представила группа Явлинского-Шаталина. Вот это была реформа или набор реформ. Программа верно угадала основные направления действий, и ее своевременная реализация существенно бы смягчила переход к рынку, но Горбачев колебался и в итоге не решился.

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
36
-2

А как быть с штурмом Вильнюсского телецентра, с сапёрными лопатками в Тбилиси, с законом об уголовной ответственности за оскорбление президента ссср? Это всё Горбачёв. Не шибко мирный получается портретец.

-1
Ответить

Да, не шибко, все это было очень неправильно и произвело тогда гнетущее впечатление, а помимо всего прочего проложило дорожку к ГКЧП, но Вы сами выбрали очень умеренное выражение вместо чего-нибудь типа "кровавых репрессий" или "жестокого подавления демократии". Прибалты и Грузия все-таки при Горбачеве восстановили свою независимость, а не были утоплены в крови и переселены в очередной раз.

+1
Ответить

Андрей, разве болезненный переход по большей части не из за того что нужно было либерализовать цены и приватизировать предприятия? Если так, то какая разница, запоздалый такой переход будет или нет.

0
Ответить

Любой кризис является болезненным для людей, но чем раньше и быстрее, резче перемены, тем шок меньше и короче. Запоздалость привела к более длительному эффекту шока, а усилил его действия Верховного Совета в 1992-93, который навязывал все новые и новые госрасходы (социальные обязательства) и блокировал многие решения Гайдара или задерживал их.

В этих условиях Горбачев меньше всех заслужил критики, поскольку он был еще только в начале пути, и не видел того, что будет за горизонтом. А вот Верховный Совет должен был уже понимать суть проблемы.

+6
Ответить

Андрей, я правильно понимаю что главная проблема экономики как науки - это невозможность проверить некоторые вещи экспериментально?

Ну например, в реальности есть государство США, которое какими то способами, но всё может влиять на экономику и в этой стране произошёл кризис, правительство решает предпринять какие то меры, чтобы помочь экономике и поэтому начинает использовать рычаги влияния для поддержки. Прошло какое-то время и предположим экономика вернула докризисные темпы роста за два года. Но, мы не знаем как повела бы себя экономика в тот самый кризис, если бы государство вообще в него не вмешивалось. У нас нет альтернативной вселенной, где мы могли бы посмотреть на это и мы не можем проверить это экспериментально. И мне кажется, что именно из за этой невозможности проверить экспериментально не очень понятно кто прав, те кто за влияние государства на экономику, те кто полностью за свободный рынок и т.д. Что ты думаешь об этом?

0
Ответить

Можно и так сказать, хотя я бы не стал называть проблему эксперимента в экономической науке самой большой ее проблемой. Реальность раз за разом демонстрирует ошибочность госвмешательства в экономику, но все равно это все продолжается. Коммунистическая модель обанкротилась, а кое-кто по-прежнему верит в нее. Рынок, наоборот, всякий раз доказывает свои преимущества и жизнеспособность, но его все равно сдерживают. А чего бы не начать снимать ограничения? 

Вот Рейган с Тэтчер снимали ограничения и был рост. То же сейчас показывает Трамп. То же получается в любой экономике, где снимают ограничения.

Экономический рост всегда связан с устранением препятствий.

+4
Ответить
Ещё 5 комментариев

А какие самые большие проблемы в экономической науке?

0
Ответить

Нет, так нельзя ставить вопрос в том смысле, что таковых нет - каждый экономист видит свой ряд проблем или то, что ему представляется проблемами.

По большому счету, все равно все вращается вокруг темы свободы рынка, пределов этой свободы, возможностей планирования и прогнозирования рецессий/кризисов.

+2
Ответить

Гайдар сделал прогрессивный капитализм. Частная собственность, все как "там". А где промышленность, где технологии, где рост национального дохода? Остается одно: в нереформируемой стране ликвидировать остатки населения.

+1
Ответить

Не умного и не самостоятельного человека ставят у руля-вот вам и результат.

0
Ответить

Реформы не удались скорее всего оттого, СССР и советский социализм, основанный на незыблемых догмах марксизма-ленинизма, были нереформируемы в принципе. Номенклатура не давала Горбачёву "поступиться принципами" социализма, построенного Сталиным в 1930 годы. Альтернативными выборами он выбил у них монополию на политическую власть...но от этого возник "парад суверенитетов" и через 2-3 года СССР рассыпался как карточный домик.

0
Ответить
Прокомментировать

Всё крайне просто. Система сгнила настолько, что реформировать её оказалось невозможно. Как сказано у классика: "Австрийская империя - как старый дом, стоит сдвинуть с места один стул и всё здание обрушится". Советский Союз оказался таким же старым домом - коммунистическая идеология выдохлась, экономика не работала, жители устали от вечных проблем, идеологического шлака, которым им забивали головы, и хотели перемен. Горбачёв решил переформатировать страну, вернуться к ленинским нормам партийной жизни, модернизировать экономику, перестроить внешнюю политику на мирные рельсы. Оказалось, что это невозможно. Уже не было того материала, которым производятся реформы. Хотя за двадцать лет до этого, во время косыгинских реформ, он ещё был. Но эта последняя возможность оказалась упущена.

8
0
Прокомментировать

Почему не удались? Гласность (т.е. свобода слова), плюрализм (т.е. свободная конкуренция мнений и позиций), перестройка (т.е. внедрение элементов рыночной экономики) быстро доконали социализм, который с этими вещами принципиально несовместим.

Другое дело, что там казалось Горбачеву, который все это затеял. Вероятно, он искренне считал, что "обновляет и улучшает социализм". В этом отношении, да, его реформы не удались и удастся не могли.

6
0
Прокомментировать

Горбачеву не хватило смелости при проведении реформ. Как не хватило смелости и во время ГКЧП. Понимать, что  ворох проблем требует что-то делать он смог. Но вот решиться быстро и бескомпромиссно провести новый курс не сумел. Республиканские лидеры пошли дальше союзного.

0
0
Прокомментировать

я считаю, что у горби получилось все, что он со своими хозяевами задумал. не получилось у ельцына - россия жива! но они стараются, и еще надеются на успех.

0
-14

У вас тоже есть хозяева?

+7
Ответить
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью