Фотопроект Евгения Фельдмана «Это Навальный»
Рустам Юлбарисов
21 августа 15:40.
17551

Навальный против СМИ. Почему эта история важнее, чем спор обиженного ньюсмейкера с журналистами?

Ответить
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
6
4 ответа
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Мне не очень нравится, когда ньюсмейкеры нападают на СМИ. В подавляющем большинстве случаев работает пословица: “На зеркало неча пенять, коли рожа крива”. В современном мире на рынке медиа существует острая конкуренция. Журналисты отвечают своей репутацией за качество предоставляемой информации. Если они о чем-то не написали, или написали некорректно, это приведет к снижению авторитета у читателей и, как следствие, падению доходов. Если журналисты регулярно сообщают негативную информацию о ньюсмейкере или не реагируют на его инфоповоды, то ему, скорее, нужно задуматься о своем поведении, чем обвинять журналистов, что они не замечают его, такого великого и прекрасного, или замечают, но пишут недостаточно комплиментарно.

Поэтому когда Навальный решил наехать сразу на всех журналистов деловых СМИ (https://www.facebook.com/navalny/photos/a.368739553145134/2072325439453195/), ожидаемо получил отлуп от всего журналистского сообщества. Критика варьировалась от относительно мягкой – Александр Винокуров (владелец Republic и телеканала «Дождь») сравнил Навального с Трампом (https://twitter.com/Vinokurov12/status/1030530313678729216) до площадной – Татьяна Лысова (шеф-редактор службы политической информации агентства «Интерфакс», бывший главный редактор «Ведомостей») назвала Навального гандоном (https://goo.gl/voLwMb).

Если бы это был заурядный спор обиженного ньюсмейкера и журналистов, не стоило бы этому событию уделять много внимания. Однако в этом случае есть одна очень важная особенность, которая заставляет более подробно проанализировать проблему.

Когда Трамп наезжает на СМИ, он наезжает, прежде всего, на «вражеские» - медиа, которые поддерживают демократов (например, CNN, NBC). Но в США есть также мощные республиканские медиа (например, Fox News), и их работой Трамп вполне доволен. В России же 95% медиа (если считать по аудитории) прямо или косвенно контролируется государством, и они по определению враждебны Навальному. Есть несколько хилых СМИ, которые еще пока освещают его расследования и другие связанные с ним события. И именно по поводу них он решил (причем не в первый раз) высказать недовольство. Со стороны выглядит как выстрел в ногу. Кажется иррациональным ругаться с теми немногими медиа, которые хоть как-то освещают его деятельность.

Суть обвинений Навального можно свести к двум тезисам.

  • В деловых СМИ царит самоцензура, что ограничивает их в публикации, в том числе, информации о его расследованиях
  • В деградации «Ведомостей» виноват новый собственник – Демьян Кудрявцев

С первым тезисом я, скорее, согласен, со вторым – нет.

В деловых СМИ царит самоцензура

Я слежу за российскими деловыми СМИ уже порядка 20 лет, и налицо их постепенная деградация. Причем это ощущения не только как читателя, но и «писателя». На протяжении многих лет я регулярно публиковал свои колонки в ведущих деловых изданиях – Republic, РБК и «Ведомостях». Однако постепенно стало чувствоваться, что самоцензура в них становится все жестче и жестче. Каждый отдельный случай можно было описать рациональными аргументами, к примеру, «этот кусок можно выкинуть без особой потери смысла», «здесь нам юристы рекомендовали вырезать», «здесь нет достаточно фактуры, чтобы обвинять кого-то в преступлении», и т.д. Однако после множества таких редактур в голове выстраивается ясная схема: любое упоминание в негативном контексте некоторых фамилий, например, Сечина, Тимченко, Ротенбергов, Кабаевой и некоторых других, ведет к тому, что редактор будет с тобой биться, чтобы эти фамилии из колонки убрать. В конце концов я пару лет назад вообще отказался публиковать свои колонки в российских деловых СМИ.

Можно, конечно, сказать, что я – обиженный автор, который учит редакторов делать свою работу (это одна из самых популярных претензий от журналистского сообщества к Навальному – он, непрофессионал, учит их, профессионалов, как делать СМИ). Но, к сожалению, подтверждение самоцензуры в деловых СМИ, в частности в «Ведомостях», есть и внутри журналистского сообщества. Владелец «Ведомостей» Демьян Кудрявцев напрямую признает, что бывший редактор отдела комментариев Андрей Синицын уволился после того, как через его голову сняли с публикации критическую колонку о «Роснефти» (http://www.sostav.ru/publication/osetinskaya-vs-kudryavtsev-29115.html). После интервью Кудрявцева, Синицын дал свое объяснение, почему он уволился (https://m.facebook.com/story.php?story_fbid=10155322591183073&id=746168072). Потому, что через его голову поставили пиар-колонку «Роснефти», которая объясняет, что на самом деле правильно и справедливо у «Системы» отобрали «Башнефть».

Десять лет назад такое невозможно было представить. Я это знаю точно – у меня жена работала в отделе комментариев «Ведомостей». Они сидели за стеклянной перегородкой, отделенные от всей остальной редакции. Никто не имел права вмешиваться в работу отдела комментариев, тем более ставить или снимать колонки без согласия редактора отдела. Тем более публиковать колонку в оправдание национализации «Башнефти», которая уж очень похожа на джинсу. «Ведомости» тем и отличались исторически от всей деловой и неделовой прессы, что принципиально не ставили джинсу. Видимо, этот пункт «Догмы» тоже уже не так бесспорен.

С одной стороны, я понимаю желание журналистов защитить свою честь. Но с другой стороны,– нельзя отрицать очевидного: количество внутренних ограничений, которые они сами на себя накладывают, за последние годы значительно выросло.

Теперь перейдем к сути аргументов, которые выдвигают в свое оправдание журналисты «Ведомостей» и им сочувствующие. Основные тезисы можно сгруппировать как:

1. Нельзя ставить новости без проверки (например, вот комментарий шеф-редактора «Ведомостей» Максима Товкайло https://www.facebook.com/navalny/posts/2072334716118934?comment_id=2072341262784946&reply_comment_id=2072470206105385)

2. Прежде чем что-то публиковать, нужно получить подтверждение из нескольких источников (например, вот комментарий редактора отдела медиа «Ведомостей» Ксении Болецкой https://www.facebook.com/bolez77/posts/2142812645753137?comment_id=2142857449081990&reply_comment_id=2142869185747483)

3. По расследованиям Навального нельзя без проверки писать заметки, так как были случаи массовых ошибок (например, вот комментарий журналиста «Ведомостей» Елены Мухаметшиной, что Навальный вполне мог подделать справку из Росреестра https://www.facebook.com/navalny/posts/2072334716118934?comment_id=2072341262784946&reply_comment_id=2072367869448952)

1. Нельзя ставить новости без проверки

Это лукавство. Высказывание политиков и важных ньюсмейкеров само по себе новость. Если Путин, Трамп, Илон Маск или кто-то еще делают громкие заявления, то СМИ их тут же транслируют как «Трамп заявил ….». На этих спикерах лежит репутационная ответственность за свои слова. Если их слова оказываются недостоверными, то у них возникают проблемы. Например, после твита Илона Маска о наличии инвестора, готового выкупить его компанию (https://twitter.com/elonmusk/status/1026872652290379776), комиссия по ценным бумагам США начала против него расследование (https://www.rbc.ru/business/16/08/2018/5b7532cc9a79473e28cd5e42). Странно было бы ожидать, что все СМИ, когда увидели его твит, сначала бы отправили запрос в пресс-службы всех заинтересованных сторон, потом попытались выяснить, кто же этот инвестор и действительно ли он подтвердил финансирование на выкуп, и только после сбора всей информации через неделю опубликовали бы новость. Так современные СМИ не работают. Если окажется, что кто-то что-то соврал, то это будет отдельная новость. То есть вначале публикуются «Илон Маск заявил…», а через 3 дня, «Как выяснил Financial Times, Илон Маск на самом деле….»

Навальный является ведущим в стране оппозиционным политиком. Его высказывания и расследования - инфоповод сам по себе. Точно так же, как высказывания Путина, Володина, Медведева, Лаврова. Если издание считает, что политик Навальный своим читателям интересен, они должны выдать тут же новость «Навальный заявил, что 82-летняя мать Володина владеет 400-метровой квартирой в престижном районе Москвы». Потом они могут запустить фактчекинг и через несколько дней выдать подробную заметку – что в расследовании Навального подтвердилось, а что нет. К примеру, русский сайт BBC без проблем выдал новость по факту публикации расследования (https://www.bbc.com/russian/news-45211416).

На самом деле журналисты «Ведомостей» все это понимают, и их ссылка на необходимость фактчекинга в данном случае - это неумелая попытка оправдаться за нежелание ставить новость. Просто зайдите на сайт «Ведомостей» и вбейте в поиск «Путин заявил», «Трамп заявил», «Володин заявил» - и вам выпадет длинный список заметок по каждому запросу.

2. Прежде чем что-то публиковать, нужно получить подтверждение из нескольких источников

Это тоже лукавство. Во-первых, это никак не препятствует публикации новости «Навальный заявил…» (см выше). Во-вторых, одно дело, когда, например, компания А заявляет, что покупает компанию Б, и нет никаких документов, а только слова заинтересованных сторон. Тогда желательно поговорить с другими участниками рынка – консультантами, банками, инсайдерами в компании Б, чтобы получить подтверждение. А когда дело касается коррупционных обвинений, то получить подтверждение из нескольких источников почти всегда невозможно. К примеру, в расследовании ФБК «Он вам не Димон» (https://dimon.navalny.com/), утверждается, что Усманов дал взятку Медведеву в виде усадьбы на Рублевке через фонд «Соцгоспроект». Как можно получить подтверждение взятки из второго источника. Спросить Медведева, брал ли он взятку? Или Усманова, давал ли он взятку? Или Елисеева (руководителю «Соцгсопроекта»), посредничал ли он в процессе передачи взятки от Усманова к Медведеву? Дела о коррупции представляют собой высокую общественную важность. Есть ли есть один надежный источник, то можно и нужно публиковать статьи. Это должна быть забота политиков - доказать, что они чисты перед обществом (презумпция виновности политика лежит в основе современного антикоррупционного законодательства, в том числе знаменитой 20-й статьи конвенции ООН о противодействии коррупции).

Уже после того, как пресса привлечет внимание общественности, правоохранительные органы должны начать расследование по опубликованным фактам, и либо оправдать политика, либо осудить. Приведу пример недавнего коррупционного скандала в Аргентине (https://mmironov.livejournal.com/44891.html). К журналистам La Nacion попали дневники шофера одного из бывших чиновников высокого ранга, где подробно описывалось, когда и кому он развозил взятки. Это был единственный источник. Тем не менее, на основании этих дневников журналисты опубликовали несколько статей с обвинениями в коррупции. После того, как эти дневники стали достоянием общественности, полиция начала полномасштабное расследование, и уже несколько десятков крупных чиновников и бизнесменов арестованы. Многие бизнесмены и один крупный чиновник уже дали признательные показания (см. ссылки на публикации СМИ в треде https://twitter.com/mironov_fm/status/1025059418587705345). Но это расследование и признания последовали после привлечения внимания СМИ, а не до. Да и трудно себе представить, что журналисты La Nacion начали обзванивать бы чиновников и бизнесменов с вопросами типа «скажите, это правда, что вы такого-то числа дали/получили взятку в таком-то размере».

В данном конкретном случае, ссылка на документ из Росреестра, в котором утверждается, что мать Володина является собственницей 400-метровой элитной квартиры, - уже достаточное основание для публикации заметки о возможной коррумпированности Володина. В конце концов в итоговой заметке «Ведомостей» (https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2018/08/17/778461-navalnii) и нет никакого особого фактчекинга. Вся информация подана как «ФБК утверждает…». То есть на самом деле ни необходимости проверки информации (пункт 1), ни получения подтверждения из нескольких источников (пункт 2) не было. Опубликовали и так, просто с большой задержкой и после скандала, инициированного Навальным.

3. По расследования Навального нельзя без проверки писать заметки, так как были случаи массовых ошибок

Этот аргумент - тоже лукавство. Все ссылки на массовые ошибки в расследованиях Навального обычно упираются в действительно неудачное видео Киры Ярмыш о медиаимперии Ковальчука. К чести ФБК, они свою ошибку быстро признали и видео удалили. Там не было прямых подтасовок, просто было использование давно устаревшей информации. Но ошибаются все. Навальный ни разу не был пойман на том, что подделал какие-либо документы (такую возможность допускает в своем комментарии Мухаметшина). Навальный и «ФБК» - пожалуй, самый авторитетный в России источник информации о коррупции.

Но даже если бы он ошибался часто. Вполне допустимо публиковать новости в формате «Навальный заявил…» (см. пункт 1). К примеру, мы знаем, что Путин постоянно врет. Что же теперь, нельзя публиковать заявления Путина, пока журналисты не проведут полный фактчекинг? К примеру, если Путин заявляет, что наших войск в Крыму нет, журналисты вначале должны отправить корреспондентов в Крым, поговорить с «вежливыми человечками», идентифицировать их принадлежность к конкретным частям, и только потом выдать новость «Путин сказал..». Звучит абсурдно? Но именно в этом хотят убедить нас журналисты «Ведомостей»: если источник в прошлом допускал ошибки, то новости о его высказываниях/расследованиях можно публиковать только после тщательной проверки.

Суммируя, аргументы журналистов «Ведомостей», почему они оперативно не поставили новость о расследовании Навального, выглядят неубедительно. Я не знаю истинной причины, почему они этого не сделали. Возможно, это самоцензура. Возможно, они посчитали эту новость неинтересной. Возможно, у них было еще какие-то причины. Однако это точно были не те причины, которые они публично озвучили.

Перейдем ко второму тезису:

В деградации Ведомостей виноват новый собственник – Демьян Кудрявцев

Здесь я с Навальным, скорее, не согласен. Государство ведет планомерное наступление на свободу СМИ. Положение медиа можно сравнить с положением человека, над которым маятником качается молот. Причем молот опускается все ниже, так что человеку, чтобы выжить, приходится пригибаться все ниже и ниже. Почему Кудрявцев стал собственником «Ведомостей»? Российское государство приняло закон, который запрещает иностранным собственникам владеть российскими СМИ (разрешено владеть менее 20%). По состоянию на 2014 год, «Ведомостями» владели Sanoma, Dow Jones, Financial Times. Уважаемые международные медиа, которым бесполезно звонить из АП и требовать что-то не публиковать. Принятый закон заставил их продать «Ведомости». Толпы желающих их купить не было. Этим, в том числе, объясняется низкая цена, по которой «Ведомости» были проданы – порядка 10 млн евро. Для сравнения, за 9 лет до этого Усманов купил «Коммерсант» да 300 млн долларов. Медиа активы в России с 2006 г. по 2015 г., конечно, подешевели, но не так радикально. Отсутствие покупателей на «Ведомости» по адекватной цене, скорее, объяснялось тем, что кто бы ни стал новым собственником, он прекрасно понимал, что работать придется уже совсем по другим правилам, чем когда ими владели WSJ и FT. А главная стоимость «Ведомостей» заключена в их независимости и объективности. Как только рынок поймет, что ее больше нет, то и стоимость актива резко упадет. Поэтому никто и не захотел покупать «Ведомости» и продолжать биться за их независимость. Купил бы «Ведомости» не Кудрявцев (или кто там за ним стоит), а какой-либо другой российский инвестор, то ситуация была бы ровно такая же, если не хуже.

С остальными деловыми медиа история ровно такая же. Если ненароком прогневить уважаемых людей, то можно тут же получить иск, который будет судить наш российский суд, самый независимый суд в мире. Почитайте, ради интереса, как Сечин судился с российскими СМИ и всегда выигрывал (https://meduza.io/feature/2016/09/30/kak-igor-sechin-sudilsya-s-rossiyskimi-smi-i-vsegda-pobezhdal). Естественно, что после подобных процессов любой главный редактор, который хочет сохранить издание (а значит, свою работу), будет крайне аккуратно публиковать любые негативные новости с упоминанием Сечина (а также других уважаемых людей). Российские деловые СМИ вынуждены работать в том поле, которое очерчивает им государство. Иначе – уйти с рынка. В чем-то их судьба похожа на судьбу системных оппозиционных партий. Им тоже вроде разрешено ругать власть, но рамки этой критики четко очерчены и постоянно сужаются.

И здесь встает извечный русский вопрос: что делать? Мне кажется, что развитие нормальных СМИ в существующем де-факто правовом поле, довольно бесперспективное предприятие. Именно поэтому все «независимые» СМИ постоянно теряют читателей и влачат жалкое существование, еле-еле сводя концы с концами (хотя в 2000-е те же «Ведомости» были машинкой по печатанью денег). Впрочем, та же судьба уже постигла и системную оппозицию – избиратель в конце концов чувствует, что ему подсовывают фейк, и разочаровывается не только в партии власти, но и в «оппозиции».

На мой взгляд, возможны два пути развития нормальных СМИ в России. Первый – это вынос штаб-квартиры за рубеж. Самые успешные проекты последних лет, «Медуза» и «The Bell», запускались из-за рубежа. Второй вариант – это делать СМИ в России, но не называть их формально СМИ. По этому пути пошли varlamov.ru, медиа-ресурсы Навального (блог, видео-канал) и другие блоги и youtube-каналы.

70

в целом понравилось. в т.ч. и вывод: "На мой взгляд, возможны два пути развития нормальных СМИ в России. Первый – это вынос штаб-квартиры за рубеж. Самые успешные проекты последних лет, «Медуза» и «The Bell», запускались из-за рубежа."

+3
Ответить

Спасибо за ответ,  вот я только не могу понять, почему СМИ обязаны отчитываться и оправдываться перед Навальным? Захотели- опубликовали, не захотели -нет.  Не нравится -иди на член.  Кто такой есть, чтоб ответ перед тобой держали? 

-15
Ответить

А можете не для журналистов разъяснить, что на профсленге значит "джинса"?

+2
Ответить
Ещё 4 комментария

А можете не для журналистов разъяснить, что на профсленге значит "джинса"?

Джинса — это умышленное размещение скрытой рекламы или антирекламы под видом авторского материала. Имитация политически окрашенной статьи в пользу тех или иных сил (партии или общественной организации) под видом независимого информационного материала издания. Такие статьи часто имеют второй смысл. 

+13
Ответить

Навальный просто поднимает те вопросы, которые другие поднимать боятся. В том числе вопрос, почему СМИ занимаются самоцензурой и чем дальше тем больше. Это реальная проблема и очень печально, что как и все остальные российские проблемы, её поднимает один только Навальный.

+6
Ответить

Буквально с пол-года назад, так ведь и было. Не правда ли. Всё от-ФБК, упомянутыми СМИ публиковалось тут же. Сейчас - либо это на самом деле результат работы ФСБ-против-ФБК (неформальный наезд на все эти СМИ), либо тренд реального интереса. И я, не делал бы выбора тут. Т.к. возможно и первое и второе. Первое - как логическое развитие контроля над СМИ, а второе - как маркер падающей массовости протестных анти-коррупционных мероприятий. Что в общем то, ожидаемо. Россия - не Аргентина и даже не Армения. И подавно не Украина. Анти-коррупцией тут массовость не снискать. Выборы - ещё куда ни шло. Но "политик года", никакие выборы без себя не видит. Увы.

0
Ответить

Проверка фактов и подтверждение информации минимум из двух источников – стандартная журналистская практика во многих странах, и вообще показатель профессионализма издания. Без самоцензуры тоже не получится работать ни на CNN, ни на "Аль-Джазире".

0
Ответить
Прокомментировать

Профессия журналиста-такая же точно профессия, как и любая другая. Просто в этой профессии есть возможность донести информацию до большого количества людей, в отличие, к примеру, от профессии строитель, или врач, или машинист башенного крана.

