Насколько нормальны и современны люди, разрушающие объекты, которые признаны всемирным наследием?

430
1
0
5 октября
18:21
октябрь
2015

Разумеется, ненормальны. Точнее, нормальны абсолютно.

Было бы здорово, если бы этот вопрос был простым, и в ответе на него всякое действие, выглядящее как ненормальное, действительно оказывалось ненормальным. Но сугубо историческая необратимость подсказывает нам другое: мы все построили сегодняшний мир. Он весь состоит из того, что мы перетащили в него из всех наших коллективных вчерашних дней. Точно так же, как наши предки построили мир, в котором была инквизиция, а наши прадеды построили мир, в котором возник нацизм, мы построили мир, в котором есть ISIS. В великом множестве векторов и выборов развития мира мы пришли именно сюда.

Я отнюдь не клоню к какой-то коллективной ответственности — jedem das seine, как писали во время вышеупомянутых прадедов. Факт состоит только в том, что это — есть, и это — здесь. Есть отдельная ячейка бытия, в которой то, что эти люди делают — нормально. Пусть только для них. Но нормально. Более того — в этой ячейке, для них, это — единственный способ существовать. Люди ведь не выползают сразу же из утробы с установкой обезглавливать и взрывать — они идут к этому всю жизнь, пока это не станет их единственной реальностью — обезглавливать и взрывать, год за годом, не важно, во имя чего.

Но это тот же самый мир, что и наш. Когда в Москве восемь утра, у них всего лишь десять. Если двадцатый век должен был чему-то нас научить, то это тому, что теперь и в будущем любое событие в мире влияет на весь остальной мир. Никто не стоит отдельно. Что мы можем сказать о нормальности или ненормальности этого, когда это результат коллективного движения одного и того же мира? И что мы можем сделать с этим, если мы отказываемся это признать?

Потому что всё это происходит не из-за Ислама. Индонезия вон тоже мусульманская, и ничего. Эти люди отвечают не на зов Аллаха, и не на зов насилия, и вообще не на что-то изначально-разрушительное. Религиозный фундаментализм как явление возник в ответ на индустриализацию, и сегодняшние боевики всего лишь составляют антитезис всему остальному. Что в свою очередь ставит вопрос о тезисе.

Это ни в коем случае не попытка оправдания экстремизма, а попытка найти способ его разрешения. Мой внутренний инстинкт вообще подсказывает, что мне должно хотеться, чтобы всех их истребили как оспу. Но в общем-то, в том числе из-за этих инстинктов мы все тут и оказались. Просто раньше мы думали, что Аль-Каида это худшее, что мы застанем, а теперь оказалось, что мы застали группировки, которые ненавидит даже Аль-Каида.

Просто пока мы все не начём задаваться вопросом, почему оно получилось именно так, мы застанем то, что придёт за ISIS.

Gleb SimonovОтвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
14
1
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта