Илья Садовников
октябрь 2017.
4910

Какое отношение патологоанатомы и подобные специалисты выработали к философским вопросам жизни и смерти?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
10
6 ответов
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Наверно, у меня еще не очень большой опыт для выработки определенного философского решения. Но все же.

Во-первых, я не вижу смерть. Я вижу материал, с которым я работаю. Тело. Но я не могу представить, что еще сутки назад этот человек дышал. Я его живым то и не видела. Личность пропадает, остается только материя. И я думаю, что это даже хорошо, что я не отождествляю человека и его тело. Иначе с ума сойти можно.

Смерть – это же мгновение. Думаю, спросить стоит реаниматолога. Вот у этих ребят наверно стальные нервы. Вот уж кто точно смотрит смерти «в лицо».

Что еще я вынесла за свою недолгую работу… Что все бренно, все когда-нибудь закончится. «Шахматные фигурки в конце игры будут лежать в одной коробке». Что жизнь очень короткая, и иногда заканчивается ожидаемо, а иногда очень резко. Не стоит служить чужим идеалам, это никому не нужно. О жизни и долголетии Можно ли вычислить вероятное количество оставшихся лет своей жизни, и если да, то как?Какой самый первый признак (который я могу обнаружить сам) того, что я 100% болен каким-то смертельным заболеванием?Как японцы доживают до 80 лет, постоянно питаясь лапшой быстрого приготовления?Задавайте вопросы экспертам

Похоронные ритуалы изнутри смотрятся очень нелепо и бессмысленно.

Как пример профессиональной деформации: звонит знакомый и говорит совершенно убитым голосом, что у него друг умер, спрашивает детали. А ты ему отвечаешь, как ни в чем не бывало, своим бодрым веселым голосом: «Да, конечно, посмотрю в журналах». И чуть ли не рассказываешь анекдот напоследок как обычно. То есть у человека горе, а у тебя то работа.

Тяжело ставить рак живому человеку. Сто раз посмотришь стекло, покажешь коллегам, перечитаешь еще раз направление. Да, 1984 год рождения… Ну и пишешь свое удручающее заключение. Еще и на себя «примеришь»… Брр…

В целом, не думаю, что у патологоанатомов какое-то кардинально другое отношение к смерти. Может самую малость более пофигистичное.

Муж близкой подруги - судмедэксперт. Она, человек сдержанный и не очень эмоциональный, призналась, что ей весьма непросто с мужем порой. Отношение к жизни, смерти, насильственной смерти, болезни - самое отстраненное. В плане работы мало что может его шокировать или вызвать сопереживание, хотя случаи бывают разные. (Например, смерть девятимесячного малыша, родители которого утверждают, что он просто упал с дивана, а экспертиза устанавливает совсем другое). Если вдуматься, это здоровое отношение к работе, профессиональный подход: когда судмедэксперт работает с органическим материалом, его задача - вынести правильное заключение, а не рыдать над загубленной душой. С другой стороны, профдеформация влияет (у кого больше, у кого меньше, наверное) на отношение с близкими, своей семьёй и детьми: сухость, определенная черствость, безэмоциональность. Я написала о конкретно взятой семье. Но думаю, это распространённый типаж такого специалиста. 

Другая подруга, медик по образованию, с содроганием вспоминает свою практику с патологоанатомами: говорит, они давно не обращали внимание на запах, обедали на рабочем месте спокойно. С особым ужасом она вспоминает утопленников и "подснежников". 

Не знаю, можно ли меня отнести к "специалистам", но отвечу.
Работаю машинистом на ЖД. Количество людей, прекративших своё существование у меня под колёсами, уже перевалило через середину отрезка между 0 и 10. Ещё до первого своего случая неоднократно видел последствия, что остаётся от человека после контакта с поездом, когда те попадали под локомотивы коллег. Буквально неделю назад прибываю на остановочный пункт и издали вижу выделяющуюся горку фиолетового цвета, это пешехода раскромсало скорым поездом до состояния "грузите лопатой", путейцы прибрались уже, ожидали труповозку. Такую ерунду видишь почти каждый месяц.
До первого раза всегда думал, как я себя поведу. Опытные коллеги говорили, что пока не попадёшь в эту ситуацию - не узнаешь, на что способен. Что хорохорящиеся парни "мне всё пофиг" при наезде и прибытию на место падали прямо возле трупа сами, а кто-то удобрял недавно съеденным обедом траву в откосе.
И вот, тот момент настал. Я - помощник машиниста со стажем девять месяцев. Декабрьское тёмное утро. Едем на одиночном локомотиве. Вдоль пути идёт женщина. Я сразу заподозрил неладное, так как она шла хоть и не в габарите, но перед ней был пешеходный мостик через наш путь. По логике, она шла к нему. Мы начали подавать сигналы. Она никак не реагировала. Машинисту говорю: "Может, притормозим?" Он: "Да она же не по пути идёт.. Чё тормозить-то?" Я пожал плечами, чего это мне, сопляку, указывать машинисту с 35-летним стажем, что делать. И вот, нам до мостика метров десять, и женщина, резко свернув на него, отбрасывается в сторону скотосбрасывателем нашего локомотива на скорости примерно 60 км/ч. Экстренное торможение. Я совершенно спокойно, но слегка торопливо, беру фонарик, надеваю перчатки. Ловлю себя на том, что я не паникую, руки не дрожат, спускаюсь с тепловоза, бегу к женщине. Она лежит на насыпи в луже своей крови. Свечу фонариком в лицо. Дышит широко открытым ртом с разбитыми губами. Сзади подбежал машинист. Погрузили её на локомотив, доложили дежурной, привезли на станцию. Передали работникам "Скорой". Поехали на сдачу в депо. Потом в прокуратуре сказали, что она скончалась в тот же день под вечер. И я как-то ничего особого не испытал.
А потом были ещё случаи, на этот раз менее интересные, ибо не первые.
К смерти отношение философское. На работе для меня пассажиры - это безликая масса. Те, кто ходит по станциям и возле путей - одушевлены мной не более, чем придорожные кусты. Суицидник выбегает на путь, ложится животом на рельс и смотрит прямо тебе в лицо, он тебя видит в кабине, ты применил экстренное, уже знаешь, что не успеешь стать, и просто сидишь на месте. Потом, когда он пропадает из виду, поднимаешься с места и прислушиваешься к колёсам. Хрусь... И вагон немножко подскочил... А внутри злость. Что надо рапорт писать, в милицию и прокуратуру идти. А то, что этот человек ещё минуту назад жил, смотрел на тебя, а теперь его располовинило - как-то всё равно.
Ну и ещё юмор чёрный, без него никуда. Едешь, видишь, пьяный вдоль путей идёт, качаясь. Помощнику говоришь: "О, "выходной идёт". "Выходной" - это потому, что после наезда на человека можно взять выходной. Только это никто не делает, все такие же пофигисты.
Смерть близких воспринимается легко. Я не считаю смерть чем-то плохим. И я её не боюсь. Зачем бояться то, с чем не встретишься?

Виталий Ройсотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
Показать остальные 3 ответа
Ответить