Давайте представим ситуацию, когда, к примеру, инженера-конструктора так или иначе, под страхом увольнения ли, шантажом касательно ипотеки ли, материальными благами, или продвижениями по карьерной лестнице подталкивают к принятию дешевых, но небезопасных инженерных решений. И давление это нарастает с каждым годом. При чем по всей отрасли, а не в отношении отдельных инженеров.

В отличие от журналистов, этот процесс не будет явно заметен широким массам народонаселения. Это станет заметно тогда, когда начнутся массовые аварии или техногенные катастрофы. Проводимые расследования по результатам ЧП так же станут забалтываться, объясняться происками госдепа, украинцев, белоленточников, трапмнаша и так далее.

В сложившейся ситуации какие правильные с этической точки зрения действия конструктора? Уволиться? Упереться рогом и не принимать опасных решений?

Сложный вопрос, верно?

Только вот есть маленькое "но". Инженер-конструктор не претендует на ум, честь и совесть нации. Не учит жить, не пафосничает, не рассказывает о независимости инженерных кадров от буржуинов-застройщиков, о внутреннних проверочно-перепроверочных реглдаментах. Он не записывался в рыцари в сияющих доспехах и не кричал про подвиги в честь Дульсинеи Тобосской. Он обычный, рядовой человек. Один рячдовой человек может хлопнуть дверью и уйти из профессии. Другой рядовой человек может понядеяться на авось и лечь под буржуина застройщика.

А журналист-не может. 

А если он все -таки лег, но при этом тухло и неубедительно отбрехивается внутренними стандартами и правилами-то это тысячекратно гаже...

0

3

как инженер-конструктор солидарен целиком и полностью ☺️

0
Ответить
Прокомментировать

Позволю себе как журналист рассказать, как обстоят дела в нашем "королевстве".

На самом деле всё просто. В российском обществе пока что ещё царят два совершенно неактуальных идеологических штампа относительно профессии журналиста:

1. Журналисты -- совесть нации, они должны писать только правду, изобличать пороки и т.д. А кто не хочет умереть во имя светлых идеалов Истины и Справедливости, то недостоин высокого звания журналиста и т.д.

2. Журналисты совсем оборзели -- что хотят, то и пишут, факты не проверяют, ни в чём не разбираются и т.д. 

Оба этих тезиса тесно связаны между собой и оба не соответствуют действительности, и вот почему.

Журналист сегодня (и об этом совершенно справедливо говорят Познер и Волин) -- это работник сферы услуг (информационных). И в этом смысле он ничем не отличается от официанта, таксиста и т.д.  Официант приносит клиенту ресторана те блюда, которые тот заказал (а не те, которые хотел бы принести сам официант на свой вкус). Таксист везёт пассажира по тому адресу, который пассажир ему назвал (а не едет туда, куда ему самому хотелось бы в этот момент). Журналист пишет о том, о чём ему велел писать редактор. Ни один журналист в мире (хоть каким бы "свободным и независимым журналистом" он себя не считал) не может опубликовать материал в СМИ в обход редактора. Отсюда вывод: хочешь писать только о том, что тебе интересно и только так, как считаешь нужным, -- заводи своё собственное СМИ. А если работаешь в СМИ, которое тебе не принадлежит, будь добр "играть по правилам", которые не тобой придуманы и не тебе их менять.

Редактор лично отвечает за все публикации, которые выходят в СМИ. Редактор при этом, давая добро на выход материала (или, наоборот, отказывая в его публикации), исходит из документа редакционной политики. Документ редакционной политики -- это реальный документ (текст), который подробнейшим образом расписывает, как должны выглядеть материалы данного СМИ (начиная от конкретного перечисления тем материалов, "о которых пишем и о которых не пишем" и вплоть до того, каким образом должны строиться заголовки, какими должны быть подписи к фото и т.д.). Каждый сотрудник редакции, устраиваясь на работу, знакомится с этим документом и должен выразить согласие со всеми его пунктами -- иначе его просто не возьмут в это СМИ (в "Ведомостях", насколько я знаю, этот документ называется "Догмой"). Таким образом, журналист любого издания пишет только о том, что одобрил редактор. Тема любой публикации сначала обговаривается с редактором, тот её одобряет, и только после этого журналист приступает к работе над материалом. Никакой самодеятельности тут нет. Это как на заводе: рабочий на станке вытачивает только те детали, которые ему велело делать начальство, и никакие другие. Поэтому когда журналистов избивают (или даже убивают) за их публикации, мне всегда смешно (несмотря на трагизм ситуации): убивать нужно не журналистов, а редакторов. Журналисты -- просто пешки в их руках, рядовые солдатики, которые делают то, что им приказано. Но об этом не догадываются ни те, кто организует избиения (и убийства) журналистов, ни рядовые граждане, читатели СМИ. Иначе уже давно убивали бы исключительно редакторов, а этого в массовом порядке не наблюдается.

Да, теперь пару слов про редакторов. Редактора, как я уже сказал выше, реализуют редакционную  политику своего СМИ, которая изложена в соответствующем документе. Эта редакционная политика сформирована фактическими хозяевами СМИ. Поэтому, отвечая на вопрос, почему в том или ином СМИ вышел / не вышел тот или иной материал, нужно всегда смотреть: а владелец кто? И сразу всё становится ясно. 

Рядовые же журналисты, как вы уже, наверное, поняли, ни на что не влияют. Максимум, что они могу сделать -- уволиться из СМИ, редакционная политика которых их не устраивает. Но жить-то на что-то надо. А СМИ в каждом конкретном российском городе не так уж много, и большинство из них -- вовсе не рупоры объективности. Поэтому по большому счёту у журналиста есть два пути: либо вообще валить из журналистики (точнее, того, что сейчас в России называют "журналистикой"), либо смириться, засунуть язык в жопу и писать то, что велят. Большинство выбирают второе. И, как показывает практика, никакой "сделки с совестью" в этом, как ни парадоксально, нет. Значительная часть материалов, публикуемых в СМИ, вовсе не подразумевает изложение "авторской позиции", отношения автора к описываемому (особенно это относится к новостям). Здесь, наоборот, требуется непредвзятость, сухое изложение фактов. Если речь идёт о каких-то проблемных материалах, где есть конфликт двух сторон, большинство СМИ придерживается позиции "над ситуацией": в материале последовательно излагается точка зрения каждой из сторон, а выводы предоставляется сделать самому читателю. К слову, небольшой лафхак: если вы видите статью, где упорно доказывается, что вот эти -- правы, а вот эти -- неправы, даже не сомневайтесь: это это заказняк чистейшей воды! Даже если он старательно замаскирован под объективный "редакционный" материал. (Причём "заказняк" здесь нужно понимать в широком смысле: если хозяин СМИ дал команду редактору "мочить вот этих", а редактор дал соответствующие задания журналистам, -- это тоже будет заказняк, хотя формально это будет работа редакции, редакционный материал.)

Приходится ли редакционным журналистам (=не копирайтерам из рекламных отделов СМИ) писать заказные материалы? Конечно. Запросто. Во-первых, за заказуху больше платят (в разы больше: за один материал, на который ты потратишь один день, можно взять гонорар, равный двухнедельной зарплате). Во-вторых, заказуха в СМИ публикуется с ведома редактора этого СМИ (кроме тех случаев, когда заказуха официально оформляется как рекламный материал: в этом случае ответственность за его выход будет лежать на директоре по рекламе). В-третьих, в заказухе, опять же, никто не спрашивает личного мнения журналиста о сабже материала: журналист просто излагает фактуру, которую ему предоставил заказчик. Профессиональный журналист запросто может написать вполне приличный текст о событии (явлении, персоне), даже если сабж этого материала ему лично неприятен. Особенно ярко это проявлялось раньше в пору выборов: каждый журналист старался "окучить" максимальное число заказчиков (некоторые для этого даже брали б/с на основной работе), даже если они принадлежали к противоборствующим политическим силам. Писать сразу на два предвыборных штаба политических "врагов" -- в журналистской среде это считается высшим пилотажем. ))))) 

Вот так, если в двух словах, обстоят дела в нашей отечественной журналистике. Если у кого-то есть вопросы по деталям и подробностям -- пишите, с радостью отвечу.

0
Прокомментировать
Читать ещё 1 ответ
Ответить