Что за люди участвуют в аукционных торгах, и насколько они разбираются в искусстве?

Ответить
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
1
3 ответа
Поделиться

Давайте отобьем один момент сразу: искусство редко покупают для инвестиций. И искусство совсем не покупают для инвестиций на аукционах.

Причины просты: это сложно, дорого, рискованно и невыгодно. Аукционные дома оставляют себе до трети суммы транзакции, картины облагаются отдельным налогом на роскошь, транспортировка и хранение их непропорционально дороги. Кроме того, не существует ни одного даже отдаленно убедительного индекса доходности на рынке искусства, никакого аналога S&P 500 или Dow Jones – и их в принципе невозможно построить, поскольку абсолютное большинство картин не перепродаются с аукционов (а галереи не разглашают суммы перепродаж публично), а те, что перепродаются, попадают под лютый survivor bias. Лучшее, что у нас есть – это средние цифры с 1900-го года, по которым годовой рост на рынке искусства более чем вдвое уступает банальным стокам (2.4% vs 5.2%) – и это не рост каждой картины в принципе, а общий по рынку в целом. Рост лично вами приобретенной картины не гарантирует абсолютно ничто – и поскольку искусство по умолчанию илликвидно, ничто не гарантирует ее последующую продажу.

Примеров тому более чем достаточно: Рыболовлев пару лет назад потерял 80 миллионов на перепродаже Гогена. Некогда звездный проект Artist Pension Trust в прошлом году снял 19 лотов с торгов, поскольку сами художники предпочитали работать с галереями, нежели с аукционным домом. Даже печально известный art flipping приводит порой к таким же бессмысленным результатам, попутно уничтожая карьеру художника: после своего неожиданного взлета Люсиен Смит за год упал в стоимости на 90%.

Тем не менее, искусство все-таки покупают: в среднем, treasure assets составляют примерно 9% состояния людей с высоким достатком, и на искусство приходится более половины. Что в свою очередь периодически привлекает исследователей рынка, чьи выводы – и тут я вынужден обломать готовный цинизм определенной части аудитории – заключаются в том, что главной и подавляющей причиной покупки искусства является удовольствие ('enjoyment').

Собственно, в этом можно убедиться просто хоть раз побывав внутри аукционного дома. Выставки перед торгами кардинально отличаются от галерейных и структурно, и эмоционально: работы висят кучей, занимая все ровное место включая коридоры, безо всякой системы и хронологии. Ближе к закрытию их начинают заворачивать и готовить к транспортировке прямо в залах – и когда картину снимают со стены, это существенно напоминает об ее предметности, материальности. Коллекционеры, опять же, не стоят возле картин так, как люди стоят на выставках – они чаще ходят от одной к другой, выбирают между несколькими исходя из бюджета, сравнивают варианты. В конце концов, выставка перед торгами – это собрание вещи, чье место еще не определено.

Но перейдем к людям.

Доходы крупнейших коллекционеров редко связаны с искусством: чаще всего это финансы, недвижимость, мода, consumer goods. Впрочем, в этом правиле есть видные исключения: к примеру, Герберт и Дороти Вогел, известные как "proletariat collectors", работали соответственно на почте и в библиотеке, и собрали коллекцию из четырех тысяч работ. Кроме того, около десяти процентов коллекционеров занимаются чистой филантропией.

Большинство коллекционеров – из Северной Америки, Европы, Китая и Южной Кореи. Столицей рынка искусства по-прежнему является Нью-Йорк.

Коллекции чаще бывают крупными, нежели мелкими: около половины частых коллекций это собрания по 500 произведений и более.

К слову, многие из этих коллекций вполне публичны. В мире сейчас существует больше 300 крупных частных музеев, плюс около половины коллекционеров так или иначе сотрудничают с культурными институциями, что включает долговременные лоны, финансирование выставок или гранты. Что, к слову, совершенно не значит, что интерес к искусству разделяет рядовой зритель: музей Лихтенштейна в Вене, в котором находилась одна из крупнейших частных коллекций старых мастеров, закрылся в 2012-м году из-за низкой посещаемости.

Иными словами, да – коллекционеры разбираются в этом деле. Строго говоря, это одни из немногих людей, помимо критиков и кураторов, кто совершает какие-либо вложения в эту сферу – а это значительно больше того, что делает в ней кто-либо из рядовых граждан.

Как следствие – и это один из тех моментов, которые почему-то игнорируются критиками аукционной системы – коллекционеры банально не любят продавать. Если бы видный коллекционер вдруг выставил на торги существенную часть коллекции, это показало бы его в дурном свете, поскольку подобный акт может означать что-то одно из двух: или коллекционера подвел вкус, что плохо, или у него проблемы с деньгами, что еще хуже. 

Коллекционеры покупают для обладания. Каждая покупка в идеале рассматривается как заложение долговременных отношений с художником – что особенно важно на рынке, целиком построенном на репутации и экспертных оценках. И если кто-нибудь сомневается, насколько серьезно к этому этикету относятся когда дело доходит до прибыли, то тут можно привести пример Чарльза Саатчи, внесенного в черный список Лондонских галерей именно из-за чрезмерных продаж. 

В заключение стоит отметить, что все это совершенно не означает, что рынок работает идеально, или заслуживает беспрекословного доверия, или что у мира искусства нет к этому рынку вагона совершенно адекватных претензий: многомиллионные торги напрягают и художников, и музейных кураторов, и галеристов.

Но это уже тема другого вопроса.

Источники:

Barclays. 2012. “Profit or Pleasure? Exploring the Motivations behind Treasure Trends.”

Dimson, E., and C. Spaenjers. “The Investment Performance of Art and Other Collectibles.”

Goetzmann, W., L. Renneboog, and C. Spaenjers. 2011. “Art and Money.”

Gleb Simonovотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
13
Прокомментировать

Некоторые  и  любят  и  разбираются  в  искусстве  и  готовы  платить  любые  деньги , за  то  что  именно  им  понравится . Такие  люди  называются  богатыми  со  вкусом  и  с  деньгами .  Среди  таких  людей  есть  индивиды ,  которые  могут  преплатить  за  произведение  искусства  и  этим  помочь  художнику ,  не  унижая  его  торгами  .  Тогда  таких  людей  называют  ещё  благородными  людьми . Другие  не  очень  любят ,  не  очень  разбираются  и  не  совсем  готовы  платить  любые  деньги , за  то  что  им  в  принципе  и  не  нравится и  не  особенно  хочется  платить  любые  деньги ,  но  из  тщеславия ,  иногда  из  зависти  к  первой  категории ,  иногда  из  соперничества  с  первой  категорией  ,  иногда  из-за  подобных  страстей  они  готовы  в  азарте  гонки  выложить  сумму  исключительно  из  амбиций ,  но  о  преплат  такие  люди  даже  и  не  слышали . Во  время  всей  этой  гонки  возникает  столько  шума ,  разговоров ,  что  появляется  мода  на  те  или  другие  произведения  или  течения  и  тогда  включается  третья  категория  людей  ,  которая  совершенно  не  любит  искусство ,  абсолютно  ничего  в  нём  не  понимает  и  просто  не  знает ,  во  что  впихнуть  свои  бабки . Это  могут  быть  очень  богатые  люди ,  даже  богаче  первых  и  вторых ,  но  делают  они  это  исключительно  ради  моды  и  ради  того ,  чтобы  дом  их  превратился  бы  в  модный  салон ,  где  уж  поверьте  мне  они  непременно  компенсируют  свои  затраты  ,  когда  гости  их ,  возможно  сильные  мира  сего  будут  тоже  из  каких-либо  побуждений  с  открытыми  ртами  охать  и  ахать  на  какую-нибдь  чёрную  квадратуру  или  на  какой-нибудь  сальвадоравский  маразм . Только  не  надо  мне  сейчас  ставить  в  упрёк  мою  неприязнь  к  Сальвадору  Дали  и  Гале .  Ок ?  И  есть  просто  страстные  коллекционеры ,  фанаты  ,  ценители  истинного  искусства  ,  часто  без денег  включаются  в  торги ,  так  как  в  Мире  Исскусства  великолепно  разбираются ,  знают  где  ,  что  говорить ,  что  хвалить ,  кого  хвалить ,  знают  что  почём ,  умеют  продовать  и  умеют  покупать ,  это  скорее  всего  талантливые  галеристы  и  искусствоведы ,  которые  работают  на  весь  мир  и  во  всём  мире  ,  знают  и  покупателей  и  продавцев  в  лицо ,  всегда  имеют  доход  от  своих  талантов ,  но  это  не  художники  и  не  покупатели  ,  это  талантливые  хозяева  торгов ,  устроители  дел ,  учредители  аукционнов .  Их  не  очень  много  ,  но  они  есть  и  все  в  городах  и  в  Мегаполисах  знают  к  ним  дорогу .  Они  обеспечивают  себе  приличную  рекламу  и  правильно  делают ,  но  это  труженники ,  которым  сторицей  воздастся .  Им  и  их  детям . Они  часто  поддерживают  и  не  дают  умереть  нищим  талмнтливым  художникам ,  которые  далеки  от  бизнеса ,  как  безсеребренники  далеки  от  серебра ,  не  умеющие  толком  сварить  себе  макароны ,  а  поэтому  питающиеся  вечно  в  каких-нибудь  кафе  или  закусочных . Но  наверное  я  всё  же  пишу  о  своём  городе ,  ибо  в  принципе  в  других  городах  всю  эту  публику  не  знаю  и  могу  писать  только  о  своём  дорогом  Тбилиси .  Гуд  бай .

0
Прокомментировать

 В американском научно-популярном сериале " Адам портит все" есть серия посвященная этой теме. Покупатели инвестируют в то что должно вырасти в цене, галереи делают все чтобы поддержать такое мнение. К искусству как таковому вся эта возня с деньгами имеет опосредованное влияние.  

Пользователю можно написать личное сообщение вBadoo
-4

В американском научно-популярном сериале " Адам портит все" есть серия посвященная этой теме.

С каких пор развлекательные каналы стали адекватными источниками познания? 

Покупатели инвестируют в то что должно вырасти в цене

Ключевое слово "должно". Любой работник аукционного дома вам подтвердит, что рынок искусства непредсказуем, искусство не обладает ликвидностью, и гораздо надежнее инвестировать буквально во что угодно. 

0
Ответить
Комментарий удален модератором

Я отвечу, не переживайте. К слову, согласно правилам сайта, отвечать должны специалисты, а не люди, не обладающие знанием по предмету.

И да, хамить тут запрещено тоже.

0
Ответить
Прокомментировать
Ответить