Артем Горный
октябрь 2018.
4159

Как могло получиться так, что несколько сотен научных статей было написано про несуществующую частицу?

Ответить
Ответить
Комментировать
4
Подписаться
4
5 ответов
Поделиться

Почему несколько сотен? Более чем 600 публикаций, как написано в статье. И это совершенно нормально для ЦЕРН, где десятки тысяч ученых работают на самом переднем фронте науки. Там собраны самые сильные физики со всего мира и следовательно там есть чёртова куча PhD студентов (по нашему — аспирантов), которые как черти (или чернорабочие) работают там в надежде сделать свой Тезис (Диссертация по нашему). 

Эксперименты показывают некое подобие пика, в распределении эффективной массы в районе 750 ГэВ. Очевидно, что в копилке работ есть методические работы, описание деталей, технических решений, описание электроники, методов сбора и обработки данных, описание и калибровки детекторов, особенности пучка, мишени и многое, многое другое, необходимое для полной верификации эксперимента.

Студенты теоретики начинают строить свои варианты объяснений согласно моделей, которые предлагают им их научные руководители. Среди моделей есть стандартная, революционные, абсурдные, и даже основанные на идее, что там на самом деле не один пик, а целых три (два, пять). Есть так же публикации, что это вовсе не пик, а методический эффект, возникший от землетрясения в Индонезии. Если учесть, что число участников эксперимента несколько тысяч ученых и инженеров, то число 600 покажется небольшим. И рискую предположить, что в число 600 входит большое число препринтов ЦЕРН и конференционных публикаций и только небольшая часть опубликована в реферируемых журналах.

Проходит 2 года. Новое поколение экспериментаторов ЦЕРНа обрабатывает последние данные по эффективной массе уже на огромной статистике (с высокий точностью) и выясняется, что ожидаемый пик исчез (сгладился). Новой частицы нет и не было. Публикуется около десятков теоретических работ по теме — "Там не может быть пика, потому, что там не может быть пика никогда". 

Это огромнейший труд. Такова жизнь ученых ЦЕРН. Есть частица или нет — наука сделала шаг вперед. Все счастливы.А какая-то экзальтированная дама пишет в Nature Physics статью о том, что надо подумать и что-то изменить в науке, чтобы не портить сколько бумаги на более чем 600 пустых (по её мнению) публикаций. Автор же вопроса пафосно здесь делает объявление в смысле "Ой, ой, ой. Как могло случиться так, ...? "

Ответ простой и автору вопроса и экзальтированной даме:   — Добро пожаловать в науку, где ценится не число опубликованных работ, а число ссылок на эти работы, о которых молчат и экзальтированная дама в статье и автор вопроса здесь.

40
-7

Разогнать их надо в таком случае.

-11
Ответить

В науке итак уже полно мусора в виде научных статей, которые публикуют из принципа "лишь бы опубликоваться".

-10
Ответить

Альберт, в ответе добавлена строчка о том, что считается в науке наукой.

0
Ответить
Ещё 5 комментариев

Та у меня бомбит как раз от того, что это всё правда.

Сам в каком-то смысле нахожусь в заложниках этого положения дел. Нельзя вот просто сидеть и заниматься наукой. Нужно вписаться в чью-то школу, "вам привет от Семён-Семёныча" и ты уже в очереди на публикацию первый, и т.д. и т.п.

-6
Ответить

Но ведь за открытия Нобеля дают. Вдруг повезет и частица есть и мы ПЕРВЫЕ !!! Смелым же везет!

0
Ответить

А о какой частице идёт речь?

+2
Ответить

В статье, на которую ссылается автор вопроса, есть только ссылка на эксперимент CMS: Search for Resonant Production of High-Mass Photon Pairs in Proton-Proton Collisions at √s=8 and 13 TeV.  [ V. Khachatryan et al. (CMS Collaboration)Phys. Rev. Lett. 117, 051802  (2016)]. 

Речь идет о поиске двухфотонного  распада резонанса с массой 750 ГэВ.

+2
Ответить

Индекс цитирования - хороший фетиш... или показатель значимости, если угодно.

0
Ответить
Прокомментировать

Отвечу для тех, кому интересны подробности.

Вот что пишет физик-теоретик Сабина  Хоссенфельдер в статье Science needs reason to be trusted https://www.nature.com/articles/nphys4079

Статья в закрытом доступе, но вот  есть русский перевод:

Моя профессия – ученый-теоретик в области физики частиц. И я сомневаюсь в ценности теоретической физики частиц. Это и само-то по себе ужасно, я знаю, но дело тут еще хуже. Я боюсь, публика имеет основания не доверять ученым, причем и я сама – печально, но это правда – тоже нахожу, что доверять им всё более и более сложно.

Доверие к науке в целом за последние годы было сильно подорвано кризисом воспроизводимости. Эта проблема по преимуществу затрагивает биологические науки, где многие открытия, как выясняется, хотя они и получили одобрение рецензентов, не удается независимо воспроизводить другим исследователям.

Попытки решить эту проблему сосредоточены на мерах по улучшению критериев статистической надежности и их практического воплощения. Все перемены такого рода делаются для повышения научной объективности, или – формулируя более грубо – для того, чтобы ученые перестали врать сами себе и друг другу. Иначе говоря, делается это для восстановления доверия к науке.

Кризис воспроизводимости – это действительно проблема. Но это такая проблема, по крайней мере, которая признается и которую пытаются решать. В той же области, однако, где работаю я, и которую обобщенно можно охарактеризовать как фундаментальные основы физики – то есть космология, физика частиц за пределами Стандартной Модели, основы квантовой механики –  мне довелось оказаться, по сути дела, в первых рядах перед намного большей проблемой науки.

Я работаю над развитием теории. Наша задача, формулируя попроще, состоит в том, чтобы выдвигать новые – в чем-то более лучшие – объяснения для уже существующих наблюдений, а затем делать предсказания для экспериментальной проверки этих идей.

У нас нет никакого кризиса воспроизводимости, потому что у нас вообще нет никаких данных, начнем с этого. Ибо все доступные в настоящее время данные наблюдений могут быть объяснены и так – на основе уже имеющихся хорошо разработанных теорий. А именно, на базе стандартной модели частиц и стандартной модели согласия (concordance model) для космологии.

Кризис, который имеем мы, – совершенно другого рода. Мы создаем гигантское количество новых теорий, но при этом ни одна из них никогда не была подтверждена эмпирически. Давайте называть это кризисом перепроизводства.

В нашей области исследований мы используем хорошо освоенные, одобренные сообществом методы, мы видим, что методы не работают, однако выводов из этого не делаем. Словно муха, бьющаяся в оконное стекло, мы повторяем те же самые попытки снова и снова, надеясь получить другие результаты.

Кто-нибудь из моих коллег не согласится с тем, что мы находимся в кризисе. Они расскажут вам, что за несколько прошедших десятилетий мы сделали огромный прогресс (несмотря на то, что ничего из этого не вышло). И что для прогресса это совершенно нормально – замедляться по мере набирания областью зрелости. Ведь сейчас не XVIII-й век на дворе, так что сегодня отыскивать фундаментально новую физику уже далеко не так просто, как это бывало раньше.

Звучит достаточно справедливо. Но моя проблема вовсе не в том, собственно, что у прогресса скорость как у улитки. А в том, что нынешние подходы к развитию теории отчетливо сигнализируют о крахе научного метода как такового.

Позвольте мне проиллюстрировать, что тут имеется в виду.

В декабре 2015 года коллаборации CMS и ATLAS, работающие с результатами LHC или Большого Адронного Коллайдера, представили свидетельство отклонения наблюдений от физики стандартной модели – в области резонансной массы порядка 750 гигаэлектронвольт. Этот выброс имел низкую статистическую значимость и не был похож ни на что из предсказанного кем-либо раньше. К августу 2016 года были набраны новые данные, которые показали, что отмеченный выброс оказался просто статистической флуктуацией.

Однако прежде, чем это произошло, физики-теоретики высоких энергий наплодили свыше 600 статей, которые объясняли появление предположительного сигнала. Многие из этих статей были опубликованы в главных журналах данной области. Но ни одна из всех этих статей не описывает реальность.

Сообщество физиков частиц всегда было подвержено модам и трендам. И хотя рассмотренный случай стал экстремальным как по количеству участников, так и по их поспешной суетливости, множество похожих случаев бывало и прежде

https://kniganews.org/2017/04/15/bee/

10
-4

Как много в статье воды...

-1
Ответить
Прокомментировать

На самом деле это совершенно не страшно, не надо преувеличивать значение обнаружения/необнаружения очередной частицы, если это не фундаментальное открытие вроде бозона Хиггса. Беда гораздо шире - система грантов и отчетов привела к тому, что стремление отрапортовать первым бежит впереди тщательной проверки и осмысления результатов. Главное - сделать публикацию. Совершенно пропали фундаментальные теории, осмысливающие полученные математически результаты, или выдвигающие новые идеи. Более того, те, что появились, оказались не очень востребованы. Например, с момента открытия Хокингом излучения черной дыры до более-менее внятного изложения физики явления прошло более 10 лет. Никто сразу этим серьезно не озаботился. С момента выхода пионерской работы Сахарова о природе гравитации до первых работ по космологии, где использовались идеи теории Сахарова, прошло лет 15. Упор делается на математику, но математика, как компьютер, дает результат только тогда, когда в нее что-то вложено

9
-3
Прокомментировать

А что собственно так удивляет. Ученые это такие же люди как и все остальные люди и ни что человеческое им не чуждо. Даже попил бюджетиков. Вот история еще веселее.

https://www.bbc.com/russian/features-45751968?SThisFB&fbclid=IwAR2Ebs23hvFjV0pabAVmRv4dtiPhy5E77v_QXdhIq9POPAagTwK5MFrsbko

Физика пока выглядит форпостом корректности. Статьи это же не что то прям в камне выбитое. Это мысли одного ученого заслуживающие рассмотрения другими учеными. Не более того.

0
0
Прокомментировать

На этот вопрос может быть следующий ответ. Физика не отрицает, что носителем взаимодействий является излучение различной природы. Также не отрицается, что возможно существование нейтрального излучения подобного нейтринному, но по мощности превосходящее на несколько порядков. Родиной этого излучения могут быть, но скорее так и есть, центральные тела галактик. Это изотропное излучение пока не обнаружено в силу своей огромной проникающей способности, но оно оказывает своё внешнее влияние на физические эксперименты, где бы они не производились. Особенно подвержены этому излучению протоны, нейтроны и электроны, то есть кирпичики физического мироздания, как находящиеся в составе ускоряющих частиц, так и частиц в мишенях. При проведении экспериментов на ускорителях влияние этого излучения на результаты не учитывается физиками, отсюда полная несовместимость результатов. 

Если редакция и читатели thequestion хотят подробное узнать об этом излучении я готов выполнить Вашу просьбу, разместив материал на странице thequesion

0
0
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью