Photo by Ali Morshedlou on Unsplash
Громкая Пауза
17 августа 22:22.
168

Идеи каких философов ближе всего для бизнес-практики?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
3
1 ответ
Поделиться

В современной предпринимательской и IT-среде есть конкретные примеры, которые подтверждают рост интереса к философскому образованию с точки зрения пользы для бизнеса. Так, Дэймон Хоровитц ушел из IT, чтобы получить докторскую степень по философии, и считает это одним из лучших решений в жизни. После того как Хоровитц получил степень в Стэнфорде, он стал IT-предпринимателем и добился успехов в качестве штатного философа и технического директора в Google. Его карьера наглядно демонстрирует ценность философского образования: PhD может применяться не только в среде академиков, но и в бизнесе, что приводит к его кардинальным изменениям и инновациям.

Многие из самых успешных tech-предпринимателей и инноваторов заканчивали философские факультеты и впоследствии применяли навыки критического мышления для создания проектов, удовлетворяющих те или иные запросы общества. Хоровитц считает лидерами мысли в индустрии не тех, кто потихоньку взбирался вверх по карьерной лестнице, а тех, кто шел на риск и развивал уникальные направления. Рейд Хоффман и Стюарт Баттерфилд, основатели LinkedIn и Flickr, говорят, что изучение философии было секретом их успеха. Эдвард Теннер, журналист издания «Атлантик», даже назвал философию «самой практичной дисциплиной».

Несмотря на растущее число студентов и интерес к изучению философии со стороны медиа, сам предмет считается старомодным, непрактичным и далеким от повседневной жизни. Но в мире бизнеса и технологий философия доказала не только свою пользу: зачастую она является краеугольным камнем великих инноваций. Философия и предпринимательство на удивление хорошо подходят друг другу.

Старые идеалы

Что касается самих взглядов, прежнюю цель бизнес-философии можно интерпретировать как «осмысление идеалов». В контексте предпринимательства эта задача часто включает обращение к понятиям «идеального управления», «идеальной организации» или «идеального рынка». В данном подходе бизнес-образование традиционно цепляется к тем концепциям, которые эти идеалы поставляют. Таким образом, экономика и личность homo economicus строится на модели, провозглашающей рациональность выбора и принятия решений. Так, традиционные идеи организации бизнеса могут базироваться на предположении, что это не только возможно, но и нормально — создавать компании, где разум ставится выше всего остального.

В своей книге Николь Девандр, член Европейской комиссии, размышляет о практическом эффекте подобных идеалов. Основываясь на философских заключениях, отличных от вышеописанных, она приходит к выводу, что последние не только бесполезны, но даже вредны. Девандр считает, что если ежедневно подходить к бизнесу, держа в голове только рациональность, рано или поздно это сделает из человека разочарованного циника. Она объясняет это тем, что наш реальный опыт и все происходящее вокруг не сходится с тем, чему нас учили. В конце концов это несоответствие заставляет нас не только отказаться от своих идеалов, но и перестать верить в существование истины, что делает из нас оппортунистов. Мы полностью отдаемся динамике рынка и подтверждаем циничность времени, в котором живем.

Стремление к успеху как путь к провалу

«Сегодня финансовый и экологический кризисы не упоминаются в образовательных программах, но мы воспринимаем это в порядке вещей: бизнес-образование все еще целиком и полностью основано на концепции успеха», — считает профессор де Монто. Ключевую идею ухода от бизнес-мировоззрения, которое строится исключительно на идеалах, предложили ученые того же Фонда Карнеги. Ее суть заключается в источнике знаний: мы должны получать их не из гипотетического совершенства, а из реальности, которая нас окружает. В частности, авторы отчета предлагают определить кризисы и дефолты как «обучающие ситуации».

Если мы подойдем к бизнес-образованию только с точки зрения того, что приносит успех, нам едва ли удастся воспринимать свои ошибки, недостатки и проблемы как моменты обучения. Эту точку зрения подтверждают Пол Шривастава и Мэтт Статлер, авторы книги «Учимся на мировом финансовом кризисе» (Learning from the Global Financial Crisis: Creatively, Reliably, Sustainably, 2011). Но, разумеется, сложно критиковать идею стремления к совершенству, когда книжные полки ломятся от рекомендаций как стать успешным менеджером, руководителем департамента, директором компании, или просто быть успешным во всем.

Из Аристотеля и Джона Дьюи, американского философа-прагматика, мы знаем, что истинное обучение и рефлексия основываются на экспериментах, особенно неудачных. Вы можете по-настоящему понять, что здоровы, только если когда-нибудь чем-нибудь болели. Этот инсайт — самый банальный и привычный для других специалистов. Юристы учат закон, основываясь на преступлениях, врачи пытаются лечить болезни. Это и есть философский подход: человек получает шанс понять, кто он есть и как он себя ведет, если что-то не так. Но из-за тотальной концентрации на успехе, предприниматели перестают выходить за собственные рамки и размышлять.

Философия неудач

Неудача — гораздо более широкая тема в философии, чем успех. Таким образом, бизнесу нужна философия, которая основывается на провалах и может переводить реальные проблемы в опыт — источник знаний. Существование капиталистической системы так же гораздо больше зависит от неудач: современный капитализм не мог развиваться без законов о банкротстве и ограничений ответственности предприятий. Его развитие в меньшей степени предполагает безопасный путь к успеху, но означает поиск правовых, социальных и философских путей обхода сдерживающих факторов. Любая новая бизнес-философия должна строиться на концепции краха и переживании неудачного опыта, а не на циничном идеале успеха.

4
Прокомментировать
Ответить