По Расселу, философия ценна тем, что ставит новые вопросы. Согласитесь ли Вы, что для эксперта в "Философии" создавать вопросы так же важно, как давать ответы?

Ответить
Ответить
Комментировать
1
Подписаться
3
2 ответа
Поделиться

Вопросы бывают разные – есть старая поговорка, что один дурак способен задать столько вопросов, что и сто мудрецов не ответят, причем во многом не ответят из-за того, что первоначально вопросы придется корректировать, менять их форму и содержание таким образом, чтобы они давали возможность ответа.

Философия ставит не «вопросы», а проблемы – причем, как утверждал Кристобаль Хозьевич Хунта, заниматься имеет смысл лишь неразрешимыми задачами: «Бессмыслица — искать решение, если оно и так есть. Речь идёт о том, как поступать с задачей, которая решения не имеет. Это глубоко принципиальный вопрос».

И проблема в этом смысле не столько ставится, сколько сознается – от нее невозможно уйти. В этом плане постановка проблемы - это смена ракурса, способа рассмотрения, так как каждая проблема задает новую перспективу, применение уже существующего интеллектуального инструментария, способного высветить его неизвестные стороны, ограниченность – или дать непредсказуемые результаты (как, например, эмпиризм становится в конце XVIII – начале XIX века основой фидеизма).

Так что, возвращаясь к исходному вопросу – «создавать вопросы» предполагает инструментализацию, к тому же бессмысленную по самому существу (можно спросить о чем угодно и как угодно), философия же предполагает увидеть проблему там, где до этого была беспроблемность – от того, что на этом не фокусировалась мысль. А осознать проблему – значит, открыть новую возможность для мысли.

11

Иронично, что фраза про вопросы, использованная для этого шуточного вопроса, которая Вам, Андрей, так не понравилась, это формулировка самого Бертрана Рассела: "Философию надо изучать не за определенность ответов, даваемых ею на ее вопросы, — ибо, как общее правило, ни об одном определенном ответе нельзя сказать, что он истинен, — но скорее за сами эти вопросы, ибо эти вопросы расширяют наше представление о том, что, возможно, обогащают наше интеллектуальное воображение и уменьшают догматическую уверенность, мешающую разуму заняться спекулятивным творчеством..."

В оригинале: "Philosophy is to be studied, not for the sake of any definite answers to its questions since no definite answers can, as a rule, be known to be true, but rather for the sake of the questions themselves; because these questions enlarge our conception of what is possible, enrich our intellectual imagination and diminish the dogmatic assurance which closes the mind against speculation".

0
Ответить
Прокомментировать

Да.

И это касается любой сколько-нибудь развитой системы знаний. Например, вопросы, которыми занимается современная математика, невозможно не то что поставить, но даже и понять вне контекста современной математики. "Представимы ли определённые формы в виде суммы квадратов?". Безусловно, формулировка этой проблемы ("17-я проблема Гильберта") была не менее важна, чем само решение. А, скажем, небольшой парадокс классической физики, известный как "ультрафиолетовая катастрофа" ("почему полная мощность теплового излучения любого нагретого тела не бесконечна?") стал причиной возникновения квантовой физики.

Другое дело, что в любой области знания, кроме философии, сложно задать по-настоящему идиотский вопрос, который смог бы привлечь внимание специалистов. С философией в этом смысле проще: в ней сняты все защитные системы, в том числе защита от дурака, прохвоста и мозгоклюя. Чем последние и пользуются.

3
Прокомментировать
Ответить