Антон Алфёров
ноябрь 2018.
307

Какое ваше мнение по конституционному большинству «Единой России»?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
0
1 ответ
Поделиться

Как следует из переписки, Антон задал вопрос в контексте появившихся разговоров об изменении Конституции.

Дело здесь не в наличии у ЕР конституционного большинства - этого излишнего при вертикали власти флера формальной демократии. Ясно, что Кремль в состоянии провести любое изменение Конституции при любом составе Думы, в которой нет реальной оппозиции.

Дело в другом – в желании Кремля поменять Конституцию под одного конкретного человека, которого через 5 лет любой ценой надо оставить у власти. Эта тема сейчас все больше овладевает умами всего российского чиновничества и олигархата и становится для них сокровенным смыслом жизни до президентских выборов в 2024.

Опасность этой ситуации для общества, для нас всех состоит в том, что помимо некоей новой архитектуры властных органов в Конституцию под шумок внесут еще и такие изменения, которые полностью лишат ее демократического содержания, а в стране установят уже узаконенный авторитарный режим власти.

Чиновники это планируют. Распечатывание Конституции для ее изменения приведет к радикальному изменению политической системы в России. Вот этого распечатывания допустить нельзя.

С точки зрения нашего будущего не важно, как будет выглядеть новая структура власти: будет ли это Госсовет или же это будет парламентская система, в которой победившая партия (и мы, конечно, знаем название этой партии) будет выбирать на основе большинства правительство, и тогда отпадет необходимость в уточнении количества сроков главы этого правительства – избирают партию, а она назначает премьера, который и формирует кабинет. Партия может получать большинство сколь угодно долго, даже вопреки законам природы и социологии.

В этом случае в России мало, что меняется: тот человек, которого любой ценой надо оставить у власти будет тогда называться не президентом, а премьер-министром или председателем правительства. Нынешнее устройство власти назовут по-новому, и все останется по-старому. Это были бы конституционные изменения, как говорится, малой кровью.

Но не так давно председатель Конституционного суда Зорькин на страницах правительственной «Российской газеты» открыл urbi et orbi более широкий замысел реконструкции Конституции, который на следующий же день был поддержан дежурной группой поддержки – различными депутатами и так называемыми сенаторами.

Помимо рассуждений о преимуществах парламентской формы правления, Зорькин вдруг заодно предложил и такие изменения:

  • в соответствии якобы с российскими традициями (крестьянская община) и какими-то веяниями времени прописать в Конституции коллективистские начала организации общества, предполагающие ограничения гражданских прав и свобод;

  • в этой же связи ограничить право частной собственности.

Это те «точечные» изменения, которые сразу превратят Россию в тоталитарное (коммунистическое или нацистское) государство, неизбежным результатом чего станут репрессии. Свобода слова, митингов, собраний, демонстраций будет ограничена уже на законных основаниях, а правоприменительная практика их просто уничтожит.

Вопрос в данном случае не в том, что на страже Конституции оказался человек, который вынашивает план изменить ее демократическое содержание на прямо противоположное (неудивительно, что Конституция оказалась фактически выхолощенной за последние 18 лет при наличии Конституционного суда), а в том, что Зорькин отражает некий более широкий пласт мнений на верхних этажах власти.

Эти люди хорошо понимают, откуда исходит угроза их режиму – от свободного и независимого гражданина, обладающего хотя бы формально признанными правами и свободами.

Не надо себя обманывать: именно по теме гражданских свобод и частной собственности проходит главный водораздел между демократией и авторитаризмом/тоталитаризмом. Изменения только в этих пунктах, какими бы «точечными» они ни были, лишат смысла все остальные пункты Конституции, сделают ее декорацией, которая уже никого не защитит от произвола власти.

Можно сколь угодно много разводить соплей про право на жизнь и на труд, как это и делалось в совке, но лишить граждан права иметь собственное мнение, частную собственность, лишить свободы предпринимательства – это значит лишить их защиты от государственного произвола.

И еще одна тема сильно берендит власть: запрет на государственную идеологию. Достаточно эту статью просто изъять из Конституции, как через некоторое время появится какая-нибудь «Концепция государственной политики в области морально-нравственного воспитания», которая уже официально провозгласит обязанность граждан не нарушать вековые национальные коды и скрепы.

Несмотря на то, что в Конституции есть изъяны, которые следовало бы исправить (положение президента над всеми ветвями власти и два срока «подряд»), сейчас ни в коем случае нельзя соглашаться ни на какие изменения Конституции вообще ради того только, чтобы сохранить пусть даже номинальный, но кое-как функционирующий демократический характер Основного Закона.

Мы подходим к опасной черте, когда будут предприняты попытки вернуть Россию в тоталитарное прошлое, лишить ее будущего. В прошлом это приводило к репрессиям, крови и отсталости. Это должен знать и помнить каждый гражданин.

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
17
-1
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью