Когда и после какого события Ельцин стал Ельциным и выделился из общей безликой массы партийной номенклатуры?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
2
2 ответа
Поделиться

Таким событием стало выступление Б.Ельцина 24 января 1986 на XXVI отчетно-выборной конференции московской организации КПСС. На конференции присутствовал Горбачёв и все Политбюро. «Московскую правду», в которой было напечатано это выступление, на следующий день раскупили полностью за полдня. Такой интерес вызвало то, что сказал Ельцин.

Он выступил с отчетным докладом в качестве недавно избранного первого секретаря Московского горкома партии - в тех условиях фактического руководителя Москвы, как сейчас Собянин.

Кандидатуру Ельцина Московскому горкому навязал Горбачёв по рекомендации Лигачева.

На этом посту Ельцин сменил несменяемого Гришина, который возглавлял Москву при Брежневе и который олицетворял собой застой и все проблемы системы. Поскольку Гришин являлся членом Политбюро, то за два десятилетия его княжения на столице Москву никто не трогал проверками и критикой. В результате проросла коррупция и, в выражениях того времени, кумовство.

Знание этих обстоятельств необходимо для понимания того, почему речь Ельцина произвела на всю страну, но особенно, конечно, в Москве взрывной эффект чего-то нового, честного и открытого.

Представьте себе, что сегодня в Москве сменился мэр и новый выступил бы с критикой всех московских руководителей - от вице-мэров и министров до префектов, приводя конкретные цифры нарушений и провалов.

Ельцин вроде бы не сказал ничего необычного. По меркам нынешнего времени речь вообще выглядит заурядной. Но тогда так не говорили, как он, в таких выражениях, с именами, с цифрами.

Ельцин говорил не об «отдельных недостатках» и многочисленных достижениях городского руководства, как сложилась традиция ко времени начала «перестройки». Он подхватил новаторскую инициативу Горбачева фокусироваться прежде всего на проблемах и недостатках для того, чтобы начать менять положение дел в стране. Тогда и сам Горбачёв, и его единомышленники считали, что политическая и экономическая система в стране существовала правильная, ее только надо починить, освободить от искажений и она, мол, заработает в полную силу. Ельцин говорил в духе Горбачева и в его стиле, но у него получилось как-то жёстче, напористее и откровеннее.

«Москва... оказалась вне зоны критики», - сказал Ельцин, и это был важный и сильный сигнал не только для столичной и остальной номенклатуры, но и для обычных людей, и этот сигнал говорил о том, что предстоят перемены и что они будут глубокими.

Впервые руководитель столицы признал падение темпов экономического роста, снижение производительности труда и рост уровня изношенности промышленного оборудования, невыполнение плановых заданий на протяжении, как минимум, двух пятилеток.

Многие приведённые Ельциным факты и цифры прозвучали неприятным откровением. Например то, что «на предприятиях города из-за нарушения технологических процессов, потерь от брака в среднем ежегодно уходит в отходы около 30 процентов потребляемого металла». Если такой была ситуация на столичных - лучших по тем временам - предприятиях, то можно было представить себе, что творилось в целом по стране. Треть металла - в отходы!

Лишь 5% научных разработок доходило до промышленной реализации - остальное предназначалось исключительно для публикации в научных изданиях, не более того. При этом численность научных работников и НИИ из года в год увеличивалась - в одной Москве было 1.041 НИИ и КБ и в них работало 830 одних только академиков и членов-корреспондентов Академии наук СССР.

За предыдущие 5 лет объём жилищного строительства в Москве сократился аж на 4 млн.кв.м! Ельцин прямо назвал причины проблем в строительстве: искажение государственной отчетности и очковтирательство. Он открыто признал то, на что жаловались москвичи: новые дома принимаются с недоделками. «С обманом кончать. Принимать объекты только полностью завершённые строительством», - приказал Ельцин.

Помимо традиционных вопросов экономики Ельцин неожиданно поднял темы, которые волновали почти всех москвичей, но на которые никто из руководства не хотел говорить, а тем более что-либо делать и менять. Ельцин затронул болезненную тогда тему «лимитчиков» (ежегодно в Москву на постоянную работу «по лимиту» завозили из других регионов примерно по 60 тыс.чел. Районы их расселения становились источниками криминогенной ситуации) и сказал, что пора прекращать практику их завоза. Он призвал выводить промышленные предприятия из города, что до него мало кто осмеливался предлагать, поскольку вопрос-то был политическим - в этом случае речь шла о снижении численности «рабочего класса» в столице.

Он говорил о том, что московская транспортная инфраструктура не справляется с пассажиропотоком, внутренним и транзитным. «Решился поездить на городском транспорте, на остановках поговорить с людьми и сейчас уже не только головой ощутил - люди возмущаются обоснованно...», - признал Ельцин. Он говорил о том, что состояние и деятельность служб городского хозяйства не отвечает нуждам москвичей, что реконструкция систем энергоснабжения и канализации идёт с отставанием, что резерв по источникам теплоснабжения исчерпан, что обеспеченность жителей города торговой площадью составляет 50-60% от требуемого уровня, что система общепита (столовые, кафе, рестораны) является отсталой, что Москва лишь на 65% обеспечена поликлиниками, что преступность в городе только за 2 года выросла на треть, что в сети гостиниц и ресторанов были выявлены организованные преступные группировки. Он признал практику взяток в государственных учреждениях.

«Почему потихоньку, с молчаливого согласия, вернулись к удобному лишь для себя режиму работы большинство приёмных пунктов, мастерских, ателье и т.д., работают в одну смену, причём в неудобное для трудящихся время?», - задал Ельцин вопрос, который был очевиден всем москвичам, но только не городскому руководству.

Он высказался за реконструкцию Центра города («Архитектура в городе перестала быть специфично московской») и его благоустройство, что вообще было беспрецедентным и свидетельствовало о внимании не только к абстрактным экономическим проблемам, но и к тому, что связано с повседневной жизнью людей, т.е. Ельцин говорил уже не как партийный руководитель, а именно как руководитель города.

Ветер перемен дул в стране уже почти год - с марта 1985, когда к власти пришёл М. Горбачёв, и людей уже трудно было удивить нестандартным выступлением, вниманием к проблемам и критикой власти. Тем не менее, Ельцину это удалось. Он задал новый, более высокий уровень требовательности власти к себе и ее открытости, показал, что неприкасаемых нет.

Это выступление вывело Ельцина на общенациональный уровень и поставило его в число политических фигур самого первого ряда, на уровне Горбачева, Яковлева, Лигачева и Шеварднадзе. Все поняли, что появился политик первой величины, с которым необходимо считаться.

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
25
0
Прокомментировать

общая и безликая странное отношение к прошлому своей страны да и к людям тоже   и кто кстати включил ветер перемен интересно было бы узнать или он включился сам волшебным образом

0
0
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью