Почему Спартак не увёл свою армию в Галлию, а повернул на юг Италии?

1631
1
0
22 сентября
14:17
сентябрь
2015

Хотя я по роду своей нынешней специализации являюсь медиевистом, на первом курсе истфака МГУ я защищал курсовую работу "Цели и характер восстания под предводительством Спартака" в семинаре М.В. Дурново. В ней я, разумеется, касался этой темы, поэтому позволю себе привести здесь этот параграф.

"В 80 г. до н. э. в Испанию бежал один из видных политических деятелей Рима, Квинт Серторий. Во время противостояния Гая Мария и Луция Суллы (87-86 гг.) Серторий примкнул к первому и помог ему овладеть Римом, в благодарность за что получил должность претора и управление испанскими провинциями. С приходом к власти Суллы против него были направлены два легиона, и Серторий ретировался в Мавретанию, откуда в 80 г. до н. э. он отплыл в Испанию и стал во главе лузитанского войска, которое обучил и дисциплинировал на римский лад. Кроме того, он создал нечто вроде аналога Новому Карфагена Баркидов (из этого рода происходил известный Ганнибал). «Создавший вокруг себя “сенат” из 300 римских эмигрантов, Серторий освободил местное население от налогов и постоев, упорядочил суды, открыл школу для детей местной знати. Их учили латинскому и греческому языкам, и Серторий обещал со временем привлечь их к управлению государством, сознательно проводя политику романизации местной знати» (Коптев А.В. Несколько замечаний о восстании Спартака // режим доступа: ancientrome.ru). Против него упорно, но долгое время безуспешно воевали Цецилий Метелл и Гней Помпей.

<...>

Традиционно объяснение поворота Спартака на юг опирается на слова Плутарха, Флора и Аппиана о том, что тот, окрылённый своими успехами, решил идти на Рим (Plut., Crass., 9; Flor., Epit., II, VIII, 20, 11; App., BC, I, 117), или же его принудили к этому его люди (правда, эти слова Плутарха (Plut., Crass., 11) относятся к походу в Брундизий, но их легко переносят и на ситуацию в предгорьях Альп). Но уже в историографии XX века высказывались и другие точки зрения. Согласно одной (Мишулин, Машкин, Преображенский), Спартака не поддержало «италийское крестьянство кулацкого типа» Цизальпийской Галлии (Мишулин А.В. Спартаковское восстание. Революция рабов в Риме в I веке до н. э. М., 1936. С. 136; Машкин Н.А. История древнего Рима. М., 2006. С. 306; Преображенский П.Ф. В мире античных идей и образов. М., 1965. С. 62) (хотя она идёт в разрез с данными Аппиана: идя на север, Спартак имел в своём распоряжении 70 тысяч человек, а возвращаясь на юг – 120; конечно, античный автор мог путать цифры – в других источниках они разнятся – но вряд ли он ошибся, назвав порядок). Согласной другой, Спартак вовсе не желал уходить из Италии, он набирал силы для борьбы с Вечным городом (Дьяков В.Н. История древнего мира / В.Н. Дьяков, Н.М. Никольский. М.,1952. С. 621). Согласно третьей, ему помешал разлив реки По и нежелание армии оставлять богатую страну (Сергеев В.С. Очерки по истории древнего Рима. М., 1938. С. 268).

Взглянем на хронологию событий: летом 72 г. до н. э. Спартак подходит к предгорьям Альп, но неожиданно поворачивает назад; в это же самое время в Испании на пиру зарезан своим окружением бывший полководец Мария, Серторий; после его смерти Помпей быстро разгромил Марка Перпенну, бывшего пропретора Сицилии, который и составил заговор против своего командира, подкупленный римлянами. Напрашивается вопрос: не связаны ли эти два события друг с другом?

А.В. Коптев предположил, что Спартак двигался на север вовсе не затем, чтобы, согласно Плутарху, распустить свою армию, а затем, чтобы встретиться с Серторием, который, как считает Коптев, должен был вторгнуться в Италию: «Расклад политических сил показывает, что армия Спартака шла к Альпам на соединение с войсками Сертория, которые ожидались в это самое время из Испании» (Коптев А.В. Указ. соч.). У нас нет данных о готовившемся походе испанцев в Италию, здесь Коптев опять вступает на почву догадок и домыслов. Тем более, что в Испании по-прежнему находились неразбитые войска Метелла и Помпея, оставлять их у себя в тылу опытный полководец не стал бы, да и сами римские полководцы постарались бы не дать Серторию выйти из Испании, как это сделал почти 150 лет назад Ганнибал. Тем не менее, сама идея, высказанная Коптевым, кажется вполне логичной и правдоподобной. Спартак, будучи человеком дальновидным, как это явствует из его поступков, понимал, что одному против римлян ему не устоять, поэтому он и пытался вывести своих товарищей из Италии, но не на север, под удары галлов из «Косматой Галлии» (Gallia comata) и германцев из-за Рейна, и не на восток во Фракию, где его ждёт Марк Лукулл, а на запад: пройдя по побережью Средиземного моря, перейдя Пиренеи, он соединится с Серторием в Испании. Более того, в таком случае войска Помпея оказались бы между молотом и наковальней – между войсками бывшего популяра и армией бывшего гладиатора. В этой связи можно даже рискнуть предположить, что именно это опасение и побудило римлян подкупить Перпенну, однако никаких, даже косвенных, фактов, свидетельствующих в пользу такого мнения, у нас нет.

<...>

Но вернёмся к хронологии. Не добившись результата в переговорах о земле (как следует из сообщения Тацита, любые переговоры с дезертирами и рабами презирались в Риме и вообще считались недопустимыми), Спартак продолжил свой марш на север; теперь он шёл на соединение Серторием, но не в Цизальпийской Галлии, как полагал Коптев, а в Испании; но, разгромив наголову Гая Кассия у Мутины, он, очевидно, получил известие (даже в те времена новости распространялись быстро), что Серторий убит, а его армия разгромлена. Это резко меняло ход дела: теперь, в отсутствие союзника, на запад идти смысла не было; обосновываться в Нарбонской Галлии тоже было бы необдуманным поступком, потому что по этим землям будут возвращаться победоносные римские войска, а не имея поддержки извне, Спартак был бы обречён. И именно поэтому он и поворачивает на юг, причём теперь он старается не задерживаться в пути: «Он приказал сжечь весь лишний обоз, убить всех пленных и перерезать вьючный скот, чтобы идти налегке» (App., BC, I, 117). Эта спешка, очевидно, вызвана опасением, что из Испании на него двинется со своими легионами Помпей (что, в конечном счёте, и случилось позже).

Таким образом, автор настоящей работы считает, что Спартак преследовал в своём северном походе цель соединения с Серторием в Испании, а не роспуск восставших за Альпами. Во время похода, «возгордившись», он попытался завязать с римлянами переговоры о предоставлении ему земель, но получив отказ, оставил эту идею и вернулся к первоначальному плану. Поворот на юг в таком случае выглядит логичной реакцией на разгром испанцев силами Помпея".

21
1
Если вы знаете ответ на этот вопрос и можете аргументированно его обосновать, не стесняйтесь высказаться
Ответить самому
Выбрать эксперта