Сергей Золотарёв
21 апреля 20:01.
4344

Почему более сильный Китай до сих пор не решит вопрос с Тайванем так же дерзко, как он отстаивает свои интересы в Южно-Китайском море?

Ответить
Ответить
Комментировать
0
Подписаться
0
5 ответов
Поделиться

Сила бывает разная. Бывает жесткая, бывает мягкая. Незачем решать жесткой силой силой, то, что решается. Незачем рубить топором дерево ради яблока, которое все равно так или иначе созрев упадет тебе в рот. Это, к слову, то, что в упор не понимает один выросший в питерской подворотне президент великой державы. 

Китаю нет нужды ничего решать с Тайванем. Ему достаточно поддерживать рост своей гигантской экономики и укрепление экономических и культурных связей с  Тайванем, и Тайвань сам со временем станет китайским (причем, не столь важно, сохранит ли он при этом формальный суверенитет, это КНР как раз не волнует). Китайцы терпеливы и мыслят больше стратегией, а не тактикой. 

Илья Левинотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
12

>сила мягкая и жесткая>этого не видит в упор Путин. о чем речь?

0
Ответить

О, ещё один из подворотни.

-1
Ответить

Это ты о ком?

0
Ответить
Ещё 2 комментария

не столь важно, сохранит ли он при этом формальный суверенитет, это КНР как раз не волнует

Не могу согласиться. Волнует, и еще как волнует.
Вплоть до заперта ряду банков работать на территории Китая в случае если у них есть представительства на Тайване (было такое лет 10 назад, если прально помню), и не только банкам.

0
Ответить

Вообще-то, Китай уже давно рассматривает вопрос решения с Тайванем именно силовыми методами. Впринципе, КНР давно бы их захватили, если бы не помощь США Тайваню.

