Что повлияло на упадок неопозитивизма и за что его критиковали? Какое отношение к неопозитивизму в современной англо-американской академической среде?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
2
1 ответ
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Раз более компетентных ответов нет, отвечу, как могу.

Упадок неопозитивизма в значительной степени обусловлен тремя причинами, которые тесно связаны между собой.

Первая причина - масштабная критика со стороны Карла Поппера.

Вторая причина - неспособность неопозитивистов в ответ на эту критику создать рабочую модель научной методологии. Их план был слишком масштабным, они хотели создать практически герметичную конструкцию, которая бы опиралась лишь сама на себя, свободная от метафизики, создать для этой конструкции свободный от неопределенностей язык, не позволяющий говорить двусмысленно.

Третья причина - то, что Поппер такую модель создать сумел. Он с самого начала отказался от борьбы с метафизикой, оставив кесарю кесарево, выстроил более-менее применимую схему (да, она тоже идеализирована и на практике недостижима, но это нормально, идея и должна быть таковой, зато к его модели по крайней мере можно было стремиться, было понятно, в каком направлении двигаться, в то время как попытка двигаться в направлении неопозитивизма заставляла ученого застыть, как вкопанному или же надеть шоры на глаза и не замечать несоответствия заявленных принципов и реальной процедуры).

Очевидно, что в условиях, когда есть одна модель, которая работает и другая, которая не работает и автор первой критикует авторов второй, а те максимум вяло отбиваются, суд публики будет скор.

Но при этом в массах неопозитивизм, в довольно обгрызанной версии, все еще популярен. Не скажу за англо-американскую академическую среду (хотя я встречал обширные отсылки к Попперу и у Докинза, и у Дэвида Дойча и, если не ошибаюсь, у Брайана Грина с Ли Смолиным), но у нас сплошь и рядом встречаются представители технической интеллигенции, которые по заветам неопозитивизма считают философию бессмысленной болтовней, а науку источником доказанной истины. Истоки этого, как мне кажется, в техническом уклоне советского, а теперь и российского образования, когда философию преподают довольно посредственно и упор делают скорее на инженерную, нежели на теоретическую подготовку - среди известных мне теоретиков, занятых научной деятельностью, описанные взгляды как раз редки, они больше присущи именно инженерной прослойке.

Nikita K.отвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
10
-1

Думаю, можно сказать что анализ языка в аналитической философии отошёл от логики к семантике, от идеального языка к обыденному, от атомарных фактов к языковым играм. То есть философия опять стала применимой к практическим целям, выходящим за пределы методологии науки.

0
Ответить

То есть та самая перемена во взглядах позднего Витгенштейна, когда он, по сути, от идей неопозитивизма отвернулся.

0
Ответить

А разве философия не пустая болтовня?

Вы ведь так и не осилили доказать, что она нужна технарям в их деятельности.

0
Ответить

Чтобы доказать что-либо человеку, требуется, чтобы человек был компетентен в том, что ему доказывается. Вы некомпетентны в предмете обсуждения, следовательно, вам остается либо верить мне на слово, либо не верить. Вы выбрали не верить, ваш выбор.

0
Ответить
Ещё 8 комментариев

Я компетентен в этих вопросах. Это вы сами для себя решили "раз не согласен, то не компетентен".

Только вот вы не в состоянии отличить темы, которые относятся к ведению  сугубо математики, и к ведению сугубо метаматематики и философии науки. Я в своё время с большим интересом погружался в вопросы метаматематики.

Например, в вопросах аксиоматизации помимо чисто практической потребности - упоредочения всех имеющихся знаний, есть и философская проблема - почему мы работаем именно в рамках данной аксиоматики, а не другой?

В вопросе об аксиоме выбора, например, философский вопрос такой: почему эта аксиома приводит к контринтуивтивным результатам?

0
Ответить

О, так стало быть, вы понимаете, зачем нужна философия математики. А к чему тогда был весь сыр-бор?

Ведь по смыслу вопрос "почему мы работаем именно в рамках данной аксиоматики, а не другой?" синонимичен тому, что писал я - "а почему так нельзя? Или можно? А какие будут следствия из такого решения?"

Вы определитесь - вы или понимаете, зачем это все и вам не нужно ничего доказывать, или вы хотите включить дурачка "а я не понимаю, а докажите". К дурачку у меня и отношение соответствующее - если хотите им выглядеть, я всегда готов так вас воспринимать.

И это не единственные возможные вопросы, мне, например, представляется немаловажным такой - "а почему мы вообще считаем, что контринтуитивные результаты - это плохо?"

0
Ответить

К тому, что вы не всегда верно понимаете, какой вопрос относится сугубо к области математики, а какой - метаматематики.

Вопрос аксиоматизации сам по себе - чисто технический. Но некоторые математики действительно задавались сопутствующими философскими вопросами, и это мешало развитию математики. По этой же причине, например, долгое время не принимали неевклидову геометрию Лобачевского-Больяи.

0
Ответить

Вопрос аксиоматизации, может, и технический, хотя лично я предпочитаю, ради последовательности, считать создание понятийного аппарата (а создание определений сюда относится) деятельностью философского характера, предшествующее занятию, собственно, наукой (это не означает, что ей должны заниматься философы, это означает, что когда человек задает определение пространства для физики, он занят не физикой), но даже если считать эту деятельность частью соответствующих наук, все равно ей невозможно заниматься продуктивно, не ответив самому себе предварительно на вопросы философского характера - чем плоха предыдущая аксиоматика, раз я делаю новую? Какую задачу она должна решить? и так далее.

Вы, рассуждая о философии, впадаете в довольно типичную ошибку классификации, когда математика - то, чем занят математик, а философия - то, чем занят философ, на выходе получая закономерный вывод, что философам нечего делать в математике. Но все ровно наоборот - философ - тот кто занят философией, а математик - тот, кто занят математикой и хороший математик вынужден быть еще и философом, потому что задается философскими вопросами. Разумеется, человеку, который не сведущ в математике, незачем пытаться решать философские проблемы математики, это задача для математиков в той мере, в которой они - философы.

0
Ответить

Я уже приводил примеры прошлого века, когда философы влезли в вопросы математики и чуть не уничтожили всю её. Речь о теории множеств, на которой основана вся математика. И "основана вся математика" это не философское рассуждение, а констатация факта - все теоремы выводятся из теоретико-множественных теорем и аксиом.

0
Ответить

Ваша оценка этого периода кажется мне чересчур субъективной. Математика живее всех живых, система Цермело-Френкеля тоже, поиск оснований породил множество интересных идей, одни теоремы Гёделя чего стоят. Если их появление вызвано вторжением философов в математику, то может, стоит почаще так повсюду вторгаться?

0
Ответить

Ну уж нет. Неспециалистам нечего делать в математике.

Обратите внимание - крупнейшие достижения сделаны не философами, а именно математиками. Причём, по факту, эти достижения чисто технического характера, и могли быть получены меньшей кровью. Ведь результаты Гёделя это просто попытка понять:

  1. Влечёт ли аксиома выбора к противоречивости теории множеств;

  2. 3ависит ли континуум-гипотеза Кантора от этих аксиом.

0
Ответить

А вот это уже сугубо спекулятивные рассуждения о том, как могло бы быть, но не было. Я не собираюсь посягать на такую точку зрения, но  участвовать в ее обсуждении тоже смысла не вижу.

0
Ответить
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью