Иван Проскуряков
21 апреля 16:31.
172

Насколько вероятно прямое военное столкновение Израиля и Ирана? И каковы прогнозы, возможные итоги и последствия?

Ответить
Ответить
Комментировать
4
Подписаться
1
1 ответ
Поделиться

Ситуация такова, что речь идёт не о вероятности, а об угрозе эскалации уже разворачивающегося прямого столкновения между Израилем и Ираном в Сирии. Стычки происходят регулярно. За 7 лет сирийского кризиса Израиль нанёс несколько сотен ударов по иранским целям, представляющим для него военную угрозу.

Тегеран втянулся в сирийский кризис не случайно и не для борьбы с терроризмом – Иран сам отнесён к числу стран, спонсирующих терроризм. Он, в частности, поддерживает и финансирует такие боевые группировки, как Хезболла в Ливане и Хамас в секторе Газа. В Сирии действуют как кадровые подразделения иранских вооружённых сил, так и несколько проиранских боевых групп, координируемых Тегераном, – всего около 70.000 военнослужащих и боевиков.

В Сирии Иран решает одну из главных своих внешнеполитических задач – уничтожение Израиля. Иранские лидеры не скрывают этой задачи, регулярно говорят о ней публично. Для этого Иран последовательно создаёт на сирийской территории вблизи израильской границы опорную военную инфраструктуру – базы, пункты управления, склады оружия – для систематических ударов по Израилю.

В ответ израильтяне прямо и открыто заявляли и продолжают заявлять, что будут уничтожать любую угрожающую их безопасности цель. В ноябре 2017 министр обороны Израиля А.Либерманн сказал: «В том, что касается Ирана, мы просто не допустим шиитской консолидации и укрепления Ирана в Сирии, как не допустим мы и того, чтобы Сирия была превращена в передовую базу операций против Государства Израиль».

Израильтяне наносят в Сирии удары по базам, конвоям, командным пунктам иранских сил и их прокси-групп в радиусе примерно 60 км от Голанских высот, которые Израиль удерживает после войны 1967.

Противостояние Ирана и Израиля в Сирии всё больше обостряется в последнее время.

11 февраля и затем 8 апреля с.г. израильские ВВС нанесли ракетные удары по базе Т4 недалеко от Пальмиры, с которой в феврале был сбит израильский F-16, а в апреле осуществлён запуск и разведывательного дрона вглубь территории Израиля.

В минувшую субботу, 21 апреля, главком вооружённых сил Ирана генерал Мусави вновь выступил с угрозами в адрес Израиля, заявив: «Можно быть уверенным в том, что в течение 25 лет это сионистское образование будет уничтожено. Но это не означает, что Корпус стражей исламской революции Ирана не предпримет инициативу и не атакует врага». Накануне в таком же агрессивном духе выступил заместитель командующего этого Корпуса генерал Хоссейн Салами: «Территория узка, весь Израиль находится в зоне поражения нашего оружия, включая военно-воздушные базы, поэтому не рассчитывайте на них… Израилю некуда бежать… Наши пальцы на спусковом курке, и ракеты готовы к запуску… Мы можем поразить жизненно важные цели нашего врага в любом месте, где пожелаем».

Эскалации кризиса поспособствовала и Москва своим недавним заявлением о готовности поставить Сирии зенитно-ракетный комплекс С-300. В настоящее время 2 комплекса С-400 размещены для защиты российских баз в Сирии. Более старые российские системы ПВО у Сирии уже имеются, но они малоэффективны в условиях современного боя. Теперь же, после удара коалиции западных стран по Сирии 14 апреля, Москва планирует передать сирийцам более современную ЗРК. Израиль считает, что этот шаг, в случае его осуществления, будет направлен против него и создаст угрозу его безопасности.

Израильский премьер-министр Б.Нетаньяху в ходе своих многочисленных контактов с российским руководством неоднократно предупреждал, что Израиль уничтожит любую систему ПВО на вооружении Сирии, которая угрожает ему. Надо отдать должное израильтянам - они не играют в кошки-мышки, предупреждают о своих действиях и последствиях враждебных им действий.

На фоне нынешней обостряющейся обстановки Израиль принял решение сократить по срокам проводящиеся в эти дни совместные с США учения ВВС на Аляске и вернуть обратно самолёты с экипажами.

Действия Ирана интернационализируют сирийский кризис, повышают риск вовлечения в него других стран. Особенность нынешней ситуации состоит в том, что большинство арабских стран в последнее время всё больше склоняется к преодолению вражды с Израилем, его признанию, если пока ещё не формальному, то точно фактическому. Значительно большую угрозу они видят в расширении влияния Ирана в регионе. Российская политика в регионе, как всегда, оказывается противоречивой: выступая против угроз уничтожения Израиля и развивая с ним сотрудничество по ряду направлений, Москва своими действиями и союзом с Ираном фактически поддерживает агрессию против Израиля. 

Андрей Авраменкоотвечает на ваши вопросы в своейПрямой линии
10
Прокомментировать
Ответить