Что потеряли СССР и Россия из-за того, что здесь не было второй волны феминизма? Каково её значение с точки зрения положения женщин, ведь равные права уже есть?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
3
1 ответ
Поделиться

Вопрос, ответ на который тянет минимум на кандидатскую, если подробно разобрать динамику второй волны на примере западных стран и исторические вехи в каждой конкретной стране (Швеция, Норвегия, Франция, Великобритания, Германия (ФРГ), США и так далее).

Наша же страна потеряла саму борьбу женщин за свои права: та быстро иссякла уже к 30-м годам не без участия отца народов. Оборвалась связь поколений суфражисток, было объявлено, что женский вопрос уже решён, тем более что для того времени советское законодательство было прорывным даже по мировым меркам, дав женщинам невиданные прежде права и свободы. На том феминизм и закончился.

Дальше были репрессии, война, инфраструктурная разруха и катастрофические потери среди мужского населения, налог на бездетность и закон о тунеядстве, очередные репрессии... При этом в те же 30-е начался пересмотр женского гендерного контракта (с государством) в сторону акцента на материнстве, оформленный уже после Великой Отечественной войны. Всё это привело к двойной нагрузке на женщин, на которых висело к тому же домашнее хозяйство, а мужчин было мало. Период брежневского застоя принёс стране по-настоящему стабильные годы уверенности в будущем и ознаменовался консервативным разворотом: устав от двойной нагрузки и разочаровавшись в равноправии, советские женщины потихоньку начинают проситься на кухню, отказываясь от карьерных притязаний ради крепкого мужского плеча (“Служебный роман”, “Москва слезам не верит”). Гласность и перестройка — вкупе с бушующей алогичной войной в Афгане и разрешением предпринимательства — приговаривают советскую модель равноправия полов. Идеалом становится мираж буржуазной патриархальной семьи, в которой мужчина зарабатывает деньги, а женщина окружает его красотой и заботой. Уже имеющиеся достижения и права не ассоциируются с движением за права женщин, а считаются результатом социализма. В 90-е эти тенденции только усугубляются новыми экономическими вызовами и хрупкой рыночной системой, новой маскулинностью в лице братков и войной в Чечне. В 2000-е в страну вместе с нефтедолларами приходит стабильность, стартует программа материнского капитала, а самой престижной саморелизацией для женщин называется успешное замужество. Права на труд и образование у женщин никто не отнимает, но они получают оттенок ущербности, ибо ассоциируются с неудачами на личном фронте. В лексикон входят шутки про “40 кошек у сильной и независимой женщины”. Закон о тунеядстве, напомню, отменён в 1991-м — быть домохозяйкой теперь не возбраняется.

В то время как Запад к тому моменту вступил уже в фазу третьей, если не четвёртой волны феминизма.

Я выделил бы два фактора, ключевых для второй волны. Вкратце о них.

Первый — это реализация тех самых прав и интеграция женщин в новом статусе в общественную жизнь. Так как борьба женщин за свои права не прекращалась (хотя феминизм и пережил в середине 20-го века внутренний кризис), удалось сломить сопротивление консервативной среды и дать женщинам ощущение, что только что завоёванные права ценны, а не свалились с неба просто так благодаря отважным бабушкам.

Одним из лозунгов становится “Я женщина, я могу <делать то же, что делают мужчины>”. В заграничных обществах меняется отношение к женщине, под руку приходится и начавшаяся сексуальная революция вместе с первыми мужскими журналами, публикующими снимки обнажённых дам. Женское тело больше не принадлежит сакральным мужчинам в лице отца и мужа — женщина может показывать его всем, не боясь общественного осуждения и обвинений в разврате. Женский голос официально равен мужскому не только на политическом уровне. Женщины получают самостоятельность и независимость, осознавая вдобавок, какие социальные лифты им доступны, чувствуя выгоду от равноправия и добиваясь социального обеспечения. Женщины учатся преодолевать мизогинию и эксплицитное неверие в их потенциал. Самооценка женщин отвязывается от мнения мужчин.

Второй — дальнейший анализ женских социальных ролей, женского сознания и нормативного поведения с точки зрения общественной морали. В конечном счёте вторая волна феминизма пришла к понятию гендера, гендерных стереотипов и сексизма — дискриминации человека на основе его биологического пола. Обнаружилось также, что существуют престижные маскулинные черты и качества, традиционно присущие мужчинам — когда фемининное, традиционно свойственное женщинам, имеет пренебрежительный и вторичный статус. Массовая культура и традиции вообще строятся на предубеждениях, которые складывались век за веком при патриархате и опирались на то, что было необходимо замаскировать тогдашнее гендерное неравенство, предложив женщинам пряник за смиренность и подчинение мужчинам (хотя практиковалось и прямое ограничение женских свобод). Во второй половине прошлого века исследуется и статус женского тела, его красоты и сексуальности, роль социальных институтов на мораль по отношению к женщине (самые известные работы — “Мифы о красоте” Наоми Вульф 1991 г., хотя это уже третья волна феминизма, “Загадка женственности” Бетти Фридан 1963 г., “История сексуальности” Мишеля Фуко (1976—1984, три тома)).

Резюмируя: вторая волна феминизма закрепила успехи суфражистского движения, развив его в движение за новый статус женщины в современном мире, сделав её полноправной участницей общественной жизни, имеющей собственное мнение и свободу самовыражения. Вторая волна сняла с женщин стигму “второго пола” и развеяла мифы о “слабом” и “прекрасном” полах, показав, что это социокультурные конструкты, которые мешают женщинам быть абсолютно свободными. Вторая волна феминизма перевернула сознание женщин и открыла, что политический, экономический, творческий и научный вклад женщин сопоставим с мужским; что женщина — не только мать и хранительница домашнего очага. Вторая волна создала базу для пересмотра и мужских социальных ролей, ведь представления о “сильном” поле в статусе “первого” не менее архаичны.

Что касается настоящего времени и параллелей с ним, то, на мой взгляд, сейчас мы находимся на переходном этапе “полуторной волны” феминизма, когда многие россиянки не верят в себя и цепляются за женские привилегии, открещиваясь от плюсов равноправия и даже неких личных гендерных свобод. Женщины поддерживают лозунги о мужском социальном лидерстве, а собственные права ценят очень избирательно. Популярен тезис, что “феминизм — до первого нормального мужика”, из-за чего отношение к карьере у россиянок своеобразное, а репродуктивному давлению они пока не научились массово противостоять. Соотечественницы верят в абстрактную силу женственности и готовы считаться “вторым” полом, зато главным их капиталом остаются красота и фертильность.

Тем не менее даже Западу понадобилось много лет, чтобы переварить и усвоить феминизм второй волны, а затем и третьей. России тоже требуется время.

Владимир Бородинотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
5
-3
Прокомментировать
Ответить
Читайте также на Яндекс.Кью
Читайте также на Яндекс.Кью