0
Ответить
Прокомментировать
АВТОР ВОПРОСА ОДОБРИЛ ЭТОТ ОТВЕТ

А как он жестко отстаивает свои интересы в Южно-Китайском море?) Есть Сенкаку, есть Спратли и еще кое-чего есть. Но статус то их до сих не четко определен. Если посмотреть на то, как развиваются отношения КНР со странами, претендующими на разные острова, а точнее территории в ЮКМ, то они, в общем, довольно не плохие. В одни моменты Пекин демонстрирует силу, в другие смягчает свою позицию, в третьи угрожает, а в четвертые делает что-нибудь еще.
На пример, в 2016 году Китай делал очень резкие заявления по поводу островов Спратли, а когда в Гааге было принято решение, что по закону они вообще-то должны принадлежать Филиппинам, КНР резко сбавила обороты (правда, все же не согласилась с решением международной инстанции).
Вообще, для китайской внешней политики очень не характерна черта однозначной жесткости, конфрантационности. Это объясняется не только некоей спецификой политической культуры, но так же и здравым смыслом - будешь махать дубинкой, тебе мало не покажется. Они видят, что происходит с Россией и совсем этого не хотят.
 Они так же видят, как в части стран растут антиамериканские настроения и выглядеть, как страна, насаждающая что-либо очень не хотят. посмотрите на их политику на Ближнем Востоке или в Африке, которая заключается в том, что бы сотрудничать с любыми режимами, какими бы они не были и выстраивать контакты преимущественно на экономической основе (правда, где экономика, там и политика, но это другой вопрос).
А еще крайне бояться показаться неким таким гегемоном, поглощающим большую часть экономических или природных ресурсов в других государствах . Их линия в Центральной или Южной Азии очень аккуратна и осторожна. Да, конечно, КНР очень многим овладела в данном регионе и пользуется там колоссальным влиянием. Но вы когда-нибудь видели, что бы китайцы там угрожали войной, открыто и явно на кого-то давили или что-то еще в этом духе? Безусловно, нельзя отрицать давления мягкого, но это уже совсем другое.
Теперь непосредственно к Тайваню, если вы решили дочитать это затянувшееся введение до конца). Прежде всего у Тайбэя фактически союзнические отношения с США. И Вашингтон просто так отдавать данный остров ни в коем случае не станет. Сейчас Тайвань активно продолжает приобретать оружие, прежде всего из Соединенных Штатов Америки. Так в 2015 году США продали Тайваню оружия на 1.8 миллиарда долларов. Среди поставок значились ракеты класса «земля-воздух», специальные средства для ведения радио- и электронной разведки, ПЗРК. Вы представляете, что значит применить силу против этого государства? Ну, конечно, Тайвань проиграет, но только скоро подоспеют американцы и вот тут проиграет Китай. Собственно, это главный аргумент против агрессивной политики КНР.
Но так же и остальные акторы международных отношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе (Россия, Японии, Южная Корея и страны Юго-Восточной Азии) вряд ли хотели бы резкого усиления КНР за счет поглощения Тайваня.
Что касается будущего Тайваня, то не могу согласиться с предыдущим ответом. Главная проблема для Китая в тайваньском вопросе — это время. С каждым годом молодежь, живущая на острове все больше идентифицирует себя именно как тайванцев, а не китайцев. Социологические исследование от 2015 года показали, что 82% тайваньцев в двадцатилетнем возрасте считают, что Тайвань не должен объединяться с КНР. Согласно опросу 2015 года, проведенному Национальным университетом Чэнчи, почти 60% жителей острова считают себя исключительно тайванцами, 33,7%26 идентифицируют себя одновременно, и тайванцами, и китайцами, по сравнению с 47,7% в 2004 году; и лишь 4,1% считают себя только китайцами, в то время, как еще в 1994 таковыми считали себя 26,2% населения. Тут же прибавляется различие в иероглифике (она просто разные на материке и острове), политическая культура.
Экономическая зависимость есть и она довольно большая. В торговле структуре Тайваня Китай составляет аж 24%. Да, много. Зависит и в других сферах. Но такая тенденция, во многом, обуславливается некоторым кризисом в народном хозяйстве Тайбэя особенно в период Ма Инцзю. Сейчас относительно новый президент Цай Инвэнь. Она приняла решение пойти по пути освобождения от зависимости с Китаем, путем усиления цифрового сектора в экономике и усиления связей со странами ЮВА. А еще они создают искусственные барьеры для экономической и инвестиционной деятельности у себя КНР. 
Получится или нет - неизвестно. Конечно, КНР сейчас бесспорный лидер в регионе. Но это не значит, что можно кого-то просто так взять и поглотить, пускай даже фактически. НО Тайвань в ближайшей перспективе вряд ли имеет шансы стать китайским в силу тех факторов, о которых говорил выше. Тот же Вьетнам не стал, хотя, конечно, присутствие там Китая просто огромное. Да такое, что Тайваню и не снилось. 

Максим Савиныхотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
10

А как он жестко отстаивает свои интересы в Южно-Китайском море?)

Плюёт на решение Гаагского суда и делает там всё что хочет

0
Ответить

Сергей Золотарёв , с одной стороны, да, согласен, Китай не выполнил решение Гаагского суда. С другой стороны, его риторика не такая жесткая хотя бы на словах, да и на деле он там особенно старается лишний раз мускулами не играть. По сути, там ведь не в островах дело. Речь идет скорее о морских акваториях. А это возможность добычи морепродуктов и нефти. Но это тоже скорее на поверхности. Особенно второй аспект, потому что черненькую прелесть там довольно трудно разработать. Акватории эти важны потому, что могут исключить теоретическую возможность блокады со стороны США Малаккского пролива в связи с последними торговыми войнами. Так же там могут проходить подводные лодки, будучи незамеченными. Однако, эти самые лодочки с боевыми зарядами и военные кораблики в общем и целом не мозолят никому глаза. Поэтому они там делают много того, что хотят, но и много не делают того, что хотят:-). Извините за тавтологию, но так, как есть:). 

+1
Ответить
Прокомментировать

Сегодня Китай не может присоединить Тайвань прежде всего из-за нежелания населения Тайваня. Авторитарный Китай может захватить Тайвань  и поддерживать его оккупацию неограниченно долго, но у авторитарного режима нет для этого сил. Экономическая либерализация даёт силы, но делает невозможной войну по внутренним причинам. Однако, мир скатывается к неоколониализму и Тайваню придётся выбирать к кому примкнуть. И тогда аншлюс вполне будет возможен.

1
Прокомментировать
Читать ещё 2 ответа
Ответить