Алия Габитова
17 августа 12:09.
110

Читаю в одной книге: С т.з. Бошковича будущее определено настоящим. Широкой публике это известно, благодаря Лапласу. Так Лаплас получается украл идею?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
1
1 ответ
Поделиться
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

Скажем так - есть и такое мнение.

Отто Ресслер в книге "Эндофизика" (1998) утверждает, что Лаплас "почти дословно скопировал свой вскоре ставший знаменитым фрагмент у Бошковича". Ресслер Бошковича вообще очень любит и считает "первым современным ученым".

Но дело в том, что у детерминизма очень давняя история.

Строгий детерминизм полностью очерчивается тогда, когда Лейбниц формулирует закон достаточного основания и приписывает ему онтологический смысл.

Закон достаточного основания - одно из самых ранних философских убеждений Лейбница, одна из первых его формулировок содержится в письме к Ведеркинду от 1671 года - за сорок лет до рождения Бошковича.

Марий ван Стрейен в статье 2013 года "On the origins and foundations of Laplacian determinism" утверждает, что лапласовский детерминизм основан на версии лейбницевской метафизики, а именно на двух его принципах: законе достаточного основания и принципе непрерывности. 

Лаплас впервые формулирует свои детерминистские воззрения в 1773 году. Ему предшествуют в то же время Мопертюи (1756), Бошкович (1758), Кондорсе (1768) и Гольбах (1770). Ван Стрейен замечает, что Бошкович в этом ряду выделяется тем, что выступает не как философ или биолог, а как физик.

Борис Кожняк в статье 2014 года "Who let the demon out? Laplace and Boscovich on determinism" подробно разбирает сходства и различия их теорий.  Бошкович, выстраивая свою концепцию, точно так же, как и Лаплас, опирается на лейбницевский принцип непрерывности, который в то время был общеизвестен.

Разница между Бошковичем и Лапласом в их понимании закона достаточного основания. Энциклопедия Дидро и Д'Аламбера выводила принцип непрерывности из закона достаточного основания. Бошкович еще в 1754 называет закон достаточного основания бесполезным. На самом деле он его, конечно, не отвергал, а иначе интерпретировал.

Там, где Лейбниц говорит об основании (nihil est sine ratione), Бошкович говорит о причине (nihil ist sine causa). То есть, в случае Лейбница речь может идти о causa finalis - все так, как есть, потому что существует некий замысел. В случае Бошковича речь только о causa efficiens - все порождается конкретной физической причиной. 

Благодаря этому, по мнению Кожняка, формулировки Бошковича полнее, точнее и опираются на меньшее количество метафизических допущений, чем формулировки Лапласа.  

Но "украл" - это сильно сказано. Я бы сказал - развил идеи Лейбница схожим образом примерно в одно и то же время применительно к физике. В философии довольно трудно что-то украсть, а риторика иногда так же важна, как и теория. Риторика Лапласа оказалась эффектней.

Пользователю можно написать личное сообщение вBadoo
5
Прокомментировать
Ответить