Можете ли вы произвести краткий разбор одного действительно выдающегося, на ваш взгляд и выбор, стихотворения последних (20-30) лет? Что делает его таковым?

503
2
0
2 октября
15:29
Фотография: я:)
октябрь
2015

Вот не очень популярное лирическое стихотворение позднего (1987 год) Бродского, в котором фабула едва прощупывается, а изобразительность близка не столько к объему, даваемому кинокамерой, сколько к плоской живописи, живописи на стекле, не строящей в себе иллюзию объема. Это пейзаж, кстати.

Вечер. Развалины геометрии.

Точка, оставшаяся от угла.

Вообще: чем дальше, тем беспредметнее.

Так раздеваются догола.

Но – останавливаются. И заросли

скрывают дальнейшее, как печать

содержанье послания. А казалось бы –

с лабии и начать...

Луна, изваянная в Монголии,

прижимает к бесчувственному стеклу

прыщавую, лезвиями магнолии

гладко выбритую скулу.

Как войску, пригодному больше к булочным

очередям, чем кричать "ура",

настоящему, чтоб обернуться будущим,

требуется вчера.

Это – комплекс статуи, слиться с теменью

согласной, внутренности скрепя.

Человек отличается только степенью

отчаянья от самого себя.

Стихотворение можно пересказать, обнаружив пунктир фабулы.

В вечернем окне (то, что это окно, выяснится только в третьей строфе) - изломанные линии ветвей, вероятно, деревьев или кустарников, представляющих из себя плоскую беспредметную живопись (кубисты?). Взгляд (чей?) останавливается на неопределенном сгущении в зарослях – в точке, эквивалентной женскому треугольнику (мелькает чье-то желание – чье?). На стекле окна (вот, выяснилось, что живопись - на окне) луна, частично прикрытая листами рядом стоящей за окном магнолии. Момент «сейчас» (чей?) между завтра и вчера (невнятный троп с войском). Некто или нечто скрепляет свои внутренности (мрамор статуи - отдельная тема для Бродского), возможно, прижимаясь лбом к стеклу. Чье-то отчаяние (чье?) от самого себя (кого?).

Я не настаиваю на том, что дело обстоит именно по-моему, но пересказал стихотворение для того, чтоб сказать: к пересказу этого стихотворения легко можно приложить дубину «лирического героя». Но при этом совершенно ясно, что мы будем говорить не о стихотворении, а лупить по его пересказу. Тут нет "лирического героя".

Вообще, «лирический герой» возникает, похоже, тогда, когда мы вынуждены в пересказе употребить слово «взгляд». Мы бы разрушили поэтическую ткань этого стихотворения «лирическим героем», хотя перед нами – ненарушимая чистая лирика, пейзаж без местоимений, без лирического героя, обладающий своеобразной, но четкой живописной композицией. Никаких христианских или антихристианских мотивов с перспективами в этой оптике нет. Вы вольны назвать эту ситуацию мифологической, но это слово означает что ни попадя и его лучше избегать из гигиенических соображений.

Кстати говоря, текст «Вечер. Развалины геометрии» создан не ради «зашифровки» тайного содержания, его оптика лежит в том же русле, в котором двигалась вся изобразительность Бродского, начиная с 1970-го года. В 1987 оптика Бродского уже сама «такая» - нет выделенных направлений (христианских верха/низа).

1
0
октябрь
2015

СТИХОТВОРЕНИЕ ИОСИФА БРОДСКОГО

Меня упрекали во всем, окромя погоды,

и сам я грозил себе часто суровой мздой.

Но скоро, как говорят, я сниму погоны

и стану просто одной звездой.

Я буду мерцать в проводах лейтенантом неба

и прятаться в облако, слыша гром,

не видя, как войско под натиском ширпотреба

бежит, преследуемо пером.

Когда вокруг больше нету того, что было,

не важно, берут вас в кольцо или это - блиц.

Так школьник, увидев однажды во сне чернила,

готов к умноженью лучше иных таблиц.

И если за скорость света не ждешь спасибо,

то общего, может, небытия броня

ценит попытки ее превращенья в сито

и за отверстие поблагодарит меня

Бродский пишет, что его ругали, не понимая, о чем он пишет. Стремление поэта показать читателю истинный мир, объяснить, что происходит в действительности, осталось неразгаданным. Так человек, сидящий в поезде, движущимся с огромной скоростью («со скоростью света»), не в состоянии это оценить, насладиться скоростью, потому что он находится в броне, в капсуле, в вагоне с темными стеклами, (не только быстрое передвижение, но и другое остается непонятым, неоцененным: дорогой подарок любимого человека, литературное произведение, картина, научное открытие, спасение собственной жизни). И поэт опасается, что останется не понятым до самой смерти, когда он станет «звездой», «лейтенантом неба».

Поэт разрушает броню, делает из сплошной брони сито, помогает человеку прозреть, узнать истину. Так, увидев следы дождя на стекле, можно понять, как гениальны создатели быстрого поезда.

Вот поезд мчится. Ты сидишь в вагоне,

Как будто на диванчике в гостях.

Вдруг дождь пошел. И от полос оконных

Ты понял вдруг: «Вот это скоростя!»

Заслуга его в том, считает Бродский, что он показал бесчувственному человечеству, что происходит вокруг. "Я весь мир заставил плакать над

красой земли моей" - стихотворение перекликается с этой строкой Бориса Пастернака. По мнению Иосифа Бродского, школьник более готов к пониманию действительности, чем взрослые с закоснелыми мозгами и привычкой к ширпотребу.

-1
0
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта