Представим, что я солдат времён наполеоновских войн и меня ранили в ногу. Как бы меня лечили и проводили операцию, если обезболивающих тогда не было?

760
3
0
1 октября
12:27
октябрь
2016

Вас оперировали бы без наркоза. И всё запросто могло закончиться летальным исходом. Смерть от болевого шока на операционном столе в военно – полевых условиях в начале XIX в. не была чем – то экстраординарным. Нельзя исключать и заражение крови, учитывая уровень развития медицины того времени.

Для примера обратимся к Отечественной войне 1812 г. В ходе Бородинского сражения был ранен русский генерал Пётр Багратион. Осколок французского ядра раздробил ему большеберцовую кость левой ноги. Раненого отправили в Москву, а затем в Сергиев Посад. Сопровождавший Багратиона офицер Ольферьев в письме к своей сестре сообщал: «...легче пробыть шесть часов в бою, нежели шесть минут на перевязочном пункте. Кругом лужи крови, то красной теплой, то черной и уже застывающей. Тысячи стонов подымаются к небу. Лекари работают, сбросив сюртуки, подвязав передники и засучив рукава до локтей». Через несколько дней у генерала появился жар, началось нагноение раны. Затем был диагностирован сепсис. Лечившие его врачи после оперирования ноги зафиксировали: «Гнойной и вонючей материи вышло из раны чрезвычайное количество, и рана представилась на взгляд весьма глубокою с повреждением важных кровеносных сосудов и нервов». Багратиону предложили ампутировать конечность. Однако генерал отказался. Вскоре у раненого началась гангрена. 24 сентября 1812 г. Багратион умер.

Описание военно – полевой хирургии начала XIX в. Можно найти и в художественной литературе. Вот отрывок из романа «Война и мир» Льва Толстого, в котором писатель показывает санитарную палатку, куда принесли раненого в живот в Бородинском сражении князя Андрея Болконского.

В палатке было три стола. Два были заняты, на третий положили князя Андрея. Несколько времени его оставили одного, и он невольно увидал то, что делалось на других двух столах. На ближнем столе сидел татарин, вероятно, казак — по мундиру, брошенному подле. Четверо солдат держали его. Доктор в очках что-то резал в его коричневой, мускулистой спице.— Ух, ух, ух!.. — как будто хрюкал татарин, и вдруг, подняв кверху свое скуластое черное курносое лицо, оскалив белые зубы, начинал рваться, дергаться и визжать пронзительно-звенящим, протяжным визгом. На другом столе, около которого толпилось много народа, на спине лежал большой, полный человек с закинутой назад головой (вьющиеся волоса, их цвет и форма головы показались странно знакомы князю Андрею). Несколько человек фельдшеров навалились на грудь этому человеку и держали его. Белая большая полная нога быстро и часто, не переставая, дергалась лихорадочными трепетаниями. Человек этот судорожно рыдал и захлебывался. Два доктора молча — один был бледен и дрожал — что-то делали над другой, красной ногой этого человека. Управившись с татарином, на которого накинули шинель, доктор в очках, обтирая руки, подошел к князю Андрею.

Он взглянул в лицо князя Андрея и поспешно отвернулся.— Раздеть! Что стоите? — крикнул он сердито на фельдшеров. Самое первое далекое детство вспомнилось князю Андрею, когда фельдшер торопившимися засученными руками расстегивал ему пуговицы и снимал с него платье. Доктор низко нагнулся над раной, ощупал ее и тяжело вздохнул. Потом он сделал знак кому-то. И мучительная боль внутри живота заставила князя Андрея потерять сознание. Когда он очнулся, разбитые кости бедра были вынуты, клоки мяса отрезаны, и рана перевязана. Ему прыскали в лицо водою.

Как мы помним, операция Болконскому не помогла и вскоре он скончался. Однако причиной его смерти, по – видимому являлась не рана, которая была действительно серьёзной, а заражение крови. Советский медик Е.И. Лихтенштейн в своей статье «Медицинские темы в произведениях Л.Н. Толстого», опубликованной в № 9 журнала «Клиническая медицина» за 1960 г., писал: «Ранение князя Андрея Болконского изложено настолько правдиво и медицински правильно, что развитие анаэробной инфекции (типа газовой гангрены) из всего повествования становится совершенно очевидным, несмотря на отсутствие специальных на то указаний в тексте романа... В наши дни ранение князя Андрея, безусловно, не было бы смертельным, и радикальное хирургическое вмешательство спасло бы ему жизнь».

Аналогичной была ситуация и в наполеоновских войсках. Помощник главного хирурга Великой армии капитан Доминик Пьер де ля Флиз, который в ходе битвы при Бородино находился на одном из перевязочных пунктов и оказывал помощь французским солдатам и офицерам, вспоминал: «Невозможно передать того рёва, того скрежета зубов, который исторгает у раненых боль от разбитых ядром членов, тех болезненных криков, когда оператор прорезывает покровы члена, рассекает мышцы его, разрубает нервы, пилит кость».

Полагаю, этого достаточно, чтобы понять, какая участь могла вас ожидать, если бы вы, будучи солдатом европейской армии того периода, получили ранение на поле боя. Конечно, смерть от нестерпимой боли или заражения крови происходила не всегда. Операция могла закончиться и вполне благополучно. Но к печальному варианту развития событий надо быть готовым. 

Вячеслав БабайцевОтвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
12
0
октябрь
2015

Предложили бы забухать. Спирта и тогда не было - но водки бывали крепостью 50-70. Один два стакана человека слегка глушит. Можно, по крайней мере, надеяться что он не помрет от болевого шока при отпиливании ноги..

1
0
октябрь
2016

Вот здесь реконструкция ампутации в 19 века (Наполеоновские воины)

хотя в комментария говорят, что это не точная реконструкция:

"Ампутации проводились одномоментные, т.е. ногу с кожей и мышцами прорезали той же пилой, которой перепиливали кость, сразу!

Плюс, маковое молочко для обезбола давали всем, на него в военных госпиталях не скупились.

Описанная здесь методика достаточно точно передает метод 20-ого века, трехмоментной ампутации, где формируется кожно-мышечный лоскут для формирования культи. И да, сосуд надо ушить.

Плюс, кость выступала и в нее шурупом вкручивали культю (палка как у пиратов, или дорогой вариант - деревянный сапог). Если после всего варварства не развивалось воспаление - то приживалась, если остеомиелит, то умирал.

Сейчас культю формируют и для закрытия внутрикостного канала и для того, чтобы к ней можно было сделать нормальный протез, а кость не вызывала пролежней мягких тканей - некроз."

0
0
